ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Понятно кого. И теперь два месяца ждать. И приедут они только на Рождество. Нет шансов.
– Может, они хотят, чтобы вы приехали? – предположила Дина.
– Уж мы сколько просились, – вздохнул Лу. – Но они против. Говорят, маленькие. И Индия далеко. И вообще это не дело. И там климат и еще что-то. Ну, короче. Да и что за срочность – телеграммой. Нет, нет шансов.
– Я предлагаю подключить дедукцию, – сказал Джереми.
– Я ее еще не доделал, – сказал Лу. – Я даже не знал, что она так называется. Там еще две пружины припаять.
– Лу, – сказал Мартин, – ты мой кумир.
– А? – сказал Лу.
– Лу, – терпеливо сказал Джереми, – я имею виду – давайте воспользуемся логикой.
– Правда, – сказала Дина. – Когда родители последний раз посылали вам телеграмму?
Все задумались.
– Кажется, никогда, – честно сказал Лу.
– А знаете, что? – сказал Джереми. – Телеграмму-то никогда. А вот похожее на телеграмму… Помните, когда прислали Мартина?
– Ужасы срочной доставки, – сказал Мартин, – забудешь тут.
– Я не об этом, – сказал Джереми, – я про записку.
– Была записка! – оживился Лу. – Совсем короткая! Почти телеграмма!
– И что там было? – с интересом спросила Дина.
– Негусто. – вздохнул Мартин. – Там было написано, «Дорогие дети! Это слон!»
– Вообще-то очень телеграммно, – сказала Дина.
– Вот есть у меня чувство, – сказал Джереми, – что и в этот раз речь идет про Мартина.
– Или про другого слона. – заметил Лу. – Может, они хотят прислать нам еще одного слона!
– Эта идея вызывает у меня двойственные чувства, – сказал Мартин, у которого эта идея вызывала двойственные чувства.
И тут из-за поворота вывернула машина.
– Маааарк, Маааааарк! – заорал Лу, – Тебе телеграмаааааа!!!!

***
– Ну? Ну? Ну? – требовал Лу, подпрыгивая и пытаясь заглянуть Марку через плечо. – Они приезжают? Мы приезжаем? Они пришлют нам еще одного слона? Носорога? Ну?! Ну?! Ну?!!!!!
Марк перечитал телеграмму еще раз, потом еще раз. Потом аккуратно сложил ее вдвое и крикнул: «Ида! Ида! Ида!!» – и быстро пошел на кухню, где Ида как раз заканчивала готовить ужин. Джереми, Лу, Мартин и Дина побежали было за ним, но Марк аккуратно, но вежливо закрыл за собой дверь, и встревоженные друзья так и остались недоуменно переглядываться в коридоре.
А на кухне Марк протянул Иде телеграмму. Ида прочитала ее, потом перечитала, а потом посмотрела на Марка и растерянно спросила:
– Это что же это такое?..
Потому что в телеграмме было написано:
«ДОРОГИЕ ДЕТИ! ПРОИЗОШЛА УЖАСНАЯ ОШИБКА! ПОЖАЛУЙСТА, ВЕРНИТЕ СЛОНА!»

