ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Самая настоящая холера. Чем это плохое слово?
Повернувшись к Мейсону, он проговорил устало:
- Вот что получается, когда свяжешься с грубой, невежественной девкой, которая пытается к тому же строить из себя благородную даму.
Нелли, чуть не задохнувшись, открыла рот с намерением что-то возразить, но потом передумала.
- Поразмыслите кое о чем на досуге, - продолжал Хэррод, обращаясь к адвокату. - Ваша клиентка не та, за кого она себя выдает. Не давайте ей вешать вам лапшу на уши. Ее зовут не Ферн Дрисколл, а Милдред Крэст. Она присвоила сумочку Ферн Дрисколл, ее документы и деньги, не говоря уже об имени. Скажите ей, что все о ней знаете и что я знаю это тоже. Потом приходите снова, и тогда уже мы с вами побеседуем с полной откровенностью. А сейчас присылайте ко мне своего доктора, если вас так уж беспокоит мое здоровье.
* * *
Мейсон позвонил доктору Арлингтону и договорился встретиться с ним у отеля "Диксикрат", Потом они с Деллой Стрит доехали на такси до того места, где была припаркована машина Мейсона, пересели в нее и вернулись к отелю.
Через пять минут подъехал доктор. Выйдя из машины, он поздоровался и спросил:
- Что там приключилось, Перри?
- В отеле раненый. Фамилия его Хэррод. Вы найдете его в номере 218. Я сказал ему, что пришлю своего врача. Поднимитесь и осмотрите его. Вы должны четко представлять себе, что ваша задача - установить объективную истину. Объясните, что вы не его личный врач, поэтому здесь не может быть и речи о сохранении врачебной тайны. Если он станет рассказывать о своем самочувствии, прошу вас все это запомнить и быть готовым подтвердить под присягой.
- Хорошо, - сказал врач. - А что с ним такое?
- Ему кое-что всадили между ребер.
- Нож?
- Да нет, не нож. Острый, но очень небольшой предмет.
- Иглу, что ли?
- По-моему, шпатель для мороженого.
- Понятно, - отозвался доктор.
- Возможно, он не захочет рассказывать, как это случилось, - предупредил адвокат, - хотя может заявить, что стоял на кухне у самой двери со шпателем в руке, когда его жена входила туда с полным подносом посуды. Она якобы толкнула дверь ногой, та ударила его по руке, и шпатель вонзился в грудь,
- Это действительно так и было?
- Он может сказать, что так и было.
- Но это правда?
- Откуда я знаю? - пожал плечами адвокат. - Осмотрите его повнимательнее, узнайте, что с ним такое. Кажется, его знобит.
- Похоже, он тот еще фрукт!
- М-да, - промычал Мейсон.
- Ладно, пойду его осмотрю, - заторопился доктор. - Такие ранения бывают очень опасны.
- Идите, - сказал адвокат. - Мы будем ждать вас здесь.
Доктор извлек из своей машины чемоданчик и исчез в дверях отеля.
* * *
- Ну что же, - сказал адвокат Делле Стрит, - скоро мы узнаем, насколько серьезна вся эта история... Вы не забыли спрятать на кухне шпатель?
- Нет, конечно. Я засунула его в нижний ящик буфета.
- Отлично сработано!
- Вы дали мне для этого прекрасную возможность, начав разговор о семейном положении той женщины. Кстати, все и так ясно.
- Да, но это помогло мне отвлечь их внимание.
- А не заподозрят ли они что-нибудь, когда найдут второй шпатель?
- Они вполне могут спутать его с тем, которым нанесена рана.
- Гм, похоже, в этом что-то есть, - после минутной паузы проговорила секретарша.
Мейсон раскурил сигарету и пустил кольцо дыма:
- Посмотрим, что они расскажут доктору.
- Может, нам лучше было подняться вместе с ним?
- Не хочу быть свидетелем, - ответил Мейсон. - Пусть лучше это будет доктор Арлингтон. Его показаниям поверит любой суд на свете.
- Да, - подтвердила Делла. - Он производит на людей благоприятное впечатление.
Она стояла возле машины, опираясь рукой на крыло, потом повернулась назад. Вдруг что-то привлекло ее внимание.
- Ай-яй-яй, шеф! - воскликнула она. - Беда!
- Что такое? - удивился адвокат и выглянул в окошко.
- Полицейская машина с красной мигалкой. Она сзади, вам не видно.
- Едет сюда?
- Похоже.
- Быстро в машину, - скомандовал Мейсон. - Уезжаем. Не хватает только, чтобы сцапали нас самих...
- Не успеем, - прервала его Делла. - Они уже подъехали. Сочиняйте правдоподобную историю.
- Все равно садитесь в машину. Может, они нас и не заметят.
Делла грациозным движением скользнула на переднее сидение, захлопнула дверцу и опустила стекло. Мейсон тихо сказал ей:
- Сделаем вид, что мы их не видели. Они могут и не обратить внимания на припаркованную машину...
В этот момент салон их автомобиля залил красный свет мигалки.
- Резко обернитесь! - воскликнул адвокат. - Сделайте удивленный вид. Иначе они поймут, что мы заметили их раньше.
Он повернул голову и показал Делле пальцем на полицейскую машину.
- Ну, как сыграно? - спросил он шепотом.
- Немного топорно, но ничего, сойдет. Вот они.
К правому борту автомобиля подошел старый знакомый Мейсона - сержант Голкомб из Отдела по расследованию убийств. Другой полисмен уже стоял у левой дверцы.
- Так-так, - удивился сержант. - Вы-то что здесь делаете?
- Интересно, а что тут делаете вы? - вопросом на вопрос ответил адвокат. Я лично собирался уехать.
- В самом деле? Что-то не похоже. Сдается мне, вы тут кого-то поджидали... Знаете, Мейсон, у вас слишком красивая секретарша. Когда видишь девушку с фигурой как у мисс Америка...
- Берите выше. Как у мисс Вселенная! - усмехнулся адвокат.
- Да, пожалуй, - согласился сержант с видом человека, как никто, знающего в этом толк. - Когда видишь девушку с такой фигурой, трудно не заметить, в какую именно машину она села... Так, может быть, вы все-таки ответите мне, чего вы тут ждете?
Делла Стрит, следившая через окошко за дверью отеля, подтолкнула Мейсона коленом.
Из отеля вышел доктор Арлингтон, сделал несколько торопливых шагов к автомобилю Мейсона, и только тут заметил полицейских. Он круто повернулся и направился к собственной машине.
Голкомб наблюдал за ним с усмешкой, потом крикнул:
- Хелло, доктор!
Арлингтон остановился, бросил взгляд через плечо и сказал:
- Слушаю вас.
- Вы ведь доктор, я не ошибся? - спросил сержант, разглядывая его чемоданчик.
- Не ошиблись.
- Можно узнать, где вы были, доктор?
- В этом отеле.
- Отлично! - ухмыльнулся сержант. - Поскольку мы видели, как вы оттуда вышли, у нас нет оснований в этом сомневаться. Теперь несколько более деликатный вопрос, доктор. В каком номере вы были?
- Не понимаю, почему вас это интересует, - ответил врач.
- Ну как же, - пояснил сержант, - если вы были в двести восемнадцатом номере, нас это очень заинтересует. А если вас послал туда мистер Мейсон, тогда ситуация будет совсем интригующей. Просто захватывающей. Мистер Мейсон, без всякого сомнения, ждал, пока вы выйдете. Следовательно, он знал, где вы. Скорее всего, он и послал вас туда. Вы ведь пошли сперва к его машине и только потом, заметив нас, резко повернули к своей. Это выдает вас с головой. Итак, что вы обнаружили в номере, доктор?
Арлингтон мгновенно принял решение. Усмехнувшись, он сказал:
- Я осматривал раненого, полагая, что это просто-напросто бытовая травма, возможно, грозящая осложнениями.
Взглянув через плечо сержанта на выглянувшего из окошка машины Мейсона, доктор повысил голос:
- Этот человек скончался еще до моего прихода. Женщина, бывшая в его номере, кажется, его жена, рассказывает, что ему воткнули в грудь шпатель для мороженого. Я бегло осмотрел его и убедился, что на груди действительно имеется небольшой след колотого ранения. Остальное, насколько мне известно, дело коронера* , поэтому я больше ничего не предпринимал.
- Вы не звонили в полицию? - спросил Голкомб.
- Полицию вызвали до того, как я пришел, - ответил врач. Устремив многозначительный взгляд на адвоката, он продолжал: - Я, разумеется, поставил бы в известность коронера*, если бы та женщина не позвонила в полицию.
* Коронер - следователь, проводящий расследование случаев насильственной или внезапной смерти. - Прим, перев.
