ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

– Перевозит людей и других существ из мира в мир. Писака как-то попробовал написать о нем повесть – и сошел с ума.
– Еще сильнее? – спросил Дебри.
– Угу, – кивнул Эльдорадо. – И тогда мы с писакой решили заняться тобой.
– Мной? – спросил Дебри.
– Твоя история должна была начаться с Автобуса Вечности, – ответил Эльдорадо. – Но что-то пошло не так, и она началась иначе. А теперь, когда что-то из того, что нарушилось, наконец, хотя бы временно пришло в норму, я решил – а почему бы не закончить Автобусом Вечности? Такой конец ничем не хуже героической белиберды вроде: «Джон Дебри победил всех своих врагов во всех астральных битвах и жил долго и счастливо до конца своих дней». Кроме того, мне все равно нужен этот Автобус, чтобы переместиться из Ниоткуда в Никуда.
Тут автобус остановился. Один человек, сидевший впереди рядом с водителем, вышел в жаркое южное лето и направился по тропинке к горам мимо указателя с надписью «Дольмены» и стрелкой.
– Счастливчик, – вздохнул Эльдорадо, провожая взглядом неизвестного путника. – Будет сидеть в лотосе на месте силы и сутками ловить глюки. Эх, как бы я сейчас хотел этим заняться!
– А почему вы не можете? – спросил Дебри.
– Работа у меня такая, – ответил Эльдорадо. – Хорошо, хоть бесплатный транспорт предоставляют!
И Эльдорадо расхохотался, вспомнив о том, что такое «проездной в Вечность».
До следующей остановки они молчали. Автобус сменил множество пейзажей. Менялась форма Автобуса, салона, сидений, рекламных объявлений на стеклах.

Великолепие

На следующей остановке мир вокруг был синим или, скорее, даже голубым – цвета утреннего неба.
– Проводи меня, Дебри, – попросил Эльдорадо.
Удивленный Дебри встал с кресла и вместе с Эльдорадо направился к двери. Впервые Эльдорадо его о чем-то просил. Дверь со скрипом открылась, и Эльдорадо сошел на тротуар. Вокруг не было ничего. По крайней мере, ничего примечательного. Лишь вдалеке виднелось что-то невероятно грандиозное и настолько прекрасное, что хотелось упасть на колени и благодарить небо за то, что оно позволило глазам увидеть такую красоту.
Дебри не стал спрашивать, что это. Все равно сэр Эльдорадо не сумел бы объяснить так, чтобы он понял. Но сэр Эльдорадо объяснил. Возможно, лишь потому, что Дебри не спрашивал.
– Кастанеда однажды описал, как он упал, не в силах добраться до края великолепия, – сказал Эльдорадо. – А я в последнее время замечаю за собой, что я стал до ужаса похожим на Кастанеду. Вон там – мое великолепие. И я упал без сил, не сумев добраться до его края. Чуть-чуть. Хочу попробовать еще раз. Слишком много зависит от того, получится ли у меня.
Помолчав пару секунд, Эльдорадо произнес слова, ставшие для Дебри ключевыми:
– Нет никакой разницы, совершаем ли мы свое путешествие в физическом мире или в параллельных, тонких, астральных мирах, или лишь в своем сознании под воздействием галлюциногенов. Имеет значение лишь то, достигаем ли мы намеченной цели. Потому что преграды, встречающиеся нам в сознании, бывают страшнее, чем все препятствия физического мира… Так что наркоман ничем не отличается от путешественника. Да и от нас с тобой. Правда, мы с тобой, Дебри, все же отличаемся и от нариков, и от любознательных путников. Но в других деталях. А главное – это необходимость достичь цели и вечное движение к ней, какой бы эта цель ни была. Потому что даже внешние враги – это лишь наши собственные слабости и преграды, материализовавшиеся в реальную оболочку. Помни об этом. Ну, я пошел.

И Эльдорадо ушел.
Дверь со скрипом закрылась, Дебри вернулся на свое место и стал смотреть в окно вслед сэру Эльдорадо до тех пор, пока автобус не повернул налево и пейзажи не начали снова меняться с фантастической быстротой. Но в памяти Дебри остался размытый образ великолепия.
По радио заиграла музыка. Водитель крутил ручку настройки, и несколько песен смешались в одну. Но это было правильно, потому что Дебри услышал следующий текст:
– Я уйду когда-нибудь туда, где не ждали, туда, где забыли, туда, где любили, туда, никуда-никуда, туда, где зеленые деревья и золото на голубом…
Небесный ди-джей, крутивший ручку плохо настроенного старого радиоприемника, точно отразил реальность, описав великолепие.
А следующей остановкой был Нью-Йорк.

