ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Кое-какие предположения у меня есть.
Дитс дал понять, что с удовольствием меня выслушает.
– Холмс хорошо знает преступный мир, к тому же имеет доступ к архивам Скотленд-Ярда, а в случае надобности и к архивам Сюртэ. – Я уже не стал упоминать об архивах немецкой полиции. К чему такое усердие? – Полагаю, он ищет ловкого, сильного, но невысокого грабителя, который специализируется по верхним этажам.
– А почему именно невысокого? – Дитс постепенно проникался ко мне доверием.
– Вор быстро взобрался на балкон и еще быстрее спустился, в противном случае вы бы его заметили. Для человека крупного такое вряд ли возможно. Холмс считает, что мы имеем дело с акробатом, к тому же искусно владеющим боло. Ему удалось сузить список подозреваемых до одного человека, о чем он и сообщил в своей телеграмме.
– Но какая связь между всем этим и вашим пребыванием? Разумеется, ваша компания доставляет мне истинное удовольствие, – поспешил добавить Дитс, как истинно гостеприимный хозяин. – Ваши очерки о Шерлоке Холмсе, несомненно, талантливы.
Надеюсь, я принял эту похвалу великодушно, но на всякий случай ответил в духе Сократа:
– Исключаете ли вы возможность присутствия человека, отвечающего данному описанию, в здешних местах.
Разумеется, ему ничего не оставалось, кроме как кивнуть…
– Допустим, преступник находится здесь и готовится к новой попытке ограбления. В таком случае, – добавил я не без некоторой бравады, – мое проживание здесь, вероятно, заставило бы его воздержаться от осуществления дерзкого замысла.
Дитс снова просиял своей мальчишеской улыбкой.
– Вам, сыщикам, приходится предусматривать все возможности…
– Приходится учитывать все, до самых мелочей. А дело это очень и очень нелегкое. Факты тщательно просеиваются, элементы происшествия складываются в мозаику, образуя при этом узор, подсказывающий, что именно произошло и – что, возможно, еще важнее – произойдет в ближайшем будущем. Так постигается жестокая правда.
Не все ли равно, за кого тебя примут, за овцу или козу, если все равно съедят, подумал я. Дитс наверняка толком не понимает, о чем я, но я и сам не вполне себя понимаю. Однако слова мои звучат убедительно и приятно ласкают слух.
Я решил, что мне следует присутствовать при всех разговорах между Холмсом и клиентом, дабы мои же слова не были обращены против меня же.
Я и в самом деле слушал все их беседы, хотя дело обернулось совсем не так, как я предполагал.

8
ТРУДНАЯ НОЧЬ

Едва я зашел в свою спальню и шаги прислуживавшего мне Дули замерли в конце коридора, как случилось нечто совершенно непредвиденное, я даже едва не подпрыгнул от удивления. Невесть откуда раздался голос, причем голос знакомый, что, к сожалению, я не сразу осознал.
– Здесь нет посторонних, сэр?
Я не мог вымолвить ни слова, остолбенев от неожиданности, и, приняв мое молчание за знак согласия, из-под кровати выкатился Тощий.
– Силы небесные! Как ты здесь оказался, Гиллиган?
– Мистер Холмс велит вам действовать. У него нюх на такие вещи, и он считает, что действовать надо именно сегодня.
Я не стал спрашивать взломщика, каким образом он проник в спальню. С его опытом забраться в деревенскую усадьбу не представляло никакого труда. К чести моей будь сказано, я ответил ему совершенно деловым тоном.
– Что мне следует делать?
– Погодите немного, пока хозяин дома не завалится спать. Затем спуститесь вниз, скажите дворецкому Дули, что отправляетесь на прогулку, проберитесь в конюшню и оседлайте пару лошадей. Возвратитесь назад, и когда дворецкий…
– Дули.
– …запрет дом на ночь, наденьте костюм для верховой езды и ждите здесь. Мистер Холмс предполагает, что ночью будет настоящая катавасия, много беготни: в суматохе вы сможете незаметно выскользнуть из дома и найти лошадей. Выезжайте на главную дорогу, но держитесь подальше от деревьев.
– Что потом?
– Направляйтесь прочь от дома. Вас встретит мистер Холмс.
– Он уже здесь?
– Недавно приехал. Желаю удачи.
