ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


– А мне больше пляжи понравились, – сказала Джулианна. – Никогда бы не подумала, что у сэра Эльдорадо столько отелей на шикарных курортах.
– Да, и отдыхают там одни звезды, – кивнул Дебри. – По крайней мере, там, где мы сначала остановились. Только вот от этих звезд столько головной боли, что последние две недели мы провели в отеле, который сэр Эльдорадо называет «вариантом для бедных». Там, конечно, публика попроще – крупные чиновники, нефтяные магнаты, ну, еще всякие там бизнесмены средней руки.
– Одним словом, публика под стать нам, – сказала Джулианна. – Отличное мороженое, Роберт!
– Я польщен вашей похвалой! – воскликнул холодильник.
– Эй, я тоже хочу имя! – встрял тостер.
– А тебе оно зачем? – удивился Дебри.
– Ему еще рано, он еще маленький! – откликнулся холодильник.
– И ничего я не маленький! – воскликнул тостер. – Я уже Джорджа Буша в телевизоре узнаю.
– Так, надо унести телевизор с кухни, – пробормотал Дебри. – А то и телек разговаривать начнет.
– Э-э-э… кхм-м… – донесся возглас выключенного телевизора.
– Так, кто его научил?! – злобно воскликнул Дебри. – Ты???!!!
Указательный палец Дебри уткнулся в дисплей на дверце холодильника.
– Коктейль, мистер Дебри? – спросил холодильник, протягивая Дебри коктейль.
– Не откупишься, – ответил Дебри.
– Э-э-э, ну-у, понимаете, вас ведь так долго не было, а с тостером разговаривать скучно… – пробормотал Роберт-холодильник.
Дебри залпом выпил протянутый коктейль.
– Нет, тогда телевизор с кухни лучше не уносить, – пробормотала Джулианна. – А то он всю бытовую технику научит разговаривать.
– Вы еще не слышали, как стиральная машина ругается, – усмехнулся тостер, обиженный словами холодильника.
– Так, Роберт, ты под домашним арестом, – заявил Дебри. – Вернее, это… под кухонным. Джули, надо проверить всю квартиру, вдруг еще кто-нибудь из этой бытовой техники взбесился. Видишь, – мы даже с холодильником справиться не можем, а детей нам заводить тем более рано, я ж тебе говорил!
– И ничего не рано! – ответила Джулианна. – В конце концов, дети – это не холодильник.
– Точно, – кивнул Дебри. – Дети – это как сотня холодильников!
Мистер и миссис Дебри отправились проверять, что еще произошло в квартире за время их отсутствия.

Бизнес духа

Духовная Академия «Lightbright» даже начала приносить прибыль. Это случилось после того, как бухгалтерию возглавил Ещетупее. Возможно, причина была в том, что ему помогал Хотей – в бухгалтерии было больше статуэток Хотея, чем в любом другом офисе Нью-Йорка. А возможно, причины были совсем другие.
К примеру, после того, как Стреляный Воробей занял пост индейского президента США, Академия Дебри стала чем-то вроде финансового перевалочного пункта – в нее поступали деньги из организаций, подвластных иерархии, а также из бюджета США, который раньше нещадно доили масоны.
Финансы, поступавшие в Академию Дебри, распределялись на совместные проекты с индейским тайным обществом и иерархией. Короче, если бы не хлопоты со свадьбой и медовым месяцем, Дебри бы уже давно задумался над тем, что стоит открыть собственный банк. Но Джону Дебри пока что было не до этого, а Ещетупее прекрасно управлялся с финансовыми потоками – Академия имела право тратить часть денег на текущие расходы… Так что после того, как сэр Эльдорадо открыл сотрудникам бухгалтерии российские секреты ведения хозяйства, прибыль стала весьма стабильной. Например, официально на канцелярские скрепки каждый месяц тратилось до десяти тысяч долларов. А про коврики для медитаций и палочки благовоний я вообще молчу.
Итак, бизнес по торговле духовными товарами шел в гору. Опять же помогла установка сэра Эльдорадо: духовные товары неисчерпаемы, значит, торговать ими можно вечно, практически без затрат на ресурсы. Ну, палочки благовоний и канцелярские скрепки – это не в счет. Ни бензина, ни станков для производства не требовалось. Требовался лишь человеческий капитал, которого и так везде полно. Конечно, с просветленным человеческим капиталом было намного сложнее. Но и тут помог сэр Эльдорадо, сочинив очередной слоган: «Обрести просветление легче, чем закончить технический ВУЗ».
И вся эта система, надо сказать, как-то работала. Открылись филиалы Академии «Lightbright» в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско. В Лос-Анджелесский филиал сразу записалось огромное количество голливудских звезд, падких на экзотику (их еще Альф к этому приучил). Ну, а что касается Сан-Франциско… Город этот непонятный, поэтому и бизнес там развивался непонятно как, но все же развивался.

