ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мой сигнал с моста позволил им проследить за нужным вагоном, и они установили, что ящик с мечом был отправлен на «Хишури Каму». Этот предмет не значится в судовом манифесте, но в холодильном отделении находится другой довольно необычный предмет – гроб с телом Сидни Путца.
– Кого?
– Человека, который участвовал в нападении в доках. Его сшиб Берти.
– Вы хотите сказать – убил?
– Навряд ли. Скорее всего его прикончили по приказу Чу за то, что он не выполнил возложенного на него поручения. Гроб должен быть выгружен в Александрии.
Я растерянно покачал головой, а Холмс резким нетерпеливым голосом добавил:
– Подумайте хорошенько, Ватсон. Меч отвезли на торговый пароход, где находится гроб с останками Сидни Путца, одного из людей Чу Санфу, убитого во время неудачного нападения на агента Майкрофта. Может ли быть такое совпадение случайным? Меч, конечно же, спрятан в гробу, который следует выгрузить в Александрии. Это и есть пункт его конечного назначения. Для чего еще перевозить в Египет тело какого-то преступника, как не для того, чтобы спрятать в гробу легендарный меч?
– Но почему меч надо перевозить именно в Египет?
– По своему обыкновению, Ватсон, вы споткнулись о самую главную проблему, стоящую перед нами. В самом деле, почему? На этот-то вопрос нам и предстоит найти ответ и, к счастью, в запасе у нас еще есть время. «Хишури Каму» – тихоход, по пути он зайдет во многие порты. Но пока судно не прибудет в Александрию, меч в полной безопасности и нам хватит времени, дабы принять необходимые меры.
– А время нам, безусловно, потребуется, – начал я, но прежде чем успел изложить свое мнение по этому вопросу, Холмс перебил меня, видимо, торопясь перейти к другим, более важным темам.
– Избавьте меня, дорогой друг, от сетований по поводу вопросов, порождающих новые вопросы. Мы знаем, что меч действительно существует. Сейчас он находится у Чу Санфу, украденный его людьми. Мы знаем, где он и куда его везут. Осталось найти лишь соединительное звено. Одно упоминание о Египте должно натолкнуть вас на мысль об убитом агенте Майкрофта, о том, что перед смертью он назвал имя Чу Санфу, и о той необычной древней реликвии, которую мы у него нашли.
– Майкрофт предполагал, что найдена неоткрытая древняя гробница, это очень воодушевляло его. Но ведь Древний Египет существовал задолго до появления пророка Мухаммеда. Много тысячелетий.
– По крайней мере за три, – согласился Холмс. – Ваше замечание очень кстати. Тут надо хорошенько подумать.
Для размышлений Холмсу всегда требовались факты. Необходимо было глубоко изучить предмет, провести тщательное расследование. И нет исследователя более дотошного, чем тот, кто не ищет новых знаний, а всячески углубляет уже имеющиеся. Такой исследователь обладает поистине поразительной способностью: он знает, где найти то, что он ищет. Наши комнаты на Бейкер-стрит, где хранились многочисленные отчеты о расследованных Холмсом делах – моя законная гордость, – его книги и газетные подшивки, походили на небольшие библиотечные залы. Это впечатление усугублялось обилием работ и исследований по Египту и Долине Нила, занимавших не только столы, но и прилегающие к ним участки пола. Мне стоило большого труда поддерживать хоть какую-то видимость порядка. Окидывая комнату взглядом, я вспоминал те далекие дни, когда судьба в лице молодого Стемфорда впервые свела меня с Холмсом. Я тогда довольно небрежно оценил его знания. Снисходительно признавая, что он имеет очень хорошее знакомство с химией и еще лучшее – с сенсуалистской литературой, я считал, что он совершенно не разбирается в философии и астрономии и очень слабо – в политике.
С течением времени многое изменилось. Сначала мой друг приобрел солидные познания в астрономии, на что его, очевидно, подвиг недоброй памяти Мориарти, написав свою «Динамику астероида» – книгу, приобретшую европейскую известность. Его необыкновенно способный ум легко проникал в любые отрасли естествознания, отнюдь не связанные с расследованием преступлений. Периодически его умственная деятельность достигала поразительной интенсивности, что позволяло ему овладеть всякой наукой, которой он в данный момент уделял внимание.
Я наблюдал страстное увлечение Холмса средневековой архитектурой, а также музыкой шестнадцатого века: это последнее увлечение вылилось в монографию о полифонических мотивах Орландуса Лассуса Орландус Лассус (Орланди ди Лассо, ок. 1532–1594) – великий композитор фламандской школы, среди других сочинений писал и мотеты, вокальные многоголосные произведения.

, наилучший в глазах экспертов трактат на эту тему. Теперь сыщик мертвой хваткой вцепился в египтологию, хотя на этот раз им руководила отнюдь не прихоть, а необходимость, продиктованная спецификой нашей деятельности. Возможно, это было возрождением его прежней страсти, зародившейся еще на Монтегю-стрит. Как бы там ни было, мой друг теперь полностью отдавался изучению книг, обычно сразу трех или даже более.
И такова была его великолепная память, что через несколько дней он посвятил целый обеденный час подробной лекции о египетских и нубийских изысканиях Джованни Бальцони, о котором он прежде не знал даже понаслышке. Египетская архитектура, ювелирные изделия, религии Древнего Египта, различные предположения о методах сооружения пирамид – этот список можно было продолжать до бесконечности.
Некоторое время я слушал внимательно, затем отключился в страхе, что вот-вот почувствую на зубах скрип песка далеких пустынь. Холмс уселся на своего египетского конька, явно стараясь отыскать что-то необходимое, но я невероятно отчетливо видел, что он так ничего и не нашел.
Последние дни и ночи, однако, вовсе не были заполнены безмятежным отдыхом дома. Люди сыщика усердно что-то разнюхивали. Как-то, посетив несколько своих клиентов, я приятно поболтал с одним из коллег в баре клуба «Багатель», откуда направился на Бейкер-стрит. Недалеко от Стренда я увидел Холмса, стоящего под маркизой книжного магазина, с открытым томиком в руке. Перед ним в почтительном полупоклоне склонился Скользкий Стайлс. Они, почти не шевеля губами, о чем-то односложно переговаривались. Холмс очень любил назначать встречи в книжных лавках, и теперь у меня не оставалось сомнений – Чу Санфу он держал под стеклянным колпаком.

10
НОВОСТИ СЭРА РЭНДОЛЬФА

Происшествие в Суррее уже подернулось легкой дымкой забвения, ибо вся наша последующая деятельность, имеющая к этому отношение, казалось, резко прекратилась. Я уже привык к постоянному пребыванию Холмса в наших апартаментах, что прежде случалось крайне редко, лишь когда какое-нибудь важное дело вытесняло на задний план все остальные. Но вот однажды ранним утром я обнаружил, что его нет. Однако за завтраком он присоединился ко мне и даже соизволил отдать должное яичнице с беконом и вкусным ячменным лепешкам, приготовленным миссис Хадсон. Он выглядел задумчиво, но я не заметил в нем того нервного беспокойства, которое бы свидетельствовало, что он мучается неопределенностью. Он проявлял явную сдержанность, а я терпеливо ждал, и наконец он счел нужным подытожить дни кажущегося бездействия.
– Мы зашли в тупик, Ватсон. Перед нами барьер, который невозможно преодолеть с помощью ускоренного изучения египтологии, не помогли нам и недавние события – ключа к разгадке этой тайны до сих пор нет. Мои собственные интеллектуальные ресурсы исчерпаны, и сегодня утром я первым делом посетил клуб «Диоген». Майкрофт, если помните, прибыл на Бейкер-стрит по нашей просьбе, и я должен был нанести ему ответный визит.
– И оказалось, что ваш брат находится в подобном же состоянии? – высказал я свою догадку.
– Более того, он озабочен еще сильнее, чем прежде. Состоялся целый ряд совещаний – в Афганистане, Сирии, Палестине, Персии и Аравии. Совещания эти религиозного характера, поэтому сведения о них весьма скудны; самым многолюдным и длительным было совещание, происходившее в Великой мечети в Дамаске. Главное, что там обсуждалось, – распространение мятежного духа на Востоке, особенно в Египте. Ислам объединил добрую сотню разрозненных народов, однако он разделен на множество сект, семьдесят две, если быть точным. Если какое-нибудь божественное откровение, великое чудо сплотит последователей полумесяца, можете представить себе, к каким результатам это приведет.