И следствие стало своей же причиной

Когда по радио запел Стинг, Дебри понял, что пора.
Он пошел к выходу. Автобус остановился, и стандартный скрип раздвигающихся дверей явил взгляду Джона Дебри знакомый переулок.
– Thanks, – сказал Дебри, выходя из автобуса.
На тротуаре он столкнулся с Сумасшедшим Писакой – видимо, тот уже давно дожидался здесь Автобуса Вечности.
– Привет, – улыбнулся писака. – Всегда рад видеть своих. Слушай, а кто ты такой? По-моему, раньше я тебя у сэра Эльдорадо не видел.
– Я новенький, – ответил Дебри. – Меня зовут Джон Дебри.
– Дебри, – усмехнулся писака. – Смешное имя. И сразу ясно, что наш человек.
Писака прыгнул в Автобус, дверь за ним закрылась, и совсем скоро Автобус растворился в дрожании горячего воздуха.
А Дебри все стоял и смотрел на табличку «Bus Stop», висевшую на столбе точно там, где и остановился Автобус Вечности. Дебри сотни раз проходил по этому переулку, сотни раз видел эту табличку и сотни раз недоумевал, зачем ее здесь повесили, если здесь никогда не ходили автобусы. Теперь Дебри знал.
Теперь он знал. И еще Дебри знал, куда идти. То есть, он просто пошел. Здесь рядом был дом, где он раньше снимал квартиру – до того, как переехал к Джулианне.
Когда Дебри вышел из переулка, ему навстречу из подворотни выскочил перепуганный человек с чемоданом в руке. Напоровшись взглядом на Дебри, человек вскрикнул и упал, выпустив из рук чемодан.
– Интересно, с каких это пор я произвожу на людей такое впечатление? – пробормотал Дебри, подойдя к упавшему с целью выяснить, что произошло.
Осмотрев лежачего, Дебри сделал следующие выводы – этот человек явно был бандитом, и Дебри к его смерти не имел ни малейшего отношения, так как на спине незадачливого бандита расплывалось три кровавых пятна.
Дебри взглянул на чемодан. Все было ясно, как день.
– А ведь далеко убежал, – пробормотал Дебри, открыв чемодан. – Человек способен творить чудеса, когда речь идет о деньгах. О таких деньгах.
Дебри прикинул, какая сумма была в доверху набитом стодолларовыми купюрами чемодане… И тут он внезапно понял, что нужно сделать с чемоданом. Что, но не почему.
Закрыв чемодан, Дебри отнес его к ближайшей помойке и прислонил к мусорному ящику. Закончив с чемоданом, Дебри пошел дальше. Ничего странного в том, что писака подобрал этот чемодан три года назад. Ничего странного в том, что писака подобрал чемодан, оставленный три года спустя. Совершенно ничего странного.

