ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Позже, выйдя из отеля, он увидел воткнувшийся в грудь шпатель. Думаю, он так же, как и моя клиентка, не хочет иметь дело с полицией. Поэтому он мне и звонил.
- А чего он добивается?
- Ну, это уж пускай он скажет сам. По-моему, он хочет поторговаться. За свое молчание он будет требовать письма, что были в сумочке у нашей клиентки... Так вот, - продолжал адвокат, - когда мы войдем в его номер, я сделаю так, чтобы отвлечь внимание Хэррода и тех, кто окажется в его номере. В это время вам надо подложить куда-нибудь этот шпатель. Наденьте перчатки, чтобы не осталось никаких отпечатков пальцев.
- А как насчет ярлыка с ценой?
- Пускай остается.
- Зачем? - удивилась Делла. - Его же ранили не этим...
- Разумеется, - ответил адвокат. - Я хочу сделать так, чтобы мы сами могли различать эти шпатели. Если Хэррод не заявит в полицию, лишний шпатель будет просто нашим ему подарком; если же заявит - полиция найдет в его номере два шпателя. Ему придется тогда потрудиться, чтобы их не спутать.
- Перчатки потом снять?
- Конечно, - ответил Мейсон. - Я же представлю вас как своего секретаря. Когда спрячете шпатель, снимайте перчатки и беритесь за блокнот.
Они сели в такси и поехали по направлению к отелю "Диксикрат". Не доехав полквартала, Мейсон велел шоферу остановиться и расплатился с ним, после чего они с Деллой вышли из машины. Подождав, пока такси отъедет подальше, они пошли к отелю. Через несколько минут они уже шли по коридору в направлении номера 218. Адвокат шел впереди. В коридоре стояла молодая женщина. Когда они подошли ближе, она спросила:
- Вы мистер Мейсон?
- Да.
- Входите. Карл ждет вас.
Она открыла дверь, и они вошли в номер. Делла немного отстала. Подождав, пока она зайдет, женщина захлопнула дверь и поспешила в комнату. На пороге она сказала Мей-сону:
- У него озноб.
В глубоком кресле полулежал человек, обложенный одеялами. Глаза его были закрыты.
- Карл, - сказала женщина, - пришел мистер Мейсон. Человек медленно открыл глаза.
- Рад вас видеть, мистер Мейсон.
- Вы и есть Хэррод? - спросил адвокат.
- Да, я.
Женщина повернулась было к Делле Стрит, чтобы предложить ей сесть.
- А это миссис Хэррод? - задал следующий вопрос Мейсон.
Женщина сразу же повернулась к нему лицом. Мгновение стояла напряженная тишина. Потом она сказала:
- Ответь ему, Карл.
Тот, помедлив немного, проговорил:
- Да, это миссис Хэррод.
Мейсон пристально смотрел в глаза женщины.
- Как давно вы женаты? - спросил он.
- А вам не все равно? - вспыхнула женщина.
- Мне нужно это знать, - заявил Мейсон. - Я адвокат. Передо мною раненый. Поэтому я и задаю такой вопрос.
- По-моему, вас это не касается! - воскликнула женщина.
Мейсон заметил краем глаза, что Делла идет по комнате, как будто в поисках свободного стула. Внезапно она издала короткий раздраженный возглас:
- Эта проклятая ручка! В колпачке полно чернил. Пойду вылью...
Она прошла на кухню. Никто не обратил на нее никакого внимания,
Хэррод сказал:
- Послушай, детка, это мистер Мейсон. Он юрист. Мне кажется, он хочет нам помочь.
- А мне плевать на то, что тебе кажется. Пусть не лезет в мои дела. Я не желаю, чтобы всякие пронырливые адвокаты являлись сюда и задавали жару мне.
- Я не хотел вас обидеть, - примиряющим тоном сказал Мейсон. - Мне нужно было лишь разобраться в ситуации.
- Ну и как, разобрались? - осведомилась женщина.
- Боюсь, что не до конца, - произнес адвокат. Делла Стрит вернулась в комнату, сняла перчатки и достала из сумочки блокнот.
- Я готова, шеф, - объявила она. Мейсон сказал:
- Это мисс Делла Стрит, мой личный секретарь. Она будет вести запись нашей беседы. Итак, вы, значит, Карл Хэррод.
Человек кивнул и закашлялся.
- Вы утверждаете, что вас ранили шпателем для мороженого?
- Да.
- Где этот шпатель?
- У нас, - вмешалась в разговор женщина.
- Я хотел бы взглянуть на него.
- Он спрятан в надежном месте, - заявила женщина.