Как выбрать подарки

Ладно, не будем отвлекаться на бизнес-планы и посмотрим, что же творилось в нью-йоркском офисе Академии в отсутствии Дебри.
Весь третий этаж здания заполнял протяжный «А-о-о-о-м-м!», доносившийся из зала для медитаций. В зале для занятий йогой ученики балдели, глядя на лейтенанта Шерифа, сидевшего в позе лотоса на потолке (в принципе, это был не сам Шериф, а всего лишь его астральная проекция, но ученики об этом не знали, поэтому зрелище не теряло эффекта). Ещетупее в перерывах между составлением финансовых отчетов вел занятия по реинкарнации. В кабинет реинкарнации ученики входили обычными жителями Нью-Йорка и гражданами США, а выходили оттуда, в худшем случае, американскими пилигримами 17-го века, а в лучшем – индейскими воинами, греческими философами или древнеегипетскими скульпторами.
Кабинет Дебри по очереди занимали Тупой, лейтенант Шериф, а иногда даже Шарлота Меркури. Сейчас в кабинете сидели все трое, обсуждая, как лучше завтра встретить Дебри и Джулианну в аэропорту.
– Ну, белый Лимузин я уже заказал, – начал лейтенант Шериф. – Потому что на белых Лимузинах встречают всех. А вот на чем и как встречают молодоженов, я не знаю – сам еще ни разу не женился. Ну, разве что в Лас-Вегасе… Но тогда у меня вместо Лимузина был «Фольксваген-Жук» семидесятого года.
– Ой, который раз убеждаюсь, что мужики ничего не понимают в свадьбах, – пробормотала Шарлотта. – Надо заказать цветы и музыкантов, можно агентство торжеств подключить. Ну, цветами займусь сама, я знаю, что Джули любит, кстати, и Лимузин украсим букетами. А насчет музыки… Тупой, найми какой-нибудь арабский ансамбль, Дебри понравится, он же Аладдином раньше был.
– Чего? – не понял Тупой (не взирая на просветление).
– Набери в Яндексе «арабские музыканты», найди чего-нибудь недорогое и закажи их на завтра, – объяснила Шарлотта. – Теперь ясно?
– Ага, – кивнул Тупой.
– Так, и насчет подарков, – продолжала Шарлотта. – Для Джули я подберу какую-нибудь милую безделушку, а для Дебри… может, швейцарские часы?
– Не, у него уже есть, – покачал головой лейтенант Шериф. – Ему этот чувак в «Адидасе» еще на свадьбу швейцарские часы подарил.
– Правда? – спросила Шарлотта. – Ну, не знаю… Что вы, мужики, обычно друг другу дарите? Трубки мира там, кубинские сигары…
– Ему Майкл подарил два ящика сигар, – вставил Тупой. – Так что сигар мистеру Дебри надолго хватит.
– Да? – спросила Шарлотта. – Вот проблема!
– Ой, вы, женщины, совсем в этом не разбираетесь! – передразнил ее лейтенант Шериф. – Тупой, по-моему, Дебри коллекционировал пробки от пивных бутылок?
– Нет, не пробки, а сами бутылки, – сказал Тупой.
– Че, правда что ли? – удивился Шериф. – А я ему всегда пробки дарил. Ну, ящик пива – уже как-то несолидно, мы ж не копы, в конце концов. Значит, купим ему дорогого виски или текилы.
– Или набор семейных трусов.
Шериф и Шарлотта удивленно посмотрели на Тупого, который произнес последнюю реплику.
– Просто это единственное, что у меня ассоциируется со словом «семья», – ответил Тупой.
Шарлотта хотела было ввернуть фразу о мужской тупости, но тут дверь кабинета открылась, и вошли мистер и миссис Дебри.
– Как?! Вы уже здесь?! – воскликнула Шарлотта. – Вы же сказали, что завтра прилетаете, у меня все записано!
– Мы следуем учению сэра Эльдорадо, – ответил Дебри.
– Вот именно, – кивнула Джулианна. – Если мы всем сказали, что прилетаем завтра, это значит, что прилетим мы когда угодно, но только не завтра. Пора бы вам уже знать такие тонкости, ребята!
– Угу, – кивнул Дебри. – И как я вообще оставил вас управлять Академией, если вы даже таких простых вещей не знаете?!
– Прости, Дебри, тут мы действительно облажались, – кивнул Шериф. – Ну да ладно, это не важно, главное – вы вернулись!
– С возвращением! – завопил Тупой.
– А фотографии покажете? – спросила Шарлотта.