– Может быть, возвещано второе пришествие Пророка, – воскликнул я во внезапном озарении.
Холмс мрачно кивнул.
– Чтобы попытаться выйти из этого тупика, я договорился о встрече с сэром Рэндольфом Рэппом. Надеюсь, вы свободны и сможете сопровождать меня сегодня утром.
Я с готовностью принял это предложение. Меня интересовал не только сам этот джентльмен, но и окружающая его необычная обстановка. Его теории в значительной мере совпадали с некоторыми взглядами Холмса, а его влияние, пусть непрямое и неявное, было чрезвычайно сильно.
Но пока я собирался ехать в Майфэр, явился Уиггинс, предводитель нерегулярной армии уличных мальчишек, которые являли собой глаза и уши Холмса. На сей раз юнец ничего не сообщил, прибыл просто как посыльный.
– Это просил передать вам Тощий, мистер Холмс.
Холмс взял записку из грязной лапы Уиггинса и, пробежав ее глазами, поблагодарил и отпустил маленького помощника, наградив его шиллингом.
– Тощий начеку, Ватсон, – задумчиво пробормотал он. – Через двадцать четыре часа Чу Санфу и его люди должны отплыть на его личной яхте в Венецию.
– Что это может означать?
– Ничего. Если, конечно, мне не изменяет память. – Открыв книжный шкаф, Холмс снял с полки и развернул ллойдовское «Расписание движения пароходов». – Я был прав. «Хишури Каму» не заходит ни в Венецию, ни в любые другие итальянские порты.
– Меч везут в Египет, а Китаец плывет в Италию. Неужели в эту и без того сложную игру внесен какой-то новый элемент?
– Хотел бы я знать ответ на этот вопрос, старина. А пока поехали в Мейфэр. До сих пор я все время держал Чу Санфу под наблюдением и отнюдь не намерен лишаться своего преимущества. Возможно, нам тоже придется совершить путешествие.
Усадьба Рэппа в Мейфэре, казалось, ничуть не изменилась. Сквозь деревья проглядывал все тот же довольно обветшалый дом, обнесенный со всех сторон забором из железных прутьев. Добраться до него можно было по единственной подъездной дороге, мимо сторожки. Будучи уже знакомы с этим необычным жилищем, мы с Холмсом покинули кеб и представились рослому, решительного вида человеку, который, только узнав нас, открыл ворота.
Кроны деревьев почти целиком закрывали дом с улицы, но возле дома не росло ни одного дерева, здесь находились только ровно подстриженные газоны. Место походило на пустой бильярдный стол. Где-то не очень далеко слышалось грозное рычание собак, нетрудно было догадаться, что это нервно мечутся в своих загонах доберман-пинчеры. С наступлением ночи собак выпустят во двор и появиться там одному будет равносильно самоубийству. Империя дорожила Рэндольфом Рэппом и принимала все необходимые меры для обеспечения его безопасности.
Дворецкий Рэппа, в котором без труда угадывался отставной полковой кузнец, провел нас внутрь. Мы с Холмсом вновь увидели типичную привлекательную обстановку английского дома. Лишь кое-где между дорогими коврами поблескивали полоски хорошо отполированного паркета. Флотский адмирал мог бы провести своей безукоризненно белой перчаткой по любому предмету мебели, не боясь, что к ней прилипнет хотя бы пылинка. Поленца в камине и в стоящей рядом корзинке оказались все примерно одной формы и величины. Ни на одной из них не было потеков смолы, из-за чего дрова могли бы вспыхнуть с жутким треском. Картины висели ровно, как по линеечке, в подходящих для них местах. На двух больших масляных полотнах красовалась подпись Джона Эверета Милле, а то, что висело над большим диваном, несомненно, принадлежало кисти Беллини.
Если большая прихожая и гостиная отражали взыскательный вкус достаточно чопорной Аманды Рэпп, кабинет сэра Рэндольфа Рэппа, куда нас ввели, – его, можно сказать, святая святых, – отнюдь не являлся образцом порядка.
После ухода дворецкого бывший профессор, ныне специалист по мотивации человеческих поступков, поднялся из-за огромного стола, заваленного заметками, письмами и отчетами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...