ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Хизер Грэм: «Покоренная викингом»

Хизер Грэм
Покоренная викингом


Золотой плен – 2



Аннотация В первой части исторической трилогии Хедер Грэм, романе «Золотой плен» читатель познакомился с отважным викингом Олафом, ставшим ирландским королем. Второй роман, «Покоренная викингом» рассказывает о приключениях сына Олафа, Эрика, о его страстной любви к гордой английской принцессе Рианон. Рианон вынуждена стать женой Эрика, но сердце ее принадлежит другому — до первой брачной ночи… Хизер ГрэмПокоренная викингом Эта книга является продолжением «Золотого плена», моего первого исторического романа, и поэтому очень дорога мне. Я посвящаю ее семейству моей матери, которое иммигрировало из Дублина в Соединенные Штаты и которое всегда меня вдохновляло. Я приношу ее им в дар. Прежде всего, моей дорогой матери Вайолет, а также бабушке Брауни за все те прекрасные истории об эльфах и духах, которые она рассказывала своим образным языком. Она посвящается моему деду и всем его детям, особенно тете Эме, которая всегда была такой сентиментальной. Кроме того, эта книга написана и для Кэтлин Брауни де Вауно. Ни годы, т расстояние не охладили тепло ее души, и я счастлива, что нахожусь с ней в родстве. Посылаю тебе свою любовь, Кэти. ПРОЛОГ Он был зачат в бурю, ночью, в пылу гнева и страсти.И рожден он был среди молний; казалось, что буре предназначено властвовать над его жизнью.Ужасная вспышка молнии разорвала небо надвое, Эрин, королева Дублина, тяжело задышала и вскрикнула. Боль, острая и беспощадная, пронзила ее тело. Она кусала губы, чтобы не закричать. Хотя она была уверена, что роды пройдут хорошо, но не хотела пугать ни тех, кто был рядом с ней, ни своего повелителя и мужа — короля. Боль усиливалась и, достигнув высшей точки, медленно начала убывать. Она глубоко вздохнула. Закрыв глаза, попыталась улыбнуться, вспоминая ту ночь, когда был зачат этот ребенок. Они уехали на лошадях слишком далеко, и попали в бурю, далеко от городских стен, далеко от прибрежных пещер. Она была очень рассержена на Олафа. За что — она теперь не могла вспомнить. Но их не остановила ни ярость, ни надвигавшаяся ночь. Резкие слова, сказанные сгоряча, только распалили страсть.Она помнила все очень отчетливо. Он что-то крикнул ей, затем засмеялся и подхватил ее на руки. Она тоже что-то кричала, пыталась сопротивляться его поцелуям, но потом сдалась. Под яростное завывание бури и раскаты грома он повалил ее на дикий берег, и они вместе зачали эту новую жизнь, которая шевелилась теперь внутри ее. Она отчетливо помнила своего мужа-викинга, каким он был в тот день. Его синие глаза становились еще темнее от огня страсти. Да, она хорошо помнила нежность и силу его рук, жаркие поцелуи, легкое прикосновение его пальцев и то, как вспышкой молнии вошел глубоко в нее огонь его тела.Она так сильно его любит. Ссоры возникали у них часто, но мгновенно оборачивались вспышкой страсти.— Боже мой! — вскрикнула она при новой схватке боли. Она трудно рожала своего первенца — Лейфа, и теперь молилась, чтобы этот второй ребенок родился легче. Она была в горячке, а боль, казалось, разрывала ее.Она почувствовала, как мать легко коснулась ее лба рукой.— Почему, мама? — прошептала она. — Почему это так тяжело?Маэв улыбнулась и постаралась казаться не слишком обеспокоенной.— Это не просто, доченька, дать жизнь человеку.Маэв посмотрела вверх. Он был здесь, стоял в дверях, Северный Волк, король Дублина. Он взглянул на нее и на Эрин — огромный, светловолосый рыцарь.— Я здесь, моя принцесса. Борись, борись. Подари мне второго сына.Она улыбнулась. Он подумал о ее хрупкой красоте и о скрытой за ней силе. Ее глаза были темно-изумрудного цвета, такие же бездонные, как и ее внутренняя сила — сила, которая завоевала его сердце. Такая же внутренняя сила будет и у их детей — сила покорителей Северного моря.Она сильно сжала его руку, радуясь, что он пришел.— На этот раз будет девочка, — она попыталась засмеяться.Он сурово покачал головой.— Нет, сын.— Сын?— Да, потому что так сказал Мергвин.— Ох, — она глубоко вздохнула, но не закричала, потому что он был рядом. Она сплела свои пальцы с его. Началась новая схватка, ее словно жгло раскаленным железом, но она вздохнула с облегчением, потому, что ребенок уже шел. — Он идет! — крикнула она.Олаф был с ней, когда она рожала первого ребенка, и теперь он тоже крепко держал ее за руки. Потом она смеялась и плакала одновременно, а он целовал ее, потому что ребенок уже родился, и Маэв показала его ей. Это действительно был мальчик.— Он красивый? — требовательно спросила она.— По красоте он превзошел все ожидания, — заверил ее Олаф.Служанка быстро запеленала младенца и вручила его матери. Глаза Эрин расширились, когда она увидела, какой он крупный.— Опять светловолосый, — пробормотала она. Олаф засмеялся, целуя ее густые, черные как смоль локоны.— Боюсь, тебе придется дожидаться дочери, любовь моя, и может быть, у нее будут волосы, темные как ночь, — поддразнивал он ее.Она застонала в притворном возмущении.— И ты смеешь говорить об этом сейчас?— Как только это будет возможно, — прошептал он, смеясь, и они одновременно почувствовали нежность друг к другу. Он подумал, как сильна их любовь это было главное в их жизни.— А какие у него глаза?— Тоже голубые, как у отца, — сказала со вздохом Маэв.Она подмигнула Олафу, и они продолжали рассматривать младенца.— Они могут еще изменить цвет, — сказала Эрин.— У Лейфа ирландские глаза, карие, — напомнил он ей.— Конечно, глаза могут менять цвет, — согласилась Маэв.— Нет, они не изменятся, — уверенно сказал Олаф.Младенец лежал на постели между матерью и отцом, а бабушка склонилась над ним. Его глаза были широко раскрыты, кулачки выбились из пеленки, и голос был очень громкий.— Какой он требовательный, — заметил Олаф.— Как и его отец, — подтвердила Эрин.Она уже чувствовала любовь к своему младшему сыну. Она поудобней улеглась на бок и пододвинула его крохотный ротик поближе к своей груди. Ребенок схватил сосок и сильно, уверенно засосал, отчего у нее вырвался вздох, и она засмеялась. Олаф гладил ее волосы, пока они лежали вместе, и это была минута высочайшей нежности и покоя. Олаф подумал, что они это заслужили. Им пришлось через многое пройти.Он заметил, что глаза Эрин закрылись. Маэв поймала его взгляд, и он кивнул ей. Он хотел взять младенца от жены, но Эрин быстро проснулась, и ее ресницы взлетели вверх в тревоге. Она схватила ребенка.— Нет, не отнимайте его, — прошептала она, и он понял, что она испугалась. Не так давно их первый ребенок Лейф был похищен врагом Олафа, Фриггидом Датчанином. Теперь Фриггид мертв, сражен Олафом, но Эрин все еще не оправилась от страха, что дети могут быть снова украдены у нее.— Это я, любовь моя, — успокоил ее он. — Это я. Позволь мне взять его, чтобы твои служанки могли сменить тебе белье, а мать — помыть тебя. Это я, Эрин.Ее зеленые глаза снова закрылись. Улыбка, подаренная ему, была умиротворенной.— Эрик, — невнятно прошептала она. — Он будет Эриком. Лейф назван в честь моего брата, Эрик — в честь твоего.Олаф был доволен.— Пусть будет Эрик, — согласился он мягко, Он поднес новорожденного к окну и, склонившись над ним, стал его разглядывать. Волосы младенца были густые и почти белые, его глаза, все еще широко раскрытые, были действительно синие, как у жителей Севера. Мальчик был очень крупным.— Ты будешь нравиться всем, — прошептал Олаф.— Прекрасный викинг, — раздался голос.Олаф вздрогнул и посмотрел на старца, который вошел в комнату. Мергвин, древний старик, человек без возраста. Викинг и друид, дитя сказителя норвежских рун и легендарной служительницы старого ирландского культа друидов. Он служил еще великому королю Ирландии, отцу Эрин, и, хотя продолжал служить ему до сих пор, он проводил много времени с самой любимой из потомков Аэда Финнлайта — Эрин Дублинской. Он был ее доверенным лицом.Олаф нахмурился. Он почувствовал какое-то предостережение, исходящее от друида, и еще крепче прижал к себе ребенка, как будто хотел защитить его от будущей судьбы.— Говори, старый обманщик!— Лучше бы Волку не рычать на меня, — спокойно сказал Мергвин. Он помолчал, глубоко вздохнув. — Этот ребенок, Повелитель Волков, твой. Он — викинг. И, как и его отец, он будет носиться по морям. Он скоро познает пыл сраженья, и его меч научиться хорошо отражать любые атаки. Своим уменьем и силой ума, с мечом в руке, он будет править. Он…— Что, он? — Голос Олафа был тверд, хотя он уже и любил ребенка, который был у него на руках, но Эрик был младшим сыном. Предсказание править Дублином означало угрозу для его брата, Лейфа. Мергвин, почувствовав волнение Олафа, покачал головой.— Его судьба — в других землях. Ему предстоит встретиться со смертельными опасностями.— Но он преодолеет эти опасности, — сказал Олаф. Мергвин пристально взглянул на Олафа. Они никогда не лгали друг дугу.— Им управляет один Бог. Ему придется пересечь море, во время страшной грозы и шторма, и тогда буря войдет в его сердце и в мир, где он будет искать свою судьбу. Когда он вырастет, там будет темнота… но…— Говори же!— Там будет и свет. — Лицо Мергвина было серьезно, и Олаф, Повелитель Волков, не знал, молиться ли ему за своего сына христианскому Богу, веру которого он принял из уважения к жене, или воздать молитву Локу, Одину и Тору, богам своего прошлого.Он решил молиться им всем. Руки его сильнее сжали ребенка, и мускулы под одеждой заиграли. Мергвин испугался, что великий воин раздавит в объятиях своего сына.Мергвин вызволил мальчика из рук Олафа, ощутил тепло, исходящее от младенца, и закрыл глаза.— Да, он будет очень похож на своего отца. Опасности будут следовать за ним по пятам из-за страстности его натуры, но…— Что, но? — прорычал Олаф.Мергвин наконец-то улыбнулся, хотя его глаза остались серьезными.— Учи его хорошенько, Волк. Научи его сражаться, научи хитрости. Пусть его рука, держащая меч, будет сильной, а слух тонким. Он будет викингом, и встретится со страшным, вероломным врагом.Мергвин умолк. Ребенок смотрел на него глазами своего отца, с ледяным огнем во взгляде. Наблюдая за ним, он как будто понимал свою судьбу, которую предсказывал ему друид. Улыбка Мергвина потеплела.— Он рожден смелым, гордым, с неукротимым характером матери и силой и твердой волей отца. Дай ему мудрость, Олаф. А потом отпусти его, он должен, как и его отец, найти свое сердце.Олаф нахмурился.— Не нужно говорить загадками, друид.— Я не говорю загадками, я сказал все, что мог. Отпусти его, и он будет драться со своими драконами, побеждать своих демонов. А потом…— Потом?— Ну, тогда, мой повелитель, он может достигнуть цели. Потому что он, как и его отец, тоже встретит женщину, которую Один наделит силой. Силой шторма, силой молнии, силой грома. И в свою очередь, ее воля бросит ему вызов. Она принесет опасность, и все же она принесет и спасение. Это будет неукротимая лисица. Ее красота будет незабываема, но ее ненависть будет больше, чем море, разделяющее их страны. Оба они одержат победу в схватке. Да, повелитель Олаф, победа будет за ними, если волк сумеет приручить лисицу.— Или, — добавил Мергвин задумчиво, — если лисица сможет сделать волка ручным. ГЛАВА 1 Первый корабль с драконом на носу появился на горизонте одновременно с первой вспышкой молнии, после которой и мощный раскат грома прогремел с небес.А потом было целое море кораблей с головами драконов на носах. Высоко вздымавшиеся над волнами и свирепые, как мифические животные, плыли они под дождем, неся кровь и разорение.Ярость скандинавов была хорошо известна по всему саксонскому побережью Англии. Они изнуряли страну набегами в течение нескольких лет, и все христианское братство привыкло дрожать от страха при виде быстрых кораблей с драконами на носах — кары Земли и Моря.В тот день армада викингов шла с востока, но никто не обратил на это внимания. Жители видели лишь нескончаемые щиты по бортам, носы с драконами, кормчих, им казалось, что не гребцы, а ветер, как гнев Всевышнего, гнал корабли вперед.Сверкнула молния и озарила низкое, серое от клубящихся туч небо. Ветер свистел, завывал и стонал, будто предвещая кровь и насилие.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...