ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


Машины все встали и люди стоят –
Небоскребы-то, блин, огнем не горят!

Дождливый Нью-Йорк, свободы страна,
Здесь каждый другого готов послать на…
Вот опять по балкону пробирается кот,
А за порядком из машины следит сонный коп…

Дождливый Нью-Йорк в туманной дали,
Дождливый Нью-Йорк, в гавани корабли,
Дождливый Нью-Йорк, лишь сирена поет,
Дождливый Нью-Йорк, там Джон Дебри живет.



«Индейский воин»

В империи Инков жил-был индеец,
Он воином был, всем врагам был кобзец!
Он жил, не тужил, на охоту ходил
Стрелял он из лука, природу любил!

Лазил по горам, смотрел в облака,
Широка и чиста была его душа,
Он с миром в гармонии и в счастье бывал,
Никому в этом мире он жить не мешал.

Но за морем жил злой дядя Колумб,
И его клюнул в ж#пу жареный петух.
За золотом он поплыл в Новый Свет
Индейцам теперь никакой жизни нет.

И вот, блин, испанцы в деревню пришли,
Ружья достали, мочить всех пошли.

Но храбр и бесстрашен был наш герой
И в первых рядах понёсся он в бой.
Но меч против пули – хреновый расклад.
Испанец, убивший индейца, был рад.

И в солнечный день, вверх, под облака,
В небо поднималась индейца душа
В небо, в нирвану, где воины живут,
Прочь от земли, не ценят их тут.

Над родными горами воин в небо взлетел,
Оглянулся он вниз, но таков уж удел,
Что душам великим не жить на Земле
На небе, на небе, их дом на небе!
Их дом на небе…
Их дом на небе…



«John Debry’s song»
(russian version)

Меня звать Джон Дебри, я просто коп.
Моя работа – ловить кошек ночью,
Всю жизнь живу я в городе Нью-Йорк,
Я думал, этот город круче прочих.

Ночами я по улицам брожу,
Ни друзей, ни врагов у меня нету.
И даже женщину не нахожу,
Выть на Луну – это плохая примета.

Зачем родился, такой идиот?
Зачем я просто часть системы?
Я хочу быть таким, как Бонд,
Но у меня не английские манеры!

Но изменилось все в дождливый день,
Когда зашел я к индейскому шаману,
Он видел мой завтрашний день,
Сказал, что я познаю власть и славу!

Я испугался и напился
И в Джули Вракер я влюбился.
Побыл героем дня я в банке,
И моим другом стал сам агент Малдер!

И я был просто человек,
Но встретил сэра Эльдорадо
Теперь я не смогу забыть вовек,
Теперь я знаю, что такое магия!

И в полдень наступила ночь,
И были все врата открыты,
То была полнолуния ночь,
И никогда мы не забудем той битвы!

Я мочил монстров в свете Луны
И стал настоящим героем.
Тёмные силы повержены –
И мир чист, как зеркало в коридоре!

Я побывал в Вавилоне
И подружился с Хаммурапи.
Мой путь домой был все длинней,
Но я могу сказать: «Я счастлив!»

И я был в Мексике на мосту,
На мосту Карлоса Кастанеды,
Я видел мир, где нету копа на посту,
Там копов нет вообще, но все подряд там будды!

Но я вернулся в Юэсэй,
Я Санта-Клаус, и сил не жалею.
Меня наградил даже президент,
Пусть я тупой, но он – еще тупее!

Я смотрю на статую Свободы,
Пусть она кажет мне свой фак все время,
Теперь я знаю – я свободен!
И мне плевать, что бежит время!

Я был в Великой Пирамиде,
Меня учил сэр Эльдорадо,
Теперь я знаю смысл жизни,
И я живу, чтоб творить реальность.

И может, я чужой сегодня,
Когда гуляю ночью по Нью-Йорку,
И я не Бонд, я не в Европе,
Я просветленный, да, я просветленный!

Его звали Джон Дебри, он был просто коп,
Его работа – ловить кошек ночью,
Всю жизнь он жил в городе Нью-Йорк,
Он думал, этот город круче прочих.



«Два города»

Есть только два города, но между ними стена.
Есть только два полюса, но между ними война.
Один из них светлый, просторный, живой,
Другой – тесный, мрачный конвой.

