ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Джеймс Суэйн
Ва-банк!



Джеймс Суэйн
Ва-банк!

Лауре, божественному явлению

И воскликнул Господь: Моисей! С треф ходить, бедолага, не смей: Все трефное под запретом, Круглый год, зимой и летом.
Но Моисей пошел с треф и ободрал Господа на двести пятьдесят баксов.
(Старая игроцкая шутка)

ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ СЛАВЫ

В феврале было прохладно, и Эл Скарпи по прозвищу Ручонки установил скамью-тренажер возле своего трейлера. Ручонки качал железо и поглядывал на парня с волосами, завязанными хвостом. Вздымая клубы пыли, парень осадил «Харлей» прямо перед тренажером, расстегнул косуху, достал конверт с авиабилетом и метнул его Ручонкам. Конверт спланировал точно на грудь.
– И сколько ты делаешь за один подход? – требовательно осведомился парень.
– По пять сотен, иногда и больше, – ответил Ручонки и стер грязным полотенцем пот. – А ты что, тоже качаешься?
Парень хохотнул и крутанул педаль своего борова, давая понять, что это – единственное мускульное усилие, которое он согласен совершить.
– Ты на стероидах или еще на чем? – спросил парень.
– Стероиды для гомиков, – отрезал Ручонки.
Парень умчался, а Ручонки зашел в трейлер. Билет был на полдень, на местный рейс компании «Невада-эйр» до Рино, ночью обратно. На конверте пропечатано подтверждение: в аэропорту Рино, в прокатной компании «Херц», его ждет джип «Чероки». Здесь же – загадочная инструкция: «Гостиница «Кал-Нева», спросить Бенни».
Внутри конверта были наличные, пять штук тысячедолларовыми банкнотами. Ручонки деньги припрятал и принялся размышлять о рейсе, предложенном работодателем. Ясное дело, самолет будет битком набит этими уродами-бизнесменами! А еще он представил себя в «Херце» в одной очереди с такими же бизнесменами. В результате размышлений Ручонки порвал билет и выбросил на улицу. Ветер унес клочки вдаль.

На машине он добрался до Рино за восемь часов, еще час ушел на довольно неприятную горную дорогу до озера Тахо. Шоссе припорошил снежок, поэтому пришлось буквально ползти – не больше тридцати миль в час. Казалось, он попал в совершенно другой мир, воздух холодный, разреженный, дышать тяжело, и вскоре у него зверски разболелась голова.
Гостиница расположилась аккурат на границе штата, отсюда и название – «Кал-Нева», «Калифорния-Невада». Когда Ручонки припарковался у казино «Счастливый малыш», уже стемнело. К своей цели – гостинице – он спустился пешком, и свет уличных фонарей подталкивал его в широкую мускулистую спину.
В «Кал-Неву» Эл Скарпи вошел под счастливое пение игрового автомата, выбросившего джек-пот. Дежурный сообщил ему, что у Бенни сейчас короткий перерыв. Он снова вышел на улицу и обнаружил, что тот, с кем он должен встретиться, курит у теннисного корта. Точнее, та – Бенни оказалась женщиной.
– Мама хотела мальчика, – пояснила Бенни и выдохнула аккуратное колечко. Колечко зависло в морозном воздухе. – Что, холодно? – Ручонки покачал головой. – Ну ясно, мышцы греют.
Бенни подмигнула и шагнула к нему, Ручонки сделал шаг навстречу и строго глянул ей в лицо. Она нервно сглотнула.
– Слушай, это шутка, понятно? Не дергайся. Кстати, сделаешь эту работку – станешь знаменитостью.
– Кончай болтать, – приказал он.
– Тот парень, что тебе нужен, он в бунгало номер десять. Знаешь, кто это?
Ручонки не знал.
– Сонни Фонтана, вот кто. Крутой тип.
Ручонки не поверил своим ушам: знаменитейшему профессиональному игроку Сонни Фонтане было запрещено появляться на территории Невады – в свое время Сонни ободрал все крупнейшие казино штата. Мысль о том, что Сонни может прятаться в этом Богом забытом месте, показалась Ручонкам абсурдной. Сонни Фонтана, твою мать!
Почувствовав его недоумение, Бенни пояснила:
– Строго говоря, бунгало расположены на территории Калифорнии, понятно? И пока Фонтана не переступает границы штата, никто не имеет права его тронуть. – Она вытащила из кармана сложенную в несколько раз газету. – На, смотри.
Луна светила ярко, и Ручонки хорошо разглядел сделанную несколько лет назад фотографию: Сонни Фонтана на ступенях федерального суда в Карсон-Сити. Черные волосы, кустистые брови, надменный римский нос – типичный макаронник.
– Ты уверена, что он в десятом бунгало?
– А то! – Бенни затоптала окурок. – Что ж, насладись своими пятнадцатью минутами славы.
– Ладно, – буркнул он.
В небе плясал веселый лунный серп. Ручонки пересек двор: десятое бунгало окружали пушистые ели. Ручонки глянул в боковое окно. В крошечной кухоньке стоял голый мужик. Из радиоприемника лилась громкая музыка, на кухонном столике – открытая коробка с пиццей. В профиль мужик был похож на Фонтану, но на него похожи и сотни других итальяшек. Мужик вытащил из холодильника бутылку водки и скрылся в комнате.
Ручонки обогнул бунгало и заглянул в заднее окно, тоже ярко освещенное. На широкой постели сидела женщина с выбритым лобком, тот парень наливал ей в стакан водку. Призывно облизнувшись, женщина сказала:
– Что ж, Сонни, давай-ка проверим, есть ли у тебя еще порох в пороховнице.
Ручонки ухватился за оконный откос: значит, это действительно Фонтана. Ручонки всегда мечтал о большом деле – о деле, которое принесет ему славу. Он смотрел, как Фонтана пристраивается к женщине сзади: они занимались этим так, как показывают в порнухе. Вдруг Фонтана схватил висящую на столбике кровати громадную ковбойскую шляпу, нахлобучил на голову, шлепнул женщину по заднице и воскликнул:
– Давай доскачем до финиша вместе, милашка!
Ручонки отпрянул от окна. Он замер в тени елей, с трудом подавляя желание завыть. Когда ему было шесть лет, он застукал свою мамашу с пожарным в красной форменной шляпе. Мамаша подобрала героя в баре, куда тот зашел после сражения с пожаром четвертой степени. Увидев потрясенную мордашку сына, она залилась слезами, а пожарный и не думал останавливаться. Он продолжал трахать маму, и тогда разъяренный Ручонки набросился на него со своими кулачками.
Ручонки вернулся ко входу. Ни дня не проходило, чтобы он не вспоминал о том пожарном. И о красной шляпе. И о том, что тому было наплевать на его мать. Все эти годы в нем копилась лютая злоба.
Он постучал в дверь. Услышал шаркающие шаги. На крылечке зажегся свет. Ручонки понял, что его разглядывают в глазок.
– Служба безопасности гостиницы, – представился он.
Дверь приоткрылась, Фонтана высунул голову. Он все еще был в шляпе, только теперь она сбилась набок. Благоухая водкой, Фонтана спросил:
– И в чем проблема?
Ручонки присмотрелся к физиономии – просто чтобы удостовериться. Да, тот же тип, что и в газете, никаких сомнений. За свою жизнь он убил многих, но это задание станет особым. Ручонки схватил Фонтану за глотку и для начала шарахнул его дверью по голове.
– Это за маму, – сказал Ручонки.

ПОЛГОДА СПУСТЯ


1

Жульничали все. По крайней мере, все, кого Тони Валентайн знал лично. Химичили с налогами, изменяли женам, надували телефонные компании, незаконно подключались к кабельному телевидению, ну а особо смелые подтасовывали карты во время традиционного пятничного покера или – если партнер отвлекался – подталкивали мячики поближе к лункам на поле для гольфа. Каждый хоть раз в жизни да смошенничал – такова уж человеческая натура, вполне простительный грех. Проблему составляли лишь те, кто почувствовал вкус к обману.
И таких великое множество. Соединенные Штаты охватила просто эпидемия профессионального шулерства и мошенничества, и винить в том следовало легализацию азартных игр. А что вы хотите, если денежные ставки в том или ином виде в тридцати восьми штатах стали вполне законным делом? Естественно, страна погрузилась в пучину наглого обмана – совсем как во времена Дикого Запада. На то и лотереи, чтобы подделывать выигрышные билеты, на то и игровые автоматы, чтобы их перепрограммировать, на то и крупье в казино, чтобы тайