ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Размахивая зажатым в костлявой руке мечом, Чу ринулся к Холмсу. И вдруг послышался свист выпущенной из маузера пули. Меч переломился прямо в руке у Чу. Тот зашатался и пристально вгляделся в изукрашенную рукоять. От лезвия меча осталась лишь узкая полоска стали, которая все еще представляла собой смертельную опасность. Поняв это, Китаец с дико выпученными глазами вновь рванулся к моему злосчастному другу. Выкрикивая предупреждения Холмсу, я пытался остановить Чу, и тут вдруг, откинув войлок, появился Вейкфилд Орлов со смертоносной шляпой в руках. Нечеловечески быстро он оценил ситуацию. Легкое с виду, почти небрежное движение кистью – и вот уже его шляпа в воздухе. Остро заточенной кромкой полей она врезалась в затылок Чу Санфу, и Китаец упал прямо на обломок меча. Чуть слышный стон, последние конвульсии – обломок меча пронзил его насквозь и он испустил последний вздох. Меч и в самом деле проложил ему путь в мир иной.
Совместная атака Крошки, Берлингтона Берти и Орлова повергла собравшийся здесь сброд в безудержную панику. Отпихивая друг друга, все кинулись к выходу, одержимые одним желанием – спастись от этих грозных вершителей так неожиданно обрушившегося на них возмездия. В мгновение ока Орлов оказался рядом с Холмсом, несколькими ударами своего метательного ножа освободил Холмса из мерзких пут, затем вызволил и меня. Бежавшие в страхе преступники попали прямо в руки полицейским, которые вошли через черный ход здания. Увидев блюстителей порядка и впереди дома, я понял, что сражение закончено и победа осталась за нами.
В огромной толпе арестованных, полицейских и солдат я тщетно выискивал глазами Шади, ибо не забыл, что это именно он помешал Чу Санфу расправиться с Холмсом, пока не подоспел Орлов. Но Шади исчез, словно растворился в воздухе, в чем, однако, не было ничего удивительного, ведь этот человек умел лазать по стенам.

20
ПОСЛЕСЛОВИЕ

Уже вот-вот забрезжит утренняя заря, а мы еще только-только очутились в уютном покое гостиницы Шеперда. Остатки банды Чу Санфу были схвачены и заточены в тюрьму, в Лондон полетели соответствующие телеграммы. Окончательное завершение всего этого громкого дела поручили полковнику Грею, и он успешно оберегал нас от многочисленных поздравлений военных и гражданских властей. Кризис, по общему признанию, уже миновал, и мы смогли наконец устраниться от тяжкой необходимости принимать важные решения.
Когда Орлов присоединился для дружеского возлияния к нам с Холмсом, Крошка и Берлингтон Берти уже похрапывали в соседней комнате. Обычно почетную обязанность виночерпия исполнял я, но на этот раз за дело взялся Холмс. Что уж тут говорить, приятное это дело, – наслаждаясь царящим вокруг спокойствием, потягивать бренди с содовой.
Мы с Холмсом тщательно воздерживались от упоминания о том, с какой молниеносной быстротой, ворвавшись через занавешенное окно, Орлов спас моего друга, а возможно, и меня самого. Это, пожалуй, смутило бы тайного агента. Но оставались еще кое-какие вопросы, и Орлов не замедлил затронуть их.
– Как быть с Долиной царей?
– Думаю, самое разумное – умолчать, – тотчас откликнулся Холмс. – Кипение в котле прекратилось, и для того чтобы не обострять обстановку, пока, во всяком случае, желательно избегать всяких сенсационных открытий и не привлекать к этому месту внимания.
Орлов согласно кивнул.
– Люди Грея очень умело пустили слух о лжепророке и теперь, с исчезновением Чу Санфу, волнение постепенно уляжется.
– Да, конечно, – вмешался я, – газетное сообщение развеяло всевозможные домыслы. Поскольку меч находится в Англии…
Заметив, что оба моих собеседника смотрят на меня странным, я бы даже сказал, насмешливым взглядом, я тотчас осекся.
– Дорогой друг, – вздохнув, произнес Шерлок Холмс, – надеюсь, вы и впредь будете мне безоговорочно верить, но должен сознаться, никакого сообщения ни в «Аль-Ахрам», ни в какой-либо другой газете не было. Это была маленькая хитрость, преследовавшая одну-единственную цель – отправить одного из людей на улицу. По этому условному сигналу Крошке, Берти и Орлову вместе с местными силами следовало переходить к атаке. Я предвидел, что мы можем оказаться в затруднительном положении, и посему просил наших ребят быть рядом и в случае надобности выручить нас. Как оказалось, я поступил весьма предусмотрительно.
Только тогда наконец в мозгу моем что-то прояснилось.
– Так за нами следовали от самой гостиницы?
Холмс кивнул.
– Нас сопровождал целый эскорт, не только Шади. Мы отправились в район, где, как я полагал, укрывается Чу Санфу, и предоставили событиям развиваться своим чередом. Как только Орлов узнал о нашем местопребывании, он сразу же отправился за подкреплением.
– Я ожидал, когда выйдет один из людей Чу, прежде чем ворваться в здание.
– Совершенно верно. В этом плане были слабые места, но я не мог придумать ничего лучшего. Вы были правы, когда заподозрили, что я как будто стремлюсь попасть в плен, Ватсон. Надо же было каким-то образом разделаться с Чу. И нам повезло, что он так неловко упал на меч.
Я решил воздержаться от каких-либо комментариев. Да, Китаец упал на обломок меча, но ведь я видел, как его настигла смертоносная шляпа Орлова. Возможно, он умер еще до падения, но я не стал развивать эту мысль.
– Стало быть, обратно в Лондон? – поинтересовался Орлов.
– Через Берлин, – к моему удивлению, ответил Холмс. – У меня там остался небольшой должок.
Холмс не спеша подошел к окну и стал смотреть на улицу и усыпанное звездами ночное небо, где только что появились первые розовые проблески утренней зари.
Пока я переваривал очередную новость, Орлов вновь заговорил на уже затрагивавшуюся им тему.
– Вам, вероятно, опять будет предложен титул баронета. Примете ли вы его на этот раз?
– Вряд ли. Думаю, мой первый отказ произвел неблагоприятное впечатление. Во всяком случае, я уже щедро вознагражден за участие в этой необычайной истории.
Я хотел было расспросить Холмса о подоплеке, но он вдруг резко отвернулся от окна.
– Должен сказать, что это был план Безумного Шляпника Один из персонажей повести Л.Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес». Как гласит английская пословица, «безумен, как шляпник» (as mad as a hatter).

, вполне, однако, осуществимый.
– Да объяснитесь же, Холмс, – настойчиво попросил я.
– Вы почти все угадали, старина. Не важно, что вы думаете. Важно, что подумают лондонский портовый рабочий, парижский портной и немецкий булочник, если прочитают об открытии новой гробницы, которая впервые предстанет неприкосновенной перед глазами современного человека. Печати на внутренней двери нетронуты, а внутри находятся золотые таблички, которые дают новое представление о первом мусульманском пророке.
– И как это смог осуществить Чу? – полюбопытствовал Орлов.
– Внутренняя дверь сложена из камня. Чу вполне мог проделать в ней отверстие и сунуть таблицы внутрь. Для этого хватило бы и небольшого отверстия, которое тут же можно замуровать. Это открытие потрясло бы основание многих религий, не только ислама. Не забывайте, что эта страна обладает непостижимыми чарами. Вы уже упоминали, Ватсон, о Чарлзе Пьяцци Смите, человеке с достаточно впечатляющими верительными грамотами. Вы знаете, он был королевским астрономом Шотландии, так вот он был совершенно убежден и пытался внушить другим свое убеждение о том, что внутренние размеры Великой пирамиды предвосхищают всю историю человечества.
Подавив зевок, я поднялся на ноги.
– Послушайте, Холмс, вы уже разрешили эту проблему, поэтому не стоит тратить время на обсуждение того, что могло произойти. С этим делом покончено, и навсегда.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Я оказался не прав: еще не все было кончено с этим делом. Дела завершаются не так-то быстро, как представляется вначале. Мы с Холмсом вернулись на Бейкер-стрит через Берлин. В немецкой столице сыщик возвратил две золотые таблички их законному владельцу, знаменитому коллекционеру – герру Маннхайму. Промышленник получил их в первоначальном виде, ибо Холмс с помощью Грея убедил Феномена Макса стереть фальшивые надписи и восстановить подлинные. Холмс умеет убеждать людей. Герр Маннхайм решил отозвать обвинение против злосчастного Хайнриха Хублайна, и через шесть месяцев благодаря влиянию стального магната молодого Хублайна выпустили из заключения. Не знаю, примирился ли он со своим отцом, Шади. Иногда в ночной мгле я вздрагиваю при мысли о том, что мы с Холмсом способствовали освобождению двух людей, умеющих лазать по стенам. Но ведь тогда это казалось чем-то вроде забавной шутки.
Окончательно дело завершилось примерно в то же время, когда освободили Хублайна. Я искал нашу чековую книжку и, не раздумывая, открыл верхний левый ящик бюро, где Холмс обычно хранил свои бумаги. На самом верху, между двумя стеклами, я увидел какой-то листок. Кажется, он лежал на письме Ирен Адлер. В мои намерения никак не входило совать нос в личные дела моего друга, но я вдруг узнал почерк. Слова, что там были написаны, я помню наизусть.

Холмс, как только раздастся вой шакала, я атакую с тыла в сопровождении отряда легкой кавалерии.
Победа будет за нами.
Искренне ваш Ватсон.

Теперь понятно, что имел в виду Холмс, говоря, что щедро вознагражден за это необыкновенное дело.




1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...