Глава 3
– Мы послали им телеграмму, но они пока не ответили, – сказала Ида, стараясь смотреть не на Мартина, а куда-нибудь в другое место. Например, сейчас она смотрела на моток проволоки, который Лу умудрился засунуть под кухонный шкаф и потом искал вчера на протяжении целого вечера. – Они обязательно ответят, и выяснится, что это какая-то… какое-то…
– Недоразумение. – сказал Мартин. – Но пока мы меня изолируем. А потом мне скорее всего придется уехать. Я понимаю.
– Это какие-то ужасные глупости, – сказал Марк. – Глупости, вот и все. И вообще – что это за дела – «Верните слона?» Можно подумать, ты какой-то слон!
– Ну, какой-никакой, – заметил Мартин.
– Да нет, – раздраженно сказал Марк, – ты же понимаешь, что я имею в виду. Можно подумать, что ты просто какой-то слон. Ты же не просто слон! Ты же… Ты член семьи!
– Я да, – сказал Мартин. – Но это ничего не меняет. Наверное, я опасен. В конце концов, они меня создали. Им виднее.
– Да ничем ты не опасен! – возмущенно воскликнула Ида.
– Ну, у Аделаиды, например, может быть другой взгляд на этот вопрос, – заметил Мартин.
На секунду все примолкли.
С Аделаидой и правда вышло не очень хорошо. До того, как Мартин стал Советником Премьер-Министра по Детским Вопросам, он работал в детском саду, где и познакомился с лучшей подругой Дины, маленькой девочкой по имени Аделаида. Они с Аделаидой сразу невзлюбили друг друга, и Аделаида, если честно, все норовила как-нибудь задеть бедного Мартина. Но Мартин был не маленькой девочкой, а взрослым слоном, и, конечно, никак не отвечал на ее выпады. Пока не превратил ее в манную кашу. То есть нет, на самом деле, он не превратил Аделаиду в манную кашу, все закончилось хорошо. Но в глубине души Мартин до сих пор подозревал, что будь его воля… Словом, следовало признать: Мартин был в высшей степени необычным существом, и семье Смит-Томпсонов уже пришлось столкнуться со множеством удивительных сюрпризов, о которых даже сам Мартин не имел ни малейшего понятия до поры, до времени. И теперь, после очень тревожной и очень загадочной телеграммы, пришедшей этим утром, можно было предположить только одно: некоторые из еще неведомых свойств Мартина могли оказаться опасными. И проявиться в любой момент.
Это невозможно было себе представить. Но и не думать об этом Марк с Идой просто не имели права.
И Мартин тоже.
– Мартин! – сказал Марк. – Но как же…
– Вообще-то меня зовут «Пробирка семь», – сказал Мартин. – И я думаю, что мне надо собираться.
Ида, внимательно рассматривающая набор ситечек для чая, быстро закрыла глаза.
– Я уверен, что когда он них придет ответная телеграмма… – начал Марк.
– Я думаю, – сказал Мартин, – задумчиво размазывая по скатерти капельку чая, – маленький чемодан, который красный с зеленым, будет как раз. Я хотел бы в дорогу несколько книг и все такое. Мое полотенце (у Мартина было любимое зеленое полотенце с белыми звездами, служившее ему то одеялом, то попоной, то плащом фокусника, то галстуком-бабочкой, а то даже ширмой для кукольных представлений). Что еще? Ну, словом, всякое. Но маленького чемодана хватит, это точно.
В дверь кухни начали колотить три пары маленьких кулаков.
– Эй! – завопил Лу. – Мы тут час сидим, как дураки! Что за свинство! Открывайте немедленно!
Ида, Марк и Мартин переглянулись, Ида шмыгнула носом. Мартин сполз с табуретки. Как ни странно, он совсем не волновался, а то бы он уже вырос до черт знает каких размеров. Нет, он совсем не волновался. Ему просто было очень, очень плохо.
– Я хотел бы поговорить с Диной, – сказал он. – Думаю, ничего ужасного от этого не случится.
– Кажется, во дворе никого нет, сказал Марк.
– Прекрасно, – сказал Мартин. – А если я почувствую, что превращаюсь в злобного гоблина, немедленно разобью себе голову о стенку дома. Обещаю.
– Останется пятно, а нам оттирай, – заметил Марк, направляясь к двери.
– Я подложу полотенце, – сказал Мартин.
Ида всхлипнула и улыбнулась.

Глава 4
– Я уже научила Алису прыгать через скалку, – сказала Дина. Она сидела на скамеечке и качала ногами в синих кроссовках и полосатых носочках. – Правда, пока что ей не хватает… как бы это сказать? Лихости. Она переставляет передние лапы, когда скакалка хлопает ее по носу, а задние приходится переставлять мне. Но знаете, Мартин, это уже гораздо лучше, чем на прошлой неделе, и у нас есть еще неделя, так что все неплохо.
– Дина, – сказал Мартин, – ради бога, скажите, что Вы меня слышали.
Мимо проехал фургончик мороженщика, но Дина даже не подняла на него глаза.
– Правда, прыганья через скакалку, конечно, мало, – сказала она, – но для такой крупной кошки, как Алиса, учиться носить палку как-то даже несолидно. По крайней мере, мне так кажется. Так что придется впечатлять жюри скакалкой и бегом на короткие дистанции. Хорошо бы на длинные, но после двадцати шагов Алиса ложится. Приходится ее волочить.
– Дина, – сказал Мартин. – Пожалуйста. Ну пожалуйста.
Дина замолчала.
– Я же вернусь, – сказал Мартин. – Я Вам обещаю. Я просто все выясню. И переделаюсь, или что там. Ты меня породил, ты меня и переделай, или как там этот принцип должен звучать в наши дни. Я Ваш Рыцарь и Боевой Слон, Дина. Ну пожалуйста.
Но Дина все равно молчала.
– Не молчите, – сказал Мартин. – Я умру.
Но Дина продолжала молчать и по очереди скатывала и раскатывала резинки своих полосатых носочков – то на левой ноге, то на правой. Потом опять на левой. Потом снова на правой.
– Я не думал, что Вам это так важно, – сказал Мартин.
– Мне неважно, – сказала Дина.
– Понимаю. – сказал Мартин.
И тут Дина вдруг вскочила. И закричала:
– Вы ничего не понимаете! Дурацкий слон! Дурацкий идиотский слон! Уезжай куда хочешь к чертовой бабушке в дурацкую Индию! Зачем ты вообще приезжал, дурацкий идиотский слон! Уезжай и никогда больше не приезжай!!!
– Дина! – сказал Мартин и от ужаса и боли стал размером с большую собаку.
– Уезжай к чертовой бабушке! – завопила Дина и бросилась бежать.
И тут Мартин увидел машину.
И понял, что бежит за Диной. Он даже не думал, что можно так бегать.
А потом он увидел, как Дина взлетает в воздух. И почувствовал, что ему страшно больно. Так больно, как будто его тело распалось на части.
А потом стало темно.