- Почему вы решили, что история с этим ранением меня заинтересует? Хэррод открыл глаза и изменил позу.
- Она вас очень заинтересует, - уверенно сказал он. - Вы ведь представляете Ферн Дрисколл.
- Это она вас ранила?
Хэррод несколько мгновений молчал. Он закрыл глаза, снова открыл их и проговорил:
- Ну а кто же, по-вашему?
- Я здесь не для того, чтобы разгадывать загадки, -резко ответил Мейсон. Вы заявили мне по телефону, что моя клиентка вас ранила. Поэтому я и пришел сюда. Если вы хотите что-то мне сказать, говорите. Если нет, я ухожу.
- Ну хорошо, - произнес Хэррод, - меня ранила ваша клиентка, Ферн Дрисколл.
- Как это случилось?
- Я хотел с нею побеседовать. Я занимался расследованием автомобильной катастрофы, в которую она попала. Зайдя к ней в отель, я увидел, что дверь ее номера чуть приоткрыта. Я позвонил. Через несколько секунд дверь резко распахнулась и показалась эта ваша Ферн Дрисколл. Она крикнула: "А, снова ты!" - и ударила меня. Шпателя я тогда не заметил. Я почувствовал укол, но сильной боли не было. Потом она захлопнула дверь перед моим носом. С нею в номере кто-то был. Я слышал, как они разговаривали. Я снова позвонил в дверь, но она не открыла. Я решил, что заставлю ее пожалеть о том, как она со мною обошлась. Поверьте, это в моих силах.
- Продолжайте, - сказал Мейсон.
- Ну, я стал спускаться по лестнице и только здесь обнаружил этот шпатель. Он проткнул одежду и вонзился в грудь...
Хэррод повернулся к женщине и сказал ей:
- Нелли, принеси чего-нибудь выпить.
Та пошла на кухню и вернулась с бутылкой виски. Подойдя к Хэрроду, она протянула ему бутылку и стакан. Он сказал:
- Налей и поднеси ко рту.
Когда он выпил виски, женщина осушила ему губы платком. Потом он заговорил снова:
- Самое забавное, что, когда я пришел домой, у меня начался озноб.
- Вы обращались к врачу? - спросил Мейсон.
- Нет и не буду. Только врачей мне и не хватало.
- А что такое?
- Они задают слишком много вопросов.
- Шпатель вонзился глубоко?
- По самую рукоятку, - ответил Хэррод.
- Тогда вам нужен врач.
- Я уже сказал вам, что никто мне не нужен. Все, что им скажешь, они потом выбалтывают фараонам.
- Кстати, полагается сообщать о таких происшествиях в полицию. Хэррод подмигнул:
- Это не в интересах вашей клиентки.
- Я сам позабочусь об интересах моей клиентки, - резко ответил Мейсон.
- Ради бога, - откликнулся Хэррод. - Но это и не в моих интересах.
- Почему?
- Видите ли, Мейсон, я - единственный в своем роде человеческий экземпляр. Я... ну, скажем, я джентльмен удачи.
- И вдобавок шантажист? - осведомился Мейсон.
- Он этого не говорил! - взвилась Нелли.
- Я попытался облегчить ему это признание, - усмехнулся адвокат.
- Он не маленький, - огрызнулась женщина, - сам за себя скажет!
- У вашей клиентки есть некие письма, - заговорил Хэррод. - Не знаю, что вам известно насчет этой истории. Ферн Дрисколл - секретарша Форрестера Бэйлора, сына богатого фабриканта Гарримана Бэйлора из Лансинга, штат Мичиган. Она ждет ребенка от своего шефа. Старый сукин кот узнал об этом и, ничего не сказав сыну, спровадил ее из города.
- Выбирай выражения! - злобно буркнула Нелли. Хэррод ухмыльнулся и продолжал:
- Я не был уверен в этом, пока не поговорил с вашей клиенткой. Тогда я понял, что стою на верном пути и что дело пахнет жареным. Подобные истории помогают мне зарабатывать на хлеб, да к тому же еще и с маслом. Я негласно состою корреспондентом журнала "Вся подноготная". Но беда в том, что это слишком громкая история и журнал не опубликует ее без веских доказательств. Я знаю наверняка, что существуют письма Форри Бэйлора к вашей клиентке. Если я их добуду, журнал отвалит мне за эту историю десять тысяч зелененьких. У меня есть все, что нужно, кроме этих писем. За ними я и приходил к вашей клиентке.
- И вы говорите все это мне? - удивленно поднял брови Мейсон.