- Весьма занятная история, - заметил сержант. - Ну а теперь, может быть, кто-нибудь скажет нам, как вышло, что мистеру Мейсону было известно, что этот человек ранен?
- Секундочку, доктор, - заговорил Мейсон. - Кто остался в номере после вашего ухода?
- Только та женщина.
- Это что, его жена?
- Откуда я знаю? Я не требовал у нее брачного свидетельства.
- Другими словами, эта женщина сейчас одна в номере, где лежит труп, и неизвестно, что там происходит?
- Да, верно, - подтвердил доктор.
- М-да, Мейсон, - вздохнул сержант, - ваша взяла. Как бы ни хотелось мне все у вас выведать теперь же, я прекрасно понимаю, что мой первейший долг подняться туда и приступить к расследованию убийства.
- Убийства? - удивился адвокат. - Разве это не несчастный случай? Голкомб усмехнулся:
- По телефону нам было сказано, что какая-то женщина вонзила шпатель для мороженого ему в грудь. Думаю, скоро мы узнаем все подробности. Оставайтесь здесь, Мейсон.
- Зачем?
- Мы еще не закончили нашу беседу.
- Побеседуем у меня в конторе.
- Не хочу зря тратить время, - заявил полицейский. - Я не задержу вас больше, чем необходимо, но вы с доктором должны оставаться здесь. Кстати, сами вы поднимались в номер?
- Поднимался, - ответил адвокат.
- Я так и думал.
- Мне идти с вами, сержант? - спросил второй полисмен.
- Да, - ответил Голкомб. - Сейчас подъедет вторая машина. Там коронер и специалист по отпечаткам пальцев. - Он снова повернулся к Мейсону: Приказываю вам оставаться здесь до тех пор, пока у меня найдется время с вами поговорить.
- Я бы подчинился, будь это разумным распоряжением, - ответил адвокат. Даю вам пятнадцать минут. Это максимум того, на что вы можете рассчитывать. Если у вас есть вопросы ко мне или к доктору, возвращайтесь не позднее, чем через четверть часа.
- Мне нужно осмотреть место происшествия.
- Удалите из номера женщину и опечатайте его, чтобы все осталось, как было. Для этого достаточно двух минут. Еще десять уйдет на осмотр комнаты. Так что уже через двенадцать минут вы вполне можете спуститься к нам. Через четверть часа я уйду по своим делам, а доктор Арлингтон - по своим.
Сержант несколько мгновений колебался, потом махнул рукой второму полисмену:
- Пошли!
Когда они скрылись в дверях отеля, доктор тихо сказал Мейсону:
- Не знал, что делать, Перри. Вхожу туда, а он уже мертв. Очевидно, умер минут за десять до этого.
- А как женщина, в истерике?
- Расстроена. Хотя не похоже, что это для нее такая уж большая потеря.
- Сказала она что-нибудь такое, что мне следовало бы знать?
- Только то, что она позвонила в полицию и заявила, что Карла Хэррода убили.
- Убили?
- Так она выразилась. Я оказался в трудном положении, Перри, - не мог понять, зачем вы меня туда послали. Потом я решил, что вы хотите узнать подробнее о его ране. Я откинул одеяла и осмотрел его. Рана была колотая, очень маленькая. Между нами говоря, у меня нет сомнений, что ее нанесли шпателем для мороженого и что умер он именно от нее.
- Рана была одна?
- Да. Я, правда, не осматривал его всего. Он был раздет
до пояса. Других повреждений я не заметил, по крайней мере, в грудной клетке.
- Понятно, - уныло сказал Мейсон. - Попали мы в переплет, Делла. Сходите-ка позвоните нашей клиентке... Стойте! - внезапно воскликнул он, когда секретарша хотела было открыть дверцу. Сюда идет полицейский, которого сержант Голкомб, верно, послал приглядывать за нами.
В дверях отеля действительно показался полисмен, вошедший туда с Голкомбом. Он пересек тротуар и подошел к подъехавшей как раз в этот момент второй полицейской машине, мигалка которой бросала вокруг зловещие багровые отблески. Из машины вышли двое: фотограф с двумя камерами и человек в полицейской форме с чемоданчиком в руке, судя по всему, эксперт. Они подошли к вышедшему из отеля полисмену и стали совещаться. Потом из машины вышли еще двое, и вся компания направилась к отелю. Полисмен подошел к автомобилю Мейсона:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...