Гиллиган прислушался, приоткрыв дверь, затем тихонько выскользнул и был таков.
Некоторое время я сидел на кровати, одолеваемый сонмом размышлений. Холмс предупреждал, что мне отведена важная роль в разворачивающейся драме: так, видимо, оно и случится. Я, правда, решил, что роль для меня выбрана неподходящая. Ночная тревога. Скачущий по сельской местности явно отяжелевший врач, ни дать ни взять сторонник злополучного Стюарта, удирающий от пуритан. Как бы драма, о которой говорит Холмс, не превратилась в комический фарс!
Самолюбие, однако, не позволяло мне пасть духом, и я решительно отбросил мысль о позорном фиаско. Холмс видел во мне смелого любителя приключений, и я готов выйти на подмостки – в самую середину, – выступить как можно лучше, хотя меня так и подмывало забраться, как Гиллиган, под кровать и завернуться с головой в одеяло.
Выждав достаточно долго, я спокойно спустился по главной лестнице и прошел в заднюю половину дома. Дули я нашел в буфете, примыкающем к большой столовой. При моем появлении он спрятал экземпляр «Ля ви паризьен» и услужливо отпер заднюю дверь. Оказавшись в освежающем вечернем воздухе, я неторопливо двинулся, как бы наугад, пока не оказался на достаточном расстоянии от дома. После этого кратчайшим путем я поспешил к конюшням. Никого из грумов здесь не было, и я спокойно взял из кладовой все необходимое.
Отыскав стойло Фанданго, я, прежде чем набросить на нее узду, тихо заговорил с лошадью, чтобы она привыкла к моему присутствию. Затем вывел ее из стойла, надел и закрепил седло. Остальные лошади недовольно фыркали и тихо ржали, но я не обращал на них внимания, не без основания надеясь, что меня никто не заметит. А если и заметят, то тоже ничего страшного. Затянув подпругу, я закрепил повод у соседнего стойла, полагая, что стоявшая рядом лошадь, успокоенная видом Фанданго, не будет сопротивляться. Так оно и вышло. Оседлав обеих лошадей, я отвел их обратно в стойла. Вся эта операция заняла не более пятнадцати минут, и когда я постучал с черного хода. Дули, не раздумывая, впустил меня. Испытывая значительное облегчение при мысли о том, что я успешно выполнил первую часть задания, я возвратился в спальню, ожидая сигнала к началу второго акта.
Сидя в кресле, я приготовился к мучительному томлению в неизвестности, которое в подобных ситуациях бывает особенно непереносимым. Еще не так давно я наслаждался мирной атмосферой наших уютных апартаментов на Бейкер-стрит, и вот я уже в Суррее и даже не представляю, с кем мне суждено столкнуться. Дело-то начиналось довольно прозаически! Но внесение покойного отца нашего клиента в список действующих лиц драмы ввело в нее мрачные, даже зловещие мотивы.
Тут я вспомнил об агенте Майкрофта, который умер в нашем присутствии. Это странное событие, казалось, не имело никакой связи с вторжением Дитса в наши апартаменты, но, хорошо зная Холмса, я не сомневался, что он придерживается другого мнения. Все это как будто бы имело весьма отдаленное отношение к пребыванию некоего Джона Г. Ватсона в Суррее, но раздувающиеся ноздри Шерлока Холмса свидетельствовали, что он уже взял след.
Пришлось отмести все эти размышления мыслью о необходимости собраться с силами. Мне вот-вот предстоит действовать, я вскочил и принялся надевать костюм для верховой езды.
Затем, устроившись в кресле поудобнее, я наконец задремал, но тотчас вскочил, заслышав громкий шум. Снаружи доносились громкие обеспокоенные, а затем и полные ужаса крики. В комнату проник запах дыма, и мне даже пришла в голову смехотворная мысль, что это Холмс раскуривает свою трубку. Однако запаха табака я не почувствовал. У лестницы дым стал гуще. Боже праведный! Пожар!
Выбежав из ближайшей ко мне боковой двери, я увидел над конюшнями с рысаками огромные языки пламени. Как ни странно, но в этой суматохе и беготне я остался один. Все обитатели усадьбы отчаянно боролись с огнем, пытаясь спасти редких животных.
Я уже хотел было присоединиться, но во время вспомнил наставления Холмса и кинулся к конюшне для верховых лошадей. Направляясь к Фанданго, я слышал со всех сторон ржание и фырканье, ибо охваченные возбуждением и страхом животные нервно метались по стойлам. К счастью, запах гари ветер относил в сторону, не то они могли бы стать неуправляемыми. Мое появление, казалось, успокоило гнедую кобылу, я вывел ее из стойла, а затем взял за поводья другую лошадь.
С неожиданной для себя ловкостью и силой я вспрыгнул на Фанданго. Двинувшись вперед, повел второе животное за собой. Стоило нам выбраться из конюшни, как Фанданго сразу же почуяла поблизости огонь. Я пустил ее вокруг усадьбы, и она поскакала во весь опор, так взбрыкивая, что у меня стучали зубы. Обогнув усадьбу, мы помчались по главной дороге прочь от Мейзвуда. Я изо всех сил сжал поводья второй лошади: та, впрочем, ни на шаг не отставала.
Затем я попытался управлять трензелем, а в конце концов, схватившись рукой за седельную луку, вдруг непонятно почему вспомнил кличку второй лошади: ее звали Тайна – вполне подходит для Холмса. О Мать небесная, взмолился я, доеду ли я когда-нибудь до него.
Неожиданно на моем пути возникло препятствие: как всегда по ночам, белые ворота были закрыты. Отважная Фанданго и рядом с ней Тайна мчались слишком быстро, чтобы вовремя остановиться: поводья я выпустил, а если бы и держал, у меня все равно не хватило бы сил справиться с обеими.
Не слишком высокие белые ворота казались мне просто громадными. В отблесках луны белые доски, казалось, мерцали призрачным светом. Подумать только: я, посвятивший всю свою жизнь спасанию людей, погибну с переломленной шеей или с вонзившимся мне в тело острым концом доски! Вряд ли моя бедная мать, царствие ей небесное, могла когда-нибудь вообразить, что я паду, как один из тех злосчастных кавалеристов, которым не удалось пережить отчаянную атаку в Крыму.
Ворота были уже совсем рядом. Все еще держась одной рукой за седельную луку, а другой сжимая поводья второй кобылы, я инстинктивно пригнулся, как это делают охотники, в погоне за неуловимой лисой перемахивая через каменную стену. Цокот копыт вдруг смолк, и на какое-то мгновение я оказался в воздухе, как бы осуществляя своим полетом древнюю мечту человечества. Все это время, пока две великолепные лошади, вытянув ноги, летели над барьером, я чувствовал себя совершенно невесомым. Вероятно, зрелище было изумительным, мне самому, однако, посмотреть не довелось, ибо я закрыл глаза и еще крепче вцепился в луку, не имея даже времени помолиться за спасение своей драгоценной души.
В следующий момент мы тяжело приземлились на дорогу. Ноги у меня выскользнули из стремян, и я чудом удержался в седле.
Перескочив через препятствие, в видимом облегчении Фанданго замедлила свой бег, я сумел поймать развевающиеся по воздуху поводья. Откинувшись назад, я все же натянул их, и Фанданго, а затем и Тайна значительно сбавили скорость. И тут меня окликнули:
– Эй, Ватсон!
В полутьме на обочине стоял Холмс и махал белым платком. Я был так поражен, услышав его голос, так изумлен тем, что остался жив, что почувствовал вдруг невероятный прилив сил. Левой рукой, которая мгновение назад буквально отваливалась, я перебросил поводья направо, нагнулся сам, плотно прижав Фанданго к Тайне и остановил обеих лошадей рядом с Холмсом.
Великий сыщик подхватил выпущенные мной поводья, остановил Тайну за трензель, точно также он поступил и с Фанданго, все это время не сводя с меня изумленного взгляда. Взмыленные лошади тяжело дышали, котелок-дерби у меня на голове съехал набок. Отклонись я чуть в сторону, и свалился бы с седла, как мешок с мукой. Момент был напряженным, ситуация критической, но Холмс все еще глазел на меня так, будто перед ним вдруг открылись неведомые перспективы. Я не раз писал, что мой близкий друг наделен редкой способностью одним взглядом оценивать обстановку, в один миг представлять себе происшедшее, но на этот раз он пребывал в необычной для него растерянности.
– Ватсон, дорогой, глядя на вас, я едва не лишился дара речи. Ворота в добрых пять футов вышиной вы преодолели, как казак, на полном скаку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...