ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

.. Что-то случилось. Кажется, задето сердце. Я... я умираю".
- Ну а дальше?
- Он прижал ладонь к ране и воскликнул: "Нелли, я не хочу умирать!" Потом он сделал то заявление, о котором я говорила.
- Да, кажется, это действительно предсмертное заявление, - сказал Мейсон помощнику прокурора. - Пожалуйста, продолжайте.
- Ну что ж, раз защита не возражает, сообщите нам, что это было за заявление, - сказал Калверт. - Постарайтесь вспомнить его собственные слова.
- Он рассказал, что вернулся в отель, где жила обвиняемая, чтобы выторговать у нее письма, а заодно проучить Кэтрин Бэйлор, если она еще там. Еще он сказал, что обвиняемая живет под именем Ферн Дрисколл, хотя на самом деле ее зовут Милдред Крэст, и он может доказать, что она убила Ферн Дрисколл.
- Говорил он что-нибудь, из чего следовало бы, что рана была нанесена именно ею?
- Да. Он рассказал, что позвонил в дверь и, когда она открыла, снова повторил свои предложения насчет писем. Она посмеялась над ним, назвала шантажистом и сказала, что если он тотчас же не уйдет, то она заявит в полицию, что он вломился к ней в номер с целью грабежа. По его словам, разговаривали они в дверях, и, сказав все это, она ударила его кулаком в грудь и захлопнула дверь. Он не знал, что в руке она держала шпатель, и только в лифте заметил, что тот застрял в теле. Он не думал, что рана серьезная. Ему пришло в голову, что такой поступок обвиняемой позволит ему сторговаться с ее адвокатом Перри Мейсоном: тот мог бы отдать ему письма, которые он потом продал бы за хорошую цену журналу или мистеру Бэйлору.
- Что случилось со шпателем?
- Карл принес его домой.
- Говорил он, что его ранили именно им?
- Да.
- Где сейчас этот шпатель?
- Я отдала его полицейским.
- Вы пометили его перед этим, чтобы потом не спутать?
- Да. Нацарапала свои инициалы на деревянной ручке.
- Сейчас я покажу вам шпатель. Вот, смотрите, это тот, о котором вы говорили?
- Тот самый.
- Предъявите вещественное доказательство защите, - распорядился судья.
Калверт встал, подошел к адвокату и протянул ему шпатель. Тот внимательно его осмотрел и обратился к судье:
- Могу я задать свидетельнице несколько вопросов по поводу этого шпателя?
- Конечно.
Мейсон повернулся к свидетельнице:
- Я вижу на нем ярлык с ценой, приклеенной клейкой лентой. На нем эмблема "Аркейд Новелти" и отметка "цена 41 цент". Был ли этот ярлык на шпателе, когда вы получили его от Карла Хэррода?
- Был.
- Вы совершенно уверены, что он дал вам именно этот шпатель?
- На сто процентов.
- И что его ранили именно им?
- Да.
- Когда вы пометили его своими инициалами?
- Когда пришла полиция.
- Это посоветовал вам один из полисменов?
- Да. Чтобы я могла его потом узнать.
- В вашем номере были еще шпатели?
- Один был.
- Где?
- На кухне, в ящике буфета.
- Значит, в этом ящике было два шпателя, так?
- Совершенно верно.
- Зачем же вы положили туда тот, которым был ранен Хэррод? Разве вы не понимали, что...
- Карл пришел домой под кайфом, - перебила Мейсо-на свидетельница.
- Что вы имеете в виду?
- Я имею в виду, что он был под кайфом. Вы что, не знаете, что это значит?
- Он был пьян?
- Нет.
- Накурился марихуаны?
- Да.
- Ну, и что же он сказал?
- Он был в приподнятом настроении. Сказал, что почти ухватил за хвост жар-птицу. "Вот, - говорит, - достал тебе шпатель для мороженого. Разве я плохо забочусь о семье?" - и с этими словами бросил шпатель в раковину, Я спросила его, на кой черт нам сдался шпатель: я ведь не умею готовить домашнее мороженое.
- А дальше?
- Он пошел в комнату, сел в кресло, и мы с ним немного поболтали. Потом я вернулась на кухню. Шпатель лежал в раковине. Под ним были какие-то розовые потеки; верно, из крана на него капала вода. Я не обратила на это внима ние и вымыла его.
- Вы его вымыли?!
- Ну да, я же не знала, что его им ранили. Я всегда мок посуду перед тем как убрать ее на место.