Ясновидение

Когда Дебри вышел на людную улицу, он подумал, что люди начнут от него шарахаться из-за странного костюма. Но нет. Он просто шел в своем костюме Зорро, и никто его не замечал. Дебри не знал, что видят люди, когда глядят на него. Он предполагал, что все они видят разное – то, что способны увидеть. Человек видит то, что хочет увидеть, что готов увидеть. Человек верит в то, во что может поверить. И в отдельно взятом субъективном мире отдельно взятого человека есть только то, что он хочет видеть и во что он хочет верить. А что теперь было в мире Дебри?
Он попробовал разглядывать лица людей, чтобы увидеть их миры. Через пять минут Дебри начало подташнивать. Люди. Ничего хорошего. Но и ничего плохого тоже.
Вон тот жирный субъект в коричневом пиджаке. Он менеджер в маленькой фирме, начальник взял его на работу лишь по старой дружбе, потому что из колледжа его выгнали. Он каждую неделю ходит в стрип-клуб и делает вид, что смотрит на танцовщиц, хотя на самом деле он гей, но никогда не признается в этом даже самому себе.
Вот симпатичная блондинка с пышными формами. Она замужем, у нее двое детей, но ей не хватает приключений, и она завела себе двух молодых любовников.
Вот седовласый старичок садится за руль старенького «Форда»… Поняв, что он сейчас увидит, Дебри отвернулся, чтобы скрыть отвращение.
Люди проходили мимо Дебри, и Дебри проходил мимо людей. Они текли и текли по улицам Нью-Йорка. Пройдя мимо комиссара Невруба, наш герой прочитал в его душе сильную и чистую любовь к пончикам и другим продуктам из теста и сахара.
– Ну, хоть одна чистая душа попалась, – мысленно вздохнул Дебри. – Пусть и повернутая на пончиках.
Невруб взглянул на Дебри и, не узнав его, прошел мимо – к «Макдональдсу».
А Дебри шел дальше.
– Неужели ни одного?! – вдруг с отчаянием подумал Дебри. – Во всем Нью-Йорке, столице мира – и ни одного?!
И тут Дебри повезло. Навстречу ему шла влюбленная парочка – негр, то есть этот, как его, афроамериканец – и китаянка. Они стояли и смотрели друг другу в глаза, не обращая внимания на вертящийся вокруг мир. А Дебри стоял и смотрел на них, чувствуя, как частичка их энергии передается и ему – глоток чистого кислорода после коктейля из выхлопных газов и отходов химической промышленности. Глядя на парочку, Дебри дышал. Дышал полной грудью и с удовольствием. Он понял, что должен что-то сделать, чтобы помочь им, чтобы этот грязный мир не поглотил их сияние.
Дебри начал шарить по карманам и нащупал рекламную листовку совей Академии. Откуда она взялась в этом костюме? Ага, опять Вселенная.
Поняв, что Вселенной действительно присуще обалденное чувство юмора, Дебри заговорщически улыбнулся и направился к влюбленным.
– Добрый вечер, – сказал он. – Извините, что прерываю вас, но позвольте вручить вам подарок судьбы. Это именно то, что вам нужно.
Вручив молодежи листовку, Дебри снова улыбнулся, отошел и растворился в толпе.
– Что это было? – спросил он.
– Мне показалось, это какой-то звездочет с карнавала, – ответила она.
– А мне показалось, что он из карибских пиратов, – усмехнулся он. – Так, а что это он нам дал?
Дебри знал, что завтра они придут на бесплатную лекцию для начинающих. И уж тут-то он их поймает – такие ученики на дороге не валяются, так что надо будет очень постараться.

Рай для агента Малдера

На перекрестке агент Малдер ловил такси. Как назло, ни одного свободного такси не было. Дебри прикинул, как здорово он сейчас разыграет старого друга.
– Вам помочь, мистер Малдер? – спросил Дебри. – Может, вызвать летающую тарелку?
Пару минут Малдер исступленно таращился на странного незнакомца, потом воскликнул:
– Дебри?! Это ты?!
– Я самый, – ответил Дебри. – А ты все гоняешься за зелеными человечками?
– Одного почти поймал! – похвалился Малдер. – И если бы я не проиграл ему в карты, сейчас его фото было бы во всех газетах. А так – пришлось его отпустить в уплату долга. Ну, а ты все еще в полиции?
– Уже давно ушел, – ответил Дебри. – Вот, возьми мою рекламную листовку. Приходи к нам, послушаешь лекции. А может, и сам прочитаешь ребятам целый курс о зеленых человечках.
– Ух ты, здорово! – воскликнул Малдер. – У меня ведь много материала! И просто некому вывалить все это на голову!
– Э-э… смотри-ка, а что это там спускается? – спросил Дебри, показав вверх.
Малдер не поверил своим глазам: прямо на опустевшую дорогу опускалась летающая тарелка. На ее крыше горела надпись «Taxi».
– О, мой Бонд! – воскликнул агент Малдер. – Как это возможно?
– Ну, тебе же все равно нужно такси, – спокойно ответил Дебри. – Я думаю, это подойдет.
В летающей тарелке открылась дверца.
– Э-э… до Вашингтона подбросите?
– За бутыль текилы, – ответила продолговатая зеленая голова, высунувшаяся изнутри.
– Дебри, а нет ли у тебя… – начал агент Малдер и опешил, увидев, что Дебри протягивает ему бутылку текилы.
– Ничего страшного, позже вернешь, – улыбнулся Дебри.
Агент Малдер залез в это «такси» с таким выражением лица, как будто только что исполнились все его мечты. И это было недалеко от истины. Последним, что Дебри услышал перед тем, как закрылась дверь этого странного транспортного средства, был голос зеленого человечка:
– Надеюсь, вы не против, если я включу музыку?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...