Но живут ведь люди и тут, и там,
Закрывая глаза на весь шум и гам,
Закрывая глаза на закат и зарю,
Закрывая уши, когда я им пою.

Но ведь пьют тут и там один и тот же хлам,
Напиваются вусмерть во славу богам,
Напиваются вусмерть, чтобы забыть,
Просыпаются утром – а опять надо жить.

Они завидуют друг другу по субботам и средам,
Когда по телеку орет Мандалай – тибетский лам,
Когда орет о том, о сем, что он видел там и тут,
Используя для путешествий устаревший свой батут.

Те, кому тесно, хотят всю жизнь вольно дышать,
Тем, кому просторно, хочется куда-то убежать.
И жизнь идет в недовольстве и зависти,
И жизнь ведет нас, хоть мы должны ее вести.

И все следуют моде – шизофреник и дитя,
А моду ту придумал покемон из мультя.
И два дизайнера сказали, что друг друга хотя
Они и не любят, но будут жить в одной бадья,
Потому что там деньги, а денег все хотят.

И так вертится шарик, хотя не голубой,
Его переименовали Герасим с Мумой,
Чтоб не было у нас ни большинства, ни меньшинства,
Ведь у нас есть Мандалай – один на всех с куста,
На котором косяки растут, трава и капуста!


«Апрельский дождь»

Серый бетон каменных джунглей,
Ветер легкий пыль поднял.
Среди серых каменных ульев
В апрельский вечер я гулял.

Дышит воздух свежей свободой,
Но почему-то кругом пустота.
Все будет так, как мне угодно,
И вдруг ветер пригнал облака…

Апрельский дождь поднимет суету,
Апрельский дождь разгонит пустоту.
Апрельский дождь, под струями воды
Встретимся я и ты.

Под апрельский дождь весь мир поет,
Я вижу – мир чего-то ждёт,
А к Земле летел метеорит,
Обернувшись дождем, он стучит.

Он стучит по дорожным камням,
По моим щекам, тут и там.
Чудо света – ни дать, ни взять,
А народ отправляется спать.

Под дождем вселенским лишь мы с тобой,
Мы с тобой сохраняем покой.
Это чудо – только для нас,
И не кончится пусть этот час.

Апрельский дождь поднимет суету,
Апрельский дождь разгонит пустоту.
Апрельский дождь, под струями воды
Встретимся я и ты.


«Глаза бога»

В головоломке великой есть множество уровней тайны.
Первый у всех на виду – он открыт и невидим, как закон мирозданья.
Следом за ним идёт самое тайное знание,
Что в глубине мудрых книг скрыли реки времён.
Жемчужины третьего уровня скрыты в деталях,
В мелочах, что невидны тому, кто в жизнь не влюблён.

И можно быть мудрым, можно алхимичить веками,
Но чтобы все паззлы собрать, надо видеть узор.
Тот, что создавался бесчисленными руками,
Собравшими славу Вселенной плюс людской позор.

Что с того, что мудрейшие выглядят дураками?
Что с того, что запятая вершит судьбы людей?
У богов на руках ремни с голубыми часами,
Что отбивают ритм секунды, не оставляя нам дней.

Я забывал многое, что в мире прекрасно,
Я говорил «нет», когда должен был сказать «да»!
Но теперь в моих текстовых файлах вновь безопасно,
Когда я вспомнил, какие красивые у бога глаза!


«Посреди диких волн хаоса»

Огромный город стоит на земле,
Огромный город мерцает во мгле.
Машины и люди куда-то спешат,
Бегут все вперёд, ни шагу назад.

А я по улицам тихим иду,
В кармане пусто, авось, что найду.
Я свободен от шума и бреда
Листопад для меня устроило небо.

Посреди диких волн хаоса
Есть место свободе и радости.
Меня система не замечает
И я спокойно могу выпить чаю.

На километры выстроилась пробка,
А я иду по тротуару пешком
И на лицах водителей чётко
Вижу я зависть и полный облом!

Мне всё равно, пусть бежит время
Как волна на океанский берег.
Меня всё равно не осилит система
Если нет денег, то плевать и на цены!

Посреди диких волн хаоса
Есть место свободе и радости.
Меня система не замечает
И я спокойно могу выпить чаю.