Астральная битва в Стоунхендже

Фредди Меркури шел по улице, насвистывая «This could be heaven for everyone». Взять в руки гитару пока не получалось, но по клавишам он лупил довольно уверенно. В пятилетнем возрасте. Трехлетний Джон Леннон, с которым Фредди ходил в один детсад, уже обзавидовался.

Вечно старая, но никогда не стареющая ведьма теряла силы в борьбе с неравным противником. Стоунхендж скрипел от астральных ударов, которыми они обменивались.
– ВЕРНИ ТО, ЧТО УКРАЛА, ТВАРЬ! – гремел сэр Эльдорадо.
– Сынок, невежливо так со старшими разговаривать, – донеслось в ответ. – Еще дедушка Ленин этому учил!
Последовал энергетический удар. Где-то в забытом богом городе мгновенно умер человек.
– Теряешь силы, – пробормотал сэр Эльдорадо. – Рано или поздно твои зомби закончатся. Что тогда будешь делать?
Энергетический удар. Гудение каменных мегалитов.
– Их еще предостаточно. Хочешь пирожков?
– С человеческим мясом и ядовитой змеиной слюной? Благодарю покорно.
Снова удар. На больничной койке в центре Нью-Йорка умер старик. Через десять секунд в тело старика вселился дух неудачливого самоубийцы. Доктор зарегистрировал случай выхода из клинической смерти.
– ХА-ХА-ХА! ТЫ НИЧЕГО НЕ СМОЖЕШЬ СДЕЛАТЬ, ЭЛЬДОРАДУШКА!
– Что меня больше всего достало – так это то, как ты коверкаешь имена!
Астральный удар. В больнице в центре Нью-Йорка на две минуты отключилось электричество. Вышедший из состояния клинической смерти старик снова умер. Душа незадачливого самоубийцы, вздохнув, направилась к реанимации.
Над Стоунхенджем прогрохотало древнее заклинание на древнем языке Дану, забытом много тысяч лет назад. Сверкнула молния, небеса затрещали раскатами грома.
– Эй, Бабша, ты куда подевалась? – пронесся над камнями негромкий голос.
Облетев кольцо мегалитов, сэр Эльдорадо уселся на вершину камня. Капли дождя проходили сквозь него.
– Ну, вот, – пробормотал сэр Эльдорадо. – Каждый раз одно и то же. Опять сбежала. Ну как так можно – столько тысячелетий, а ни ума, ни фантазии не прибавилось! Иногда мочить их становится просто скучно.
Еще немного посидев на вершине мегалита, не обращая внимания на ливень, сэр Эльдорадо обернулся.
– Чего? – спросил он у пустоты. – В Париже рассвет? Да иду я, иду.
Над Стоунхенджем пронесся странный порыв ледяного ветра. Тот же ветер через пару секунд распахнул окна в гостиной старинного дворца неподалеку от Парижа.
– Гектор, где мой чай?! – донесся из гостевой спальни голос сэра Эльдорадо.

Фредди Меркури наигрывал «You don’t fool me» на детском игрушечном синтезаторе. «We all live in yellow submarine!» – пытался перекричать друга Джон Леннон. А потом пришел воспитатель и поставил их обоих в один угол.

Белый Дом и Черный Дом

В противоположность Белому Дому обязательно где-то должен существовать Черный Дом. И выглядеть он должен… Ну, словом, как полная противоположность Белого Дома.
Черный Дом был деревянным, стоял в Лос-Анджелесе и выглядел заброшенным. На эти «руины» не обращал внимания ни один архитектор – участок земли бесперспективный, плохой грунт и все такое. Поэтому дом просто оградили забором. Формально до 1996 года это здание вместе с землей принадлежало медиа-магнату Гордону-Альфу Шамвэю, в 1996 оно было продано Дункану Маклауду, а в 2006 году «руины» у Маклауда приобрела по сходной цене фирма «Американ Инвест Консалтинг Экспорт». И сейчас в Черном Доме жил индейский президент США – шаман Стреляный Воробей.
Изнутри Черный Дом выглядел куда лучше, чем снаружи. Нет, это не был дорогой евроремонт.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...