- Было ли вам тогда известно, что в ящике буфета уже лежит один шпатель?
- Честно говоря, нет, Когда полицейские попросили отдать им шпатель, которым было совершено убийство, я выдвинула ящик и увидела там сразу два.
- Теперь слушайте внимательно вопрос, - сказал Мей сон. - Могло ли случиться, что вы спутали эти шпатели Подумайте, прежде чем ответить.
- Не могла я их спутать!
- Почему вы так уверены?
- Потому что положила шпатель, которым ранили Карла, в определенное место. Тот, второй, лежал в глубине ящика, у задней стенки. К тому же на нем не было ярлыка с ценой. Я точно помню, что на том, который принес Карл, ярлык был.
- Вы точно это помните?
- Абсолютно точно.
Мейсон повернулся к помощнику прокурора:
- Вопросов больше нет. Не возражаю, чтобы шпатель был приобщен к делу в качестве вещественного доказательства.
- Мы это учтем, - откликнулся судья. Повернувшись к Калверту, он спросил: - Есть ли еще вопросы к свидетельнице?
- Нет, ваша честь.
- Тогда переходим к перекрестному допросу. Адвокат несколько секунд задумчиво смотрел на свидетельницу, потом спросил:
- Когда я в вашем присутствии разговаривал с Хэрро-дом, он признал, что в номере Милдред Крэст было темно и он не мог быть уверен, что его ранила именно она. Он не отрицал также, что открыть дверь и ранить его могла и Кэтрин Бэйлор. Вы это помните?
- Минуточку! Не отвечайте на этот вопрос, мисс Эллистон! - вскричал Калверт. - Я протестую, ваша честь. Вопрос неправомерный, несущественный и не относящийся к делу. Перед смертью покойный рассказывал совершенно другое. Предсмертное заявление, как известно, приравнивается к показаниям под присягой.
- Можете не напоминать мне законы относительно предсмертных заявлений, сухо сказал судья. - Будьте уверены, что закон в суде будет соблюдаться. Тем не менее покойный делал по этому поводу противоречивые заявления. Если бы показания давал он сам, вы бы не возражали против подобных вопросов, так ведь? Поэтому давайте послушаем, что ответит свидетельница. Протест отклоняется.
Калверт покачал головой с недовольным видом.
Судья Болтон повернулся к свидетельнице:
- Ну как, говорил покойный то, о чем вас спрашивал мистер Мейсон?
- По-моему, нет, ваша честь. Мистер Мейсон, мне кажется, пытался сбить его с толку и...
- Нам не интересно, что вам кажется, - отрезал судья. - Я хочу знать, что говорил Карл Хэррод.
- Ну, мистер Мейсон напомнил ему, что там было темно, и спросил, почему он так уверен, что его ранила именно Милдред Крэст, а не Кэтрин Бэйлор, например.
- И что он ответил?
- Он взъярился и воскликнул, что они не в суде и мистер Мейсон не имеет права устраивать ему допрос.
- Понятно, - кивнул судья. Повернувшись к адвокату, он сказал:
- Продолжайте, мистер Мейсон.
- Звонил ли покойный мистеру Бэйлору после моего ухода, и если так, то не в связи ли с высказанным мною предположением?
- Возражаю! - снова воскликнул Калверт. - Свидетельница не могла знать, с кем говорил покойный.
- Вам известно, звонил он мистеру Бэйлору после ухода мистера Мейсона или нет? - спросил судья.
- Мне это неизвестно.
- Гм... Что ж, продолжайте, мистер Мейсон.
- Покойный ведь звонил кому-то после моего ухода?
- Звонил.
- Вы видели, какой номер он набрал?
- Нет.
- Вы слышали, к кому он обращался после того, как набрал номер? Называл ли он этого человека "мистер Бэйлор"?
- Минуточку! - Калверт вскочил с кресла. - Возражаю! То, что он называл это имя, еще не значит, что он ему звонил. Я могу позвонить вам, ваша честь, и сказать: "Послушайте, мистер президент!.." Но это не означает, что я разговаривал с президентом Соединенных Штатов.
- Понимаю, что вы имеете в виду, - ответил судья. - Однако, на мой взгляд, это как раз то, что юристы называют обстоятельством, неразрывно связанным с существенным фактом. Поэтому возражение отклоняется. Давайте послушаем, что ответит свидетельница. Итак, звонил ли Хэррод кому-нибудь, кого он называл "мистер Бэйлор"?