Муравейник гигантский бегает,
Не сознаёт своего бреда.
А сверху глядят на всё боги,
У них лишь есть право свободы.

Ну и пусть самолёты падают,
Ну и пусть ледники растают,
Вечность всегда пребудет в мгновеньи
И по фигу ей людское круженье!

Посреди диких волн хаоса
Есть место свободе и радости.
Меня система не замечает
И я спокойно могу выпить чаю.


«Другой мир»

А где-то есть, быть может, другой мир,
И в мире том все время светит солнце,
И там идет совсем другая жизнь
В кабриолетах под жарким летним солнцем.

И в мире том шик, блеск и красота.
Большие деньги там – ну, прямо как игрушки.
И там такая высота и глубина,
И там не страшно по улице ходить без пушки.

Там Лимузины прямо на каждом углу
Стоят и ждут своих веселых пассажиров.
Дома с бассейнами, брильянты на виду
И никаких тебе вонючих там сортиров!

И небоскребы в свете утреннем блестят,
Шумят фонтаны посреди дворцов с садами.
А в тех садах растет под солнцем виноград,
Мы пьем вино, и этот мир как будто с нами.

И снова я лечу над городом златым.
Я был другим, когда не знал, что есть такое
Место, которое рассеется как дым
Ближе к утру, и я не буду знать покоя!

Когда сидеть опять я буду пред окном
И снова вспоминать большие Лимузины
Глядя во двор серым сумеречным днем.
Обычный узник коммунальной квартиры…


«Пенные брызги»

Какой смысл держаться за дырку от бублика,
Если сильнее теченье реки?
Какой смысл в отрицании всего,
Когда можно добраться до глубины?
Какой смысл у желтого Солнца?
Какой смысл у красной Луны?
Но теперь мне все по фигу,
Когда рухнули все мои миры.

Я читал Кастанеду,
По-моему, он был в чем-то прав.
Так просто быть Буддой,
Если сможешь успокоить свой нрав.
И нет смысла бежать в сторону,
Если ты въехал в тоннель.
Но когда ты дойдёшь до конца,
Ты не сможешь понять свою цель.

Так пусть летят пенные брызги
И пусть стоит аромат волн.
Быть может, это совсем близко,
А может, совсем далеко.
Но небо над головой будет синим,
Как бы ты его ни назвал.
Чувствуешь, настало время –
Пора уже покинуть вокзал.
И лететь вместе вверх, в небеса,
Лететь туда, где гаснет заря.
Золотая на небе звезда
Покажет дорогу туда.

Однажды лунным вечером
Можно выйти на сцену с косой.
Никто не поймёт тебя –
Люди решат, что ты свой.
Туман не разгонит тучу,
Как бы ты его ни просил,
Но бродить в тумане не круче,
Под кого бы ты ни косил.

Так пусть летят пенные брызги
И пусть стоит аромат волн.
Быть может, это совсем близко,
А может, совсем далеко.
Но небо над головой будет синим,
Как бы ты его ни назвал.
Чувствуешь, настало время –
Пора уже покинуть вокзал.
И лететь вместе вверх, в небеса,
Лететь туда, где гаснет заря.
Золотая на небе звезда
Покажет дорогу туда.

Зачем держаться за дырку от бублика?
Ведь перед тобой океан.
Говорят, море по колено
Лишь тому, кто мертвецки пьян.
Мало радости быть властелином –
У него нет дороги назад.
Всё вокруг как будто из пластилина,
И можно слепить свой собственный сад.
Но волны всегда сильнее,
Если есть океан.
И море уже по колено,
Хотя ты не можешь быть пьян.

Так пусть летят пенные брызги
И пусть стоит аромат волн.
Быть может, это совсем близко,
А может, совсем далеко.
Но небо над головой будет синим,
Как бы ты его ни назвал.
Чувствуешь, настало время –
Пора уже покинуть вокзал.
И лететь вместе вверх, в небеса
Лететь туда, где гаснет заря,
Золотая на небе звезда
Покажет дорогу туда.


«Поверь»

Весь мир лежит перед тобой теперь.
И ты в звезду свою поверь, поверь.
Поверь ты в разум облаков
И в вечность утренних снегов.

Поверь, что звезды говорят с тобой
О том, о сем, о чем шумит в ночи прибой.
Поверь же в небо и в себя поверь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...