Глава 5
– А теперь «Сурка!» – попросила Дина, и Мартин спел «Сурка». Дело было теплым воскресным вечером в самом начале осени, только-только начало темнеть, они сидели на крыше, но это была другая крыша, потому что Дом С Одной Колонной давно требовал ремонта, и этим летом они наконец собрались переложить кровлю. Теперь крыша была красной, а посередине был надежно привинчен удобный диван и маленький столик, и Мартин с Диной пили чай с абрикосовым вареньем, потели и отдувались. Потом Дина встала и подошла к краю крыши, и Мартин подошел следом за ней. Дина присела на корточки, а Мартин забрался к ней на колени, и они стали смотреть вниз. Мимо проехал мороженщик, его фургон переливался удивительными цветами, а на крыше извивались длинные антенны. Они улавливали сигналы тех, кто жил в ближайших домах: кому рожок с клубничным шербетом, кому тройной «гляссе», а некоторые были любителями ледяной крошки со вкусом односолодового виски. В доме напротив зажглись окна, и они увидели, как очень похожий на Лу молодой человек и какая-то девушка машут им руками. Дина растерянно посмотрела на Мартина и сказала:
– Я не помню, когда Лу переехал.
Потом она огляделась вокруг и вдруг сказала:
– Мартин? Почему наша крыша красная, а не зеленая?
Она сняла Мартина с колен и медленно поднялась. Она посмотрела на свои взрослые руки с накрашенными ногтями, на незнакомое платье, поднесла к глазам прядь длинных темных волос и испуганно спросила:
– Мартин, что все это такое?
– Это мы, Дина. – Сказал Мартин. – Это же мы.
Потом вдруг рассвело.

***
– Этого не может быть, – сказал доктор Циммербург и укусил себя за ноготь, – этого не может быть, но это есть. Хотя этого совершенно не может быть. Но это, безусловно, есть.
– Он… умер? – едва слышно спросила Ида.
– Он умер. Но он не умер. – сказал доктор Циммербург и уронил очки. – Понимаете, он ожил.
– Ожил? – медленно переспросил Марк.
– И зажил. То есть зажило. Я хочу сказать, все зажило. Как на собаке. Я имею в виду, на слоне. На вашем слоне все зажило, как на собаке. Вот что я имею в виду, – сказал доктор Циммербург и подпрыгнул.
– Господи, какое счастье! – закричала Ида.
– Подождите, – сказал Марк, – ожил. С ума сойти. Какое счастье. Но как это – ожил?
– Понимаете, – сказал доктор Циммербург и яростно почесал себя в затылке, – кажется, Мартин бессмертный.

Глава 6
Когда измученные переживаниями и волнением Марк, Ида, Джереми и Лу поздней ночью вернулись из больницы домой, навстречу им с крылечка Дома с Одной Колонной поднялась фигура в аккуратной синей униформе.
– Миссис Робинсон! – изумленно сказал Лу.
– Да уж решила вас дождаться, – сказала старая почтальонша. – Ничего не рассказывайте, все знаю, моя подруга Бетси там старшая медсестра, и уж если она что рассказывает, то будьте уверены, ничего не упустит, я уже еей даже сказала однажды, ты бы, Бетси, как начнешь говорить, думала, когда закончить, а то жить мне не так уж много осталось, могу до конца твоей истории и не дотянуть, – так вот она мне рассказала, как доктор Циммербургт глазам своим не верил, умер бедный слоник, он даже заплакал, ведь его весь город уж так любит, и доктор его сколько лет пользует, а тут ему и говорят:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...