- Да, я говорю все это вам, - ответил Хэррод.
- А его секретарша записывает за тобой каждое слово, - ввернула Нелли.
- Да пусть, - махнул рукой Хэррод. - У нас с Мейсоном общие интересы. Кстати, я сегодня заходил к вашей клиентке два раза, но в первый раз ко мне вышла не она, а Кэтрин Бэйлор, сестра этого Форри. Как только я представился, она обругала меня, а потом размахнулась и заехала мне по носу. Из носа сразу потекла кровь, а эта дрянь моментально захлопнула дверь, и я ни черта не смог сделать. Похоже, она до сих пор имела дело лишь с мужчинами, которые неспособны ударить женщину. Если бы она не так быстро закрыла дверь, я с большим удовольствием врезал бы по ее мерзкой роже.
- Карл, выбирай выражения! - угрожающе сказала Нелли.
- Иди ты к дьяволу! - рявкнул в ответ Хэррод. - Ну так вот, - продолжал он, обращаясь к Мейсону, - через некоторое время я снова отправился к ней. Тогда-то она меня и ранила.
- Скажите, там было достаточно светло, чтобы вы могли увидеть этот шпатель? - спросил адвокат. Хэррод на минуту задумался.
- Не помню, - ответил он. - А что?
- Удивительно, что вы не заметили эту штуку и не увернулись от удара. Хэррод снова помедлил, затем сказал:
- Похоже, вы правы. Там действительно было темно. Я не видел никакого шпателя.
- И вы даже не подозревали, что в вас воткнули эту штуку, пока дверь не закрылась, так?
- Точно. Я заметил его лишь потом.
- Тогда, значит, вы не могли видеть лицо женщины, которая вас ранила, заметил Мейсон. - Ведь это могла быть и Кэтрин Бэйлор, которая выходила к вам в первый раз вместо Ферн Дрисколл.
Хэррод побагровел.
- Вы не имеете права устраивать мне здесь допрос. Это вам не суд! Черт возьми, я ведь пытаюсь найти с вами общий язык... Послушайте, Мейсон, я хочу вам кое-что предложить.
- Что именно?
- Ваша клиентка могла бы со мной договориться. Пусть ваша секретарша напечатает расписку, а я ее подпишу.
- О чем договориться? Хэррод покачал головой:
- Поговорите со своей клиенткой, Мейсон. Тогда вы сами предложите мне уладить это дело полюбовно. Вы выслушали меня, теперь послушайте ее. Заставьте ее рассказать все подробности. Не принимайте ничего на веру. Спросите, кто она на самом деле. После этого вы сами придете ко мне.
- Не теперь, Хэррод, - ответил адвокат. - Сперва пусть вас осмотрит врач. Надо прояснить ситуацию до конца.
- Да не надо мне никакого врача. Он будет задавать вопросы, а потом пойдет в полицию. Что мы тогда будем делать?
- Я пришлю вам моего личного врача, - предложил Мейсон. - Он бегло осмотрит вас, выяснит, насколько опасно вы ранены и грозит ли это осложнениями. Если он спросит, как это случилось, скажите, что вы лунатик, бродили во сне по квартире, споткнулись и упали на шпатель для мороженого. Можете даже не отвечать совсем - заявите просто, что обо всем расскажете своему собственному врачу.
- А что мне это даст?
- Он оценит, насколько серьезно ранение, и постарается предотвратить осложнения.
- Сколько это будет стоить?
- Нисколько, - заверил его Мейсон. - Доктор, правда, сообщит все не вам, а мне. Но если окажется, что вы нуждаетесь в лечении, я передам вам все его рекомендации. Насчет полиции можете не волноваться. Доктор не будет знать, что вас ранил кто-то другой, поэтому он вовсе не обязан будет сообщать об этом в полицию.
- Долго придется его ждать?
- Он придет в течение часа.
- Как его зовут?
- Того, которого я имею в виду, зовут доктор Арлингтон.
- Вы давно имеете с ним дело?
- Не первый год.
- Ладно, уговорили, - ухмыльнулся Хэррод после минутного раздумья. Нелли, накинь на меня еще одно одеяло. Я мерзну.
- Зачем ты соглашаешься? - раздраженно спросила женщина. - Он же хочет поймать тебя в ловушку. Ты расскажешь врачу неправдоподобную историю, а тогда...
- Заткнись, холера! - заорал, взъярившись, Хэррод. - Не суйся, куда не надо!
- Еще раз повторяю: выбирай выражения! - зарычала Нелли. Хэррод злобно расхохотался;
- Вот я и выбрал: холера.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...