ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Но там было все, что необходимо индейскому шаману – свечи красного воска, палочки благовоний, магические кристаллы. А Дебри к тому же подарил шаману ноутбук с беспроводным выходом в Интернет. И что еще для счастья надо?
Стреляный Воробей сидел в позе лотоса на коврике для медитаций в центре комнаты. Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что индеец просто спит в столь оригинальной позе. На самом деле Стреляный Воробей проводил конференцию. И ему не нужны были видеотелефоны и телемосты, как его коллеге из Белого Дома.
Правополушарные технологии работают ничуть не хуже левополушарных. Просто работают они на совершенно ином принципе. И для их применения не требуется громоздких железяк, проводов и антенн. Достаточно просто использовать энергию человеческого тела. Часа через два Стреляный Воробей открыл глаза и встал. Потушил свечи. Выглянул в коридор и на индейском языке отдал приказания своему помощнику. После чего закрыл дверь, взял горящую свечу и подошел к зеркалу. Конечно, использовать энергию собственного тела хорошо, но иногда можно воспользоваться и вспомогательными средствами. Поглядевшись в зеркало, индеец задул свечу. И исчез, оставив после себя лишь тонкую струйку дыма.

Особенности зеркальных отражений

Тем временем вокруг большого зеркала в вестибюле нью-йоркского офиса Академии «Lightbright» толпились ученики Джона Дебри. Кто-то спешил поправить прическу или макияж, кто-то хотел проверить, все ли в порядке с одеждой после трехчасовой медитации в позе «взъерошенного лотоса», кто-то просто в очередной раз любовался на себя, любимого.
Вдруг произошло такое, что толпа отпрянула от зеркала. Там, за стеклом нарисовался индейский шаман. Ужас в рядах учеников вызвал не вид индейского шамана, а тот факт, что по эту сторону зеркала шамана не было. Но все-таки это были ученики Джона Дебри. И учитель не зря говорил им: «Если найти способ поместить внутри зеркала отражение свечи, перед зеркалом по законам Вселенной просто обязана появиться точно такая же свеча».
Вот и шаман… появился. Сначала от стекла повалил дым, а потом стал ясно виден человек с потухшей свечой красного воска в руке. Толпа учеников дружно ахнула. К счастью, в этот момент Дебри, зачем-то спустившийся на первый этаж, оказался рядом. Увидев индейца, разглядывающего себя в зеркале и испуганных учеников, он покачал головой и воскликнул:
– Слушай, Воробей, ты мне так всех ребят распугаешь! Мог бы войти через дверь, ну или хотя бы через зеркало в туалете!
– Просто проверял, как работает система, – ответил Стреляный Воробей. – А в туалете у тебя зеркало маленькое, через него не пройдешь. И кстати, Дебри, я к тебе по делу.
– Отлично, пойдем в кабинет, – сказал Дебри.
Бросив беглый взгляд на остолбеневших учеников, Дебри решил, что надо бы прокомментировать ситуацию, иначе последствия могут быть непредвиденными.
– Ну и что вы встали? – спросил Дебри. – Что я, даром вас учил? Могли бы и поздороваться с Великим Шаманом!
– Здравствуйте, Великий Шаман! – хором воскликнули ученики.
Настала очередь Стреляного Воробья удивляться.
– Обалдеть! – воскликнул шаман. – Как ты их быстро вышколил, Дебри! Подумать только, как у тебя и на это времени хватает!
– Ну, у тебя же хватило на меня времени в свое время, – усмехнулся Дебри и снова обратился к ученикам. – Значит так, ребята, вы только что получили важный урок. Помните, что я вам говорил про зеркало и свечу? Вы-то наверняка подумали, что все это – отвлеченная от реальности философия, а теперь можете видеть, что это факт! А вот когда жрецы Бонда толкуют вам, что Вселенная возникла в результате большого взрыва ракеты, выпущенной Бондом из священной базуки, – вот это отвлеченная философия! Хоть один из вас вообще когда-нибудь видел Бонда? Или его священную базуку, или взрыв священной ракеты? Нет. А как шаман вылезает из зеркала – все вы только что видели! Надеюсь, урок вы запомните.
И загрузив таким образом своих подопечных, Дебри поднялся в кабинет вместе со Стреляным Воробьем.