- Да, звонил.
- Спасибо, - улыбнувшись, сказал Мейсон. - У меня все.
- А у меня есть еще несколько вопросов, - заявил Калверт. - Вы слышали фамилию Бэйлор. Но вы же не знаете, говорил он с мистером или с мисс Бэйлор, правда?
- По-моему, он сказал "мистер Бэйлор".
- Но это мог быть и мистер Форрестер Бэйлор, не так ли?
- Этого я не знаю.
- А может быть, это был еще какой-то человек, носящий ту же фамилию?
- Возможно.
- Он ведь не называл его по имени?
- Не называл.
- Спасибо. Вопросов больше нет, - сказал Калверт.
- Постойте, - заговорил вдруг адвокат, - вы все время подчеркиваете, что речь идет о разговоре, состоявшемся сразу после моего ухода. А может, был и еще один разговор?
- Да, был.
- Когда?
- До вашего прихода. Когда Карл вернулся в первый раз.
- С кем он говорил?
- Не знаю.
- А кого просил позвать к телефону?
- Мистера Бэйлора.
- Следовательно, он звонил ему два раза - до и после моего визита, так?
- Так.
- Спасибо. У меня все. Однако, учитывая показания свидетельницы, мне необходимо задать один вопрос свидетельнице Ирме Кэрнс.
- Возражаю! - воскликнул помощник прокурора. - Ее уже опрашивали. Вопрос этот можно было задать и раньше. Некрасиво заставлять свидетельницу давать показания несколько раз.
- Порядок ведения процесса - прерогатива суда, - возразил судья Болтон. Поскольку показания последней свидетельницы позволили выявить некоторые новые факты, дадим возможность защите задать этот вопрос. Позовите мисс Кэрнс, обратился он к судебному приставу.
Продавщица заняла место, где до нее стояла Нелли Эллистон.
- Пригласите в зал мисс Деллу Стрит, мою секретаршу. Она в комнате для свидетелей, - сказал приставу Мейсон. Тот вышел из зала и вскоре вернулся с Деллой.
- Мисс Кэрнс, - обратился к продавщице Мейсон, - позвольте представить вам Деллу Стрит, мою секретаршу. Вглядитесь в нее внимательно. Вы встречались с ней раньше?
- По-моему, нет.
- На самом деле мисс Стрит как раз и была второй вашей покупательницей. Именно ей вы рассказывали, почему изменилась цена на шпатели.
Продавщица сердито затрясла головой;
- Нет, это не она! Меня предупреждали, что вы будете сбивать меня с толку и подменивать свидетелей. Но я готова к этому, мистер Мейсон. Моя вторая покупательница - это Милдред Крэст, обвиняемая. Вашей секретарше я ни разу в жизни ничего не продавала. Вам не удастся меня провести!
- Вы абсолютно уверены, что ни разу в жизни ничего не продавали мисс Стрит?
- Я ее в глаза никогда не видела.
- Вспомните: когда вы отсчитывали ей сдачу, один из шпателей упал на пол, а мисс Стрит нагнулась и подала его вам.
- Это было, когда я продавала их обвиняемой! - вскричала продавщица. - Она рассказала вам об этом, а вы пытаетесь сбить меня с толку. Не выйдет! Я внимательно изучила ее черты.
- Наверное, в полицейском участке перед опознанием?
- Нет, когда она покупала шпатели.
- Почему же вы приглядывались к ее лицу?
- Чтобы не ошибиться при опознании.
- Ну знаете, вам же не могло тогда быть известно, что придется ее опознавать!
- Да, но все же я уверена, что покупала их она.
- А не мисс Стрит?
- Конечно нет! Меня предостерегали против вас, мистер Мейсон, и, как видно, не зря.
- Понятно, - сказал адвокат. - У меня больше нет вопросов.
- А у вас? - спросил судья Калверта.
- У меня тоже, - с довольным видом сказал тот. -Вы свободны, мисс Кэрнс. Благодарю вас за откровенные показания.
Продавщица, бросив на Мейсона негодующий взгляд, вышла из зала.
- Все мои свидетели уже опрошены, ваша честь, - заявил Калверт. - Надеюсь, суть дела суду ясна.
- В таком случае, - встал со своего места адвокат, - прошу суд прекратить дело и освободить мою подзащитную из-под стражи.
Судья покачал головой;
- Задача предварительного слушания лишь в том, чтобы установить факт преступления и наличие достаточных оснований для предания обвиняемого суду присяжных.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...