ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Что именно?
- У вас есть карандаш? Она отрицательно покачала головой. Мейсон подал знак Делле Стрит, и та вручила девушке стенографический блокнот и карандаш.
- Вы умеете стенографировать? - спросил адвокат.
- О, конечно.
- Отлично. Записывайте то, что вы должны сказать мистеру Хэрроду. Можете процитировать это слово в слово. "Мистер Хэррод, я проконсультировалась со своим адвокатом, мистером Мейсоном, по всем вопросам, о которых мы с вами говорили в прошлый раз. Мистер Мейсон посоветовал мне, если вы позвоните еще раз, попросить вас связаться с ним. Поэтому позвоните, пожалуйста, мистеру Мейсону, который представляет мои интересы в этом деле. Если в его конторе никто не берет трубку или если вы будете звонить поздно вечером, свяжитесь с сыскным агентством Дрейка и передайте то, что вам понадобится, мистеру Полу Дрейку. Мистер Мейсон - мой поверенный в этом деле. Кроме этого мне нечего вам сообщить. Я не стану обсуждать это дело с вами. Я не буду ни подтверждать, ни опровергать те предположения, что вы высказываете. Короче говоря, я отсылаю вас к мистеру Мейсону, у которого вы сможете получить все сведения по интересующему вас делу".
Мейсон наблюдал, как карандаш уверенно летал по странице блокнота, оставляя на ней четкие, разборчивые знаки.
- Вы, наверное, классная стенографистка, - заметил адвокат.
Девушка улыбнулась.
- Надеюсь, что так. Я работаю быстро и аккуратно. Мейсон взглянул на часы.
- Ну ладно, - произнес он. - Теперь вы знаете, что делать. Вырвите эту страничку из блокнота и заучите на память все, что я продиктовал. Если позвонит мистер Хэррод, направьте его ко мне.
Уловив нотки нетерпения в его голосе, девушка встала.
- Сколько я вам...
Мейсон махнул рукой:
- Забудьте об этом. Вы работаете с нами в одном здании, чуть ли не на том же самом этаже, так что мы с вами, некоторым образом, соседи. Поэтому обойдемся без... Постойте-ка, у вас найдется в сумочке пятицентовая монета?
- Конечно.
- Ну вот, - улыбаясь, сказал адвокат, - я принимаю ее у вас в качестве гонорара. Это означает, что с этого момента я нанят вами для защиты ваших интересов, и все, что вы рассказали мне, не подлежит разглашению. Кстати, все, что я говорил вам, тоже должно остаться между нами. А сейчас возвращайтесь на работу и можете не беспокоиться насчет мистера Хэррода. Если он станет слишком назойливым, мы найдем способ его обуздать.
Девушка порывисто протянула адвокату руку.
- Огромное спасибо вам, мистер Мейсон. Тот несколько мгновений удерживал ее руку, пытливо глядя ей в глаза, затем сказал:
- Не стоит благодарности, мисс Дрисколл... Вы уверены, что рассказали мне все?
- Да-да, конечно.
- Ну что ж, тогда все в порядке. Бегите к себе на работу. Когда она вышла из комнаты, Мейсон повернулся к секретарше:
- Что скажете, Делла?
- Она по-настоящему испугана. Почему вы посоветовали ей не рассказывать об аварии? Это не слишком рискованно?
- Может быть, и слишком, - отвечал адвокат. - Я просто не хочу, чтобы она попала из огня да в полымя. Дело в том, что она нам лгала. Мне не хочется, чтобы она разглашала вымышленную версию этого происшествия,
- А в чем же там вымысел?
- Никакая другая машина не сталкивала их с дороги. Вы заметили, она сказала: "Избежать столкновения было просто невозможно"? Ни один человек на свете не станет подобным образом описывать автомобильную катастрофу. В этих случаях говорят примерно так: "Несмотря на то что мы ехали по своей стороне дороги, встречная машина врезалась в нашу".
Делла Стрит немного подумала, потом задумчиво кивнула.
Мейсон продолжал:
- Вы теперь знаете эту Ферн Дрисколл и будете встречаться с ней в лифте и в курительной комнате. Посматривайте за ней - она, быть может, захочет с вами посоветоваться. Мне думается, в течение двух ближайших дней ситуация изменится.
- Ну а если так, доложить об этом вам?
- Непременно, - подытожил Мейсон.
* * *
Вечером того же дня девушка, посетившая Перри Мей-сона, вымыла оставшуюся с обеда посуду и принялась за уборку своего номера. Едва она успела покончить с ней, как в дверь позвонили.
Она глубоко вздохнула и, придав лицу суровое выражение, приготовленное для Карла Хэррода, отворила дверь.
На пороге стояла молодая женщина, на вид ей можно было дать двадцать один - двадцать два года. Заметны были точеные черты загорелого лица и смотревший вверх подбородок, говоривший о силе характера, гордости и уверенности в себе.
- О, Ферн, - сказала посетительница, изучающе глядя своими серыми глазами на хозяйку номера, - я... Вы ведь Ферн Дрисколл, да?
Та в ответ кивнула.
- Меня зовут Китти Бэйлор, - произнесла посетительница таким тоном, как будто это все объясняло. Потом она добавила: - Я сестра Форри.
- А... - протянула девушка, глядя на Китти так, как будто пыталась сообразить, как надо себя с нею держать.
- Я знаю, - заговорила Китти быстро, и слова ее извергались нескончаемым потоком, - вы, конечно, меньше всего на свете ожидали меня увидеть, да вряд ли и хотели этого. Однако надо иметь мужество, чтобы смотреть фактам в лицо. Бегство никогда не приводит ни к чему хорошему... Я только приехала домой из своего университета и, когда узнала, что произошло... Послушайте, Ферн, давайте все это обсудим. Попробуем найти хоть какое-то решение.
- Хорошо, заходите в комнату, - сказала девушка.
- Форри рассказывал мне о вас, - снова заговорила Китти. - Я... я не знаю, с чего начать,,. Девушка закрыла дверь.
- Садитесь, пожалуйста, - пригласила она. Усевшись в кресло, гостья продолжала:
- Мы с вами никогда не встречались, но я слышала о вас, а вы, вероятно, обо мне. Девушка молча кивнула.
- Итак, - продолжала Китти, - я хотела бы знать, почему вы так внезапно собрали вещи и уехали, не сказав ни слова друзьям и знакомым.
- По-моему, я никому не обязана отдавать отчет в своих действиях, - с достоинством произнесла девушка.
- Ну ладно, - заявила Китти, - я выложу все карты на стол. Не хотелось мне говорить некоторых вещей, но чувствую, что придется их сказать. - Она глубоко вздохнула и продолжала: - Мне хотелось бы защитить ваше доброе имя, а также доброе имя моей семьи. Я... я знаю, что вы и Форри были в дружеских отношениях. В очень близких отношениях. Я знаю это точно.
Ответа не последовало.
Китти выждала несколько мгновений, потом вздернула свой подбородок и, глядя девушке прямо в глаза, продолжала:
- Человек, которого Па называет шантажистом, собирает материал для скандальной хроники, Он хочет опубликовать в бульварном журнальчике, специализирующемся на грязных сплетнях с сексуальным уклоном, некую историю. Она касается вас. Вам это интересно?
Девушка попыталась ответить, но не смогла вымолвить ни слова.
- Ладно, - сказала Китти, - я расскажу вам, что это за история. Вы жили с Форри, потом забеременели, Форри пошел к Па, тот рассердился и заявил, что Форри запятнал доброе имя нашей семьи. После этого вам вручили крупную сумму денег с тем, чтобы вы уехали из города и рожали где-нибудь в другом месте. Вы хотели выйти замуж за Форри, но Па якобы запретил ему даже думать об этом, и Форри подчинился.
Китти на мгновение замолчала. Воцарилась тишина.
- М-да, - продолжала Китти, заметно вздрогнув, - похоже, все это правда. Не думала я, что это так. Не похоже все это на Па. Я считала, что он просто пытался убедить Форри жениться на девушке из своего круга... Я знаю, что беру на себя слишком много, но ведь это важно для всех нас. Если вы действительно ждете ребенка, если вас отослали прочь, я постараюсь вам помочь.
Девушка молчала.
- С другой стороны, - опять заговорила Китти, пристально на нее глядя, Па думает, что вы, может быть, сами участвуете в этом шантаже и хотите держать под прицелом всю семью, разбить жизнь Форри, затеяв процесс об установлении отцовства, и выкачать из Па побольше денег, сговорившись с этим типом Хэрродом. Если так, вы наживете себе большие неприятности. Па будет бороться до конца. Вы рискуете попасть в тюрьму за шантаж. В общем, я пришла сюда, чтобы узнать правду.
Девушка, встретившись глазами с Китти, неожиданно сказала:
- Извините. Я не могу сказать вам то, что вам хочется узнать.
- Почему?
- Потому что я не знаю...
Китти бросила на нее подозрительный взгляд:
- Вы имеете в виду, что не знаете, будет ли у вас ребенок?
- Да нет, дело не в этом.
- А в чем? Вы нуждаетесь в деньгах?
- Нет... Мне бы не хотелось... - Она резко встала, подошла к окну и какое-то время с отсутствующим видом глядела вниз, на оживленную улицу. Потом она снова повернулась к Китти.
- Что ж, придется, кажется, сказать вам правду. Только не перебивайте, я хочу рассказать все по порядку.
- Конечно. Слушаю вас.
Девушка несколько секунд собиралась с духом, как будто готовилась прыгнуть в холодную воду. Потом, наконец, она заговорила:
- Дело в том, что я не Ферн Дрисколл... Я была с ней в машине, когда она погибла. Меня зовут Милдред Крэст.
Она подробно рассказала Китти о катастрофе и о притязаниях Карла Хэррода.
- Он, верно, думает, что я Ферн Дрисколл, - проговорила она. - Мне кажется, он и не подозревает, что мы поменялись ролями.
Китти несколько секунд молчала, пытаясь осмыслить положение вещей, потом задумчиво сказала:
- Сдается мне, что Хэррод на самом деле знает, кто вы. Он хочет заставить вас подписать заявление от имени Ферн Дрисколл. Тогда вы окажетесь в его власти. Он сможет заставить вас сказать или сделать все, что он захочет. Он пытается раздуть крупный скандал... Как мне жалко бедную Ферн! Я не была с ней знакома, но знаю, что Форри с ума по ней сходил... Господи, какая вышла путаница! Этот
гад Хэррод не зря почуял, что пахнет жареным. Вряд ли он заблуждается на ваш счет. Чем больше я думаю об этом, тем яснее это понимаю. Он ведь сказал Па, что Ферн была на втором месяце беременности. Должно быть, узнал об этом из протокола вскрытия.
- Ферн могла и рассказать это кому-нибудь.
- Может быть и так.
- Почему она уехала?
- Она, говорят, была девицей весьма решительной. Должно быть, очень любила Форри и уехала, чтобы не доставлять ему неприятностей. Если бы даже они поженились, ребенок родился бы слишком скоро... Форри не должен был ее отпускать!
- Могу открыть вам один секрет, - сказала Милдред, - В сумочке Ферн была пачка из сорока новеньких стодолларовых купюр. В общей сложности четыре тысячи долларов.
Китти посмотрела на нее с испугом.
- Где теперь эти деньги?
- У меня, - ответила Милдред.
- Господи! - воскликнула Китти. - Хэрродовская скандальная история становится все более занимательной. Бедная молоденькая секретарша обнаруживает, что беременна от сына богатого фабриканта и пытается убедить его на себе жениться. Папа-фабрикант вышвыривает ее на все четыре стороны и дает в придачу четыре тысячи долларов. Не может такого быть, Милдред!
Та пожала плечами.
Китти обхватила голову ладонями.
- Ох, какая путаница! Хэррод что-нибудь выудил из вас, Милдред?
- Нет, - ответила та. - Я обратилась к Перри Мейсону, знаменитому адвокату. Если появится Хэррод, я должна сказать ему вот что...
Она прочитала Китти то, что было написано в ее блокноте.
Китти внезапно оживилась.
- Отлично! Вот он, выход из положения. Мы напустим Перри Мейсона на этого грязного шантажиста,
- Боюсь, Хэррод не пойдет к Мейсону, - сказала Милдред, - Если он действительно знает, что я не Ферн Дрис-колл, то постарается заманить меня в ловушку и...
В этот момент зазвенел дверной колокольчик.
- А вот и он сам, - встав с кресла, сказала Милдред,
- Подождите минутку, - прошептала Китти.
Милдред обернулась,
- Если вы не против, я пойду ему открою, скажу, что Ферн Дрисколл - это я, спрошу, как он смеет рассказывать всем о моей беременности, и дам ему по роже. Не возражаете?
- А он не знает вас в лицо? - приглушенным голосом спросила Милдред.
Китти отрицательно покачала головой.
- Тогда не возражаю. Только, по-моему, это бессмысленно - он должен знать, что Ферн Дрисколл погибла.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...