Индейский национальный банк

В кабинете Джулианна все еще показывала всем желающим, да и нежелающим заодно, фотографии, сделанные во время медового месяца. И Стреляный Воробей, подвернувшись под ее горячую руку, полчаса был вынужден кивать и восхищаться, произнося «вау» при виде каждой фотографии.
– Это Дебри катается на дельфине. Это Дебри надевает наручники на жареную акулу. Это Дебри упал с пальмы. Это я на пляже. А это мы дайвингом занимаемся – вон, у Дебри кончился воздух в акваланге, видите, как он руками машет? – тараторила Джулианна. – А это Дебри летал на парашюте.
– Хотя и не собирался, – вздохнул Дебри.
– Да, он случайно в ремнях запутался и не успел распутаться, как уже был в воздухе, – подхватила Джулианна.
Когда Джулианна исчерпала запас фотографий, Стреляный Воробей смог шепнуть Дебри:
– Слушай, Джон, нам бы о делах поговорить!
Дебри огляделся, увидел, во что превратился его кабинет, и сказал шаману:
– А пошли на крышу!

Нельзя сказать, что с крыши здания, занимаемого Академией «Lightbright», открывался удивительный вид. Но хоть какой-то вид да открывался, что само по себе уже хорошо. Дебри и Воробей устроились на крыше и достали бутыль французского вина, которую прихватили еще в кабинете. Они начали говорить о делах, таращась на огромные небоскребы и периодически прикладываясь к бутылке.
– Ну, и какая нам опасность грозит на этот раз? – спросил Дебри.
– Пока никакой, – усмехнулся в ответ Стреляный Воробей. – И потом, если вдруг возникнет опасность, нас с тобой предупредит сэр Эльдорадо. Ну, или хотя бы Маклауд, на худой конец.
– Это точно, они-то предупредят, – усмехнулся Дебри. – В последний момент. Ну ладно, раз у тебя не опасность, тогда говори, что там у тебя.
– Ничего особенного, всего лишь деловой проект, – ответил шаман. – Я тут сегодня проводил конференцию с советом индейского тайного общества, и мы решили, что нам вроде как необходимо открыть Национальный индейский банк.
Дебри расхохотался.
– Что смешного? – спросил Стреляный Воробей.
– Нет, идея-то хорошая, – Дебри продолжал смеяться. – Просто как звучит – «Индейский национальный банк»! Извини, конечно, но звучит глупо.
– Не глупее, чем “Духовная Академия «Lightbright»”, – парировал Стреляный Воробей. – Ты, вообще, из какого пальца это название высосал?
– Ладно, ладно, замолкаю, – кивнул Дебри. – У нас по закону жанра все названия дурацкие, поэтому твой банк тоже вписывается в концепцию. И чего этот банк будет делать?
– Ну, нам уже надоело крутить финансы через твою Академию, – ответил Стреляный Воробей. – И особенно ребят достали счета за канцелярские скрепки, которые выставляет Ещетупее. Мы, конечно, крутим деньги и через «Американ Инвест Консалтинг Экспорт», но на эту компанию уже косо смотрят всякие там налоговые службы. А вот «Индейский национальный банк» – это такая контора, к которой не придерутся просто потому, что над ней все посмеются. И у Белого Дома будет повод переводить туда все средства, которые мы у них регулярно реквизируем. Напишем в официальных документах, что повысились затраты на содержание резерваций.
– Да… Интересно, конечно, что скажут налоговые службы, когда увидят такие счета на содержание резерваций! – усмехнулся Дебри. – Чувствуется, опять придется все списывать на канцелярские скрепки.
– Ну, масоны-то все свои затраты тоже куда-то списывали, – пробормотал Воробей. – Ничего, дай срок – и мы научимся.
– Прекрасно, – вздохнул Джон Дебри. – Надо же, как сильно изменился мир за последние четыре года! Я прямо и глазом моргнуть не успел – а деньги превратились из налички в пластиковые карточки, индейцы правят миром, а у меня не только холодильник заговорил, но и вообще вся бытовая техника!
– И еще ты женился, – усмехнулся Стреляный Воробей.
– Ой, Воробей, и не напоминай! – воскликнул Дебри. – С одной стороны, все вроде бы хорошо, а как только подумаю, что я теперь женат… Нет, лучше об этом не думать, тогда как-то вроде бы ничего. Как будто мы с Джули просто живем вместе, как все нормальные люди!
– Ну ладно, насчет банка я тебя предупредил, – сказал шаман. – Нам тут надо все организовать по своим каналам. Ну, и ты в Белом Доме словечко замолвишь. Окей, Дебри?
– Окей, – кивнул Дебри. – И офис вам, наверняка, крутой нужен, где-нибудь на Манхэттене…
– Нет, крутой офис индейского национального банка сразу вызовет подозрения, – возразил шаман. – А нам подозрения не нужны. Пусть уж лучше над нами пока посмеиваются. Ну, а мы – мы будем смеяться последними.
– Хорошо, – сказал Дебри. – Так какой офис вы хотите?
– Что-то вроде моего Черного Дома, – ответил Стреляный Воробей.
– Твоего чего? – спросил Дебри.
– Ах, да, ты там еще не был, – кивнул Воробей. – Как-нибудь, если будешь в Лос-Анджелесе, заходи в гости. А насчет офиса… О! Мой старый подвальчик, где сейчас магазин сувениров, вполне подойдет.
– Чтобы банк был в подвале? – удивился Дебри. – Это уже смешно, даже без названия. Нет, надо в том здании хотя бы первый этаж выкупить. Там сейчас спортзал или что-то в этом роде.
– Да, надо бы, – кивнул Воробей. – Выкупим первый этаж, в подвале сделаем сейф – все, как у людей. А с виду – незаметно-неприметно.
– Так и быть, – Дебри хотел еще что-то сказать, но его прервала Джулианна, застукавшая заговорщиков на крыше.
– Ага, вы тут, значит, уже бухаете раньше времени! – воскликнула Джулианна. – Дебри, а не боишься, что я опять за сковородку возьмусь?!
– Это все Воробей, – испуганно воскликнул Дебри, впихнув бутыль в руки шаману.
– Поехали домой, Дебри. Мы сегодня, оказывается, устраиваем вечеринку в честь нашего возвращения из свадебного путешествия, – сказала Джулианна. – Шарлотта уже все приготовила. Мистер Воробей, мы и вас приглашаем.
– Что ж, не могу отказаться, – улыбнулся Воробей. – Хотя у меня полно дел государственной важности, но они подождут.

