ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


– Привет, Майкл! – крикнул Дебри через весь коридор, едва завидев старого знакомого.
– А? – спросил Майкл.
– Майкл, ты что, меня не узнал? – спросил Дебри. – Это я, Дебри. Да, я теперь в черных штанах, но это потому, что меня повысили.
– Ага, меня тоже, типа, повысили, – тяжело вздохнул Майкл. – Больше никогда не буду иметь дело с телевидением, да и тебе, Дебри, не советую. Ты знаешь, что запись получасового эфира растягивается на пять часов?
– Что, правда? – удивился Дебри.
– И еще два часа на меня напяливают этот клоунский наряд, а потом целый час уходит, чтоб его снять, – продолжал жаловаться Майкл. – У тебя нет фирменных сигарет?
– С плантаций? – переспросил Дебри. – Оттуда у меня ничего нет. Я ж не курю, мне и не поставляют.
– Значит, пора переходить на новый экспериментальный сорт травы, – вздохнул Майкл. – А то обычный розовый драйвер меня уже не вставляет.
– Бросить не пробовал? – спросил Дебри.
– Щас – бросить! – воскликнул Майкл. – Ты не представляешь, с какими дебилами приходится разговаривать! Я, конечно, догадывался, что в Нью-Йорке за последние десятилетия полно всякой сволочи развелось, но ведь теперь все эти уроды, как один, звонят в «Гламурный фашизм», чтобы сбросить негативные эмоции! Я тут… короче, от такой работы кони дохнут!
– Да, Майкл, ты что-то как-то похудел, – пробормотал Дебри, внимательно оглядев друга. – И у тебя круги под глазами…
– Опять? – спросил Майкл и крикнул: – Эй, Тим, тащи еще бочку тонального крема, гримировать меня будем! Вот, Дебри, до чего меня все это довело! Спать не дают!
– А что ж ты на такую работу согласился? – спросил Дебри.
– Ну, во-первых, долги надо отдавать, – ответил Майкл. – И люди, коим я задолжал, признают только наличные деньги. Ладно, хоть пока еще доллары принимают, все грозятся, что скоро будут брать только в твердой валюте – в евро, в смысле. А еще Хамэрхэд отправил меня помогать сэру Эльдорадо, так как самому Хамэрхэду некогда – пока он спал, у него сын родился.
– Сын? – спросил Дебри. – У Царя Сна? И какой же у него титул? Что-то типа «Принц Дрёма»?
– Понятия не имею, – ответил Майкл. – Я трое суток не спал. А титул они, кажись, еще не придумали. Но «Принц Дрёма» – хорошо звучит, я Хамэрхэду идейку подкину. Спасибо тебе, Дебри!
– Да не за что, – усмехнулся Дебри. – Ты лучше объясни, кто и зачем придумал ваш «Гламурный фашизм»?
– Значит, если в общих чертах: сэр Эльдорадо, Альф и вся компания взялись за уничтожение так называемого «арийского проекта». Слышал о таком?
– Краем уха, – ответил Дебри.
– Короче, это как бы идеологическая концепция Повелителя Драконов, – вздохнул Майкл. – Он в свое время создал режим Гитлера, Сталина, Римскую империю и прочие мерзкопакостные вещи. И сейчас готовит идеологию, призванную создать очень жесткое общество.
– Господи!!! – воскликнул Дебри.
– Ничего, проект уже почти остановили, – успокоил его Майкл. – Ударение ставь на слове «почти». Ты про битву на Аляске что-нибудь слышал?
– Слышал, что там кого-то недобили, – ответил Дебри.
– Недобили, – кивнул Майкл. – Девяносто шестой год, последняя битва в заснеженных горах. Короче, еще в тридцатых годах 20-го века Повелитель Драконов и его ребята разработали запасной план – на случай, если Гитлер со Сталиным провалятся. По этому плану, на вершину мирового господства должны были взойти Штаты.
– Круто! – воскликнул Дебри.
– Да ты погоди, дослушай до конца, – сказал Майкл. – Альф тогда взялся с ними бороться здесь, а Эльдорадо помогал другим могущественным магам разваливать СССР. Ну, и вот в девяносто первом году наши победили. Блин Клинтон провозгласил светлый путь, и все такое. Довольно быстро вычислили вражескую базу на Аляске, и ударили по ней всеми силами в девяносто шестом. Славная была победа, да только…
– Что? – спросил Дебри.
– Ну, как ты и сам слышал, часть врагов тогда недобили. А потом… я тут сам всего не знаю, но одним словом, обнаружили и в наших рядах множество предателей и двойных агентов. Была еще битва в девяносто седьмом году… ну, а дальше уже все совершенно секретно.
– Что, история последних десяти лет строго засекречена? – спросил Дебри.
– Угу, – кивнул Майкл. – Пока еще не разобрались, куда эта кривая вывезет и какой мир окажется реальным, а какой вымышленным.
– А что, и такое бывает? – спросил Дебри.
– Это ты у писаки спроси, – ответил Майкл. – Ему виднее. Ну, а моя роль во всем этом весьма скромная – своей передачей «Гламурный фашизм» я осуществляю стёб над фашистской символикой. Это нужно, потому что Повелитель Драконов решил ее реанимировать в своем «арийском проекте». И у него уже есть армия зомби, готовая принять любую идеологию. Но проблема в том, что, помимо зомби, к проекту могут примкнуть и обычные люди. А поведением обычных людей очень легко манипулировать. Достаточно высмеять определенную идеологию – и люди на нее не поведутся, просто не воспримут ее всерьез. Вот этим я здесь и занимаюсь.
– Круто! – кивнул Дебри.
– А ты здесь зачем? – спросил Майкл. – Неужели просто навестить меня пришел?
– Да нет, я студию звукозаписи покупаю, – ответил Дебри. – Вроде как. Только не знаю, зачем.
– Я с этим дела не имею, – сказал Майкл. – Только могу сказать, что студию ты не покупаешь. В смысле, официально студия, конечно, переходит из собственности одной организации в собственность другой организации. Но вот только, если обеими этими организациями владеет Маклауд или Эльдорадо, то контракт этот твой не более, чем…
– Фуфло? – предположил Дебри.
– Ну, зачем же так грубо, – усмехнулся Майкл. – Назовем это «прикрытием». Ты ведь и раньше обеспечивал прикрытие, верно, Дебри?
– Ага, – кивнул Дебри.
– Ну вот, ты все еще занимаешься тем же самым, – улыбнулся Майкл.
Дебри хотел еще что-то спросить, но тут из соседнего павильона донесся крик:
– Майкл! Ну, где ты ходишь! Тональный крем принесли, иди гримироваться!
И Майкл Слип, напоследок затянувшись своей необычной сигаретой, отправился в гримерную – продолжать борьбу на невидимом фронте, в смысле, на телеэкране.
А Джон Дебри отправился подписывать липовый контракт – и это тоже была часть невидимой войны. Дебри даже подумал на секунду, что все многочисленные контракты, подписанные в Нью-Йорке за последние десятилетия, тоже всего лишь прикрытие для извечной борьбы между темными силами и силами света. Когда-то эта борьба велась огнем и мечом, а сейчас сместилась в настолько тонкие сферы и, вместе с тем, так переплелась с повседневностью, что даже просто вставляя пластиковую карточку в банкомат или покупая в «Макдональдсе» гамбургер, человек неосознанно подыгрывал той или иной стороне.
«Главное – верить, – подумал Дебри. – Верить в силу света. Хоть сэр Эльдорадо и говорил, что лучше не верить, а самому во всем разобраться. Но, кажется, я разобрался, что лучше верить в добро и свет. Потому что, когда веришь в свет, любое твое действие становится актом маленькой победы светлых сил. Просто верить надо в абстрактный свет, а не в конкретного Бонда».

Необычный взрыв

Когда «Мерседес» Джона Дебри остановился у старого здания на окраине Нью-Йорка, в этом здании что-то произошло. Что-то такое, от чего в трех окнах этого здания выбило стекла, потом волна достигла «Мерседеса» и, когда Дебри пришел в себя, он обнаружил два странных обстоятельства.
Первое: в «Мерседесе» больше не было стекол, их осколки усеяли салон и небольшое пространство вокруг машины. Второе: у Дебри звенело в ушах. Причем гораздо сильнее, чем обычно. Вернее, так в ушах у Дебри еще не звенело никогда. И Дебри понятия не имел, чем это можно было бы объяснить.
Минуты две у Джона и его водителя ушло на восстановление слуха. Как только они смогли услышать друг друга, Дебри сказал:
– Значит так, я пойду выясню, что это было. А потом, надо полагать, поедем в ближайший автосервис.
С этими словами Дебри открыл дверцу «Мерседеса». Из салона на асфальт посыпались осколки стекла. Дебри выбрался из машины, с него сыпался дождь мелких осколков.
– Еще хорошо, что стекло было качественное, – пробормотал Дебри, осматривая руки. – Иначе сейчас бы весь в крови был.
С недоуменным выражением на физиономии Дебри направился ко входу в студию. Дверь открылась, и ему навстречу вышли сэр Эльдорадо и Сайрэн.
– Добрый день, сэр Эльдорадо, – выдавил из себя обалдевший Дебри. – А что это было?
– ЧЁ??!! – очень громко спросил сэр Эльдорадо. Видимо, он еще не полностью восстановил слух, так как был ближе к эпицентру неведомого взрыва.
Дебри, попытавшись вспомнить язык жестов, обвел рукой вокруг себя и указал на разбитые окна здания и «Мерседес» в куче осколков. Водитель Джона Дебри, проявив сообразительность, достал из багажника щетку и начал сметать осколки подальше от машины, чтобы шины не прокололись, когда та двинется с места.
– А, значит, и «Мерседес» накрыло, – произнес сэр Эльдорадо почти нормальным голосом. – Хорошо! Значит, мощность почти достигла нужного уровня. Но в следующий раз тренироваться будем на природе. Где-нибудь в горах, в безлюдной местности. На Седоне, например.
– Сэр Эльдорадо, а все-таки – что это было? – спросил Дебри.
– В свое время узнаешь, – усмехнулся Эльдорадо. – Значит так, Дебри, сейчас поезжай, найми грузчиков, пусть вывезут на свалку все сгоревшее оборудование – усилители, микрофоны и так далее. Я завтра куплю сюда все новое, но пока привезут да пока расставят… Вот, возьми ключи, запри двери, мне сейчас с ключами возиться некогда.
– Ага, – кивнул Дебри, принимая ключи. – А контракт на покупку студии?
– Оставь себе, – ответил сэр Эльдорадо. – Студия же теперь на тебя записана.
– А зачем она мне? – спросил Дебри.
– Тебе, Дебри, студия не зачем не нужна, – улыбнулся сэр Эльдорадо. – Но мне надо записать ее на подставное лицо, чтоб уйти от антимонопольного законодательства и армии юристов. Потому что, дорогой мой Дебри, даже армия зомби – это детские игрушки по сравнению с армией юристов. А если с ними еще и бюрократы…
– Не надо, я понял, – прервал его Дебри. – И все же, сэр, а что взорвалось?
– Чем меньше знаешь, тем легче дышишь, – процитировав Пелевина, сэр Эльдорадо тяжело вздохнул и направился к ближайшей кирпичной стене.
Сайрэн последовала за Эльдорадо. Они благополучно прошли сквозь стену и исчезли из виду.
Дебри остался один на один с ключами, контрактом, разгромленной студией, разбитым «Мерседесом», водителем разбитого «Мерседеса» и синим осенним небом.
Минут через пять водитель спросил:
– Мистер Дебри, что делать прикажете?
Дебри, поняв, что ничего не понимает, воскликнул:
– Господи, да откуда ж мне знать!

Воскрешение мобильных телефонов

Но сидеть без дела Дебри тоже не решился, поэтому достал мобильник. Телефон, к счастью, уцелел, только жидкокристаллический экран теперь в большей степени был жидким, чем кристаллическим. Но голосовой набор номера еще работал, и Дебри, крикнув в телефон слово «офис», дозвонился до своей Академии.
Трубку взял Ещетупее:
– Добрый день, Академия «Lightbright» вас слушает, мы можем предложить вам самый широкий спектр услуг в духовной сфере – от психоанализа до экзорцизма. Правда, процедура экзорцизма проводится редко, в исключительных случаях, так как стоит… ну, очень дорого. Однако вам повезло – именно сейчас у нас скидки…
Дебри, сначала подумавший, что это автоответчик, крикнул:
– Да возьмите же трубку, кто-нибудь! Это я, Дебри!
– А, мистер Дебри! – оживился Ещетупее. – А у нас автоответчик сломался, я за него.
– Хорошо, что ты здесь, – сказал Дебри. – Значит так, мой телефон сейчас испустит дух, поэтому слушай мои приказания. Найди у меня в офисе «Желтые страницы» и найми бригаду грузчиков, пусть подъедут по адресу… – Дебри продиктовал адрес и продолжил. – Потом найди Шерифа. Если он не занят, пусть тоже приедет по этому же адресу на своей машине, так как мой «Мерседес» сейчас придется везти в автосервис. Да, и скажи Шерифу, чтобы по дороге купил новый мобильник, без симки. Деньги я ему позже отдам. Или пусть возьмет из кассы, если, конечно, Джули согласится открыть кассу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...