Дом Джона Ди

Ходят слухи, что Джоном Ди звали какого-то древнего мистика. Этот Джон Ди, помимо всего прочего, придумал еще и теорию персонального мира. Трудно объяснить неподготовленному человеку, что такое «теория персонального мира», а подготовленному человеку вообще ничего объяснять не надо – сэр Эльдорадо, к примеру, нагромоздил столько персональных миров, что начал в них путаться. И от этой путаницы у него поехала крыша, что выразилось в депрессии с суицидальными наклонностями и частичной амнезии. Причем вылечить это не смог ни один психоаналитик, так что сэр Эльдорадо решил снимать стресс народными средствами – алкоголем и женщинами. Ну, а заодно уничтожил парочку персональных миров, чтобы крыша больше не ехала.
Так вот, возвращаясь к Джону Ди. Трудно сказать, на что был похож дом того самого, древнего Джона Ди, однако, поскольку у нас есть еще один John D, давайте посмотрим, что же творилось у него в доме.
Любая древняя мистика отдыхала по сравнению с вечеринкой в четырехкомнатной квартире мистера и миссис Дебри. Индейский президент США Стреляный Воробей болтал на кухне с холодильником и тостером. Стиральная машина долго ругала Ещетупее за то, что он посадил пятно на рубашку. Шарлотта с Джулианной пожирали глазами торт, но есть его не решались – калории! Поэтому поглощение торта взяли на себя Дебри с лейтенантом Шерифом.
Веселуха была в самом разгаре, когда кто-то случайно сел на пульт от телевизора. На огромном плазменном телевизоре появилась заставка канала MTV, после чего веселенький голос объявил:
– А сейчас в эфире «Гламурный фашизм»!
На экран наехала розовая свастика в цветочках и с какими-то фотошоповскими кружевами по краям, после чего на фоне этой невероятной картинки появился ви-джей. Дебри с трудом узнал в нем Майкла, одетого в форму СС, украшенную крупной надписью «Versace». Под носом у Майкла были приклеены усы, из-за чего он казался похожим на Гитлера, на шее висела золотая свастика с бриллиантами, сделанная в стиле украшений рэперов. А внизу экрана выскочила компьютерная заставка: «VJ Фюрер». Майкл вскинул руку в фашистском салюте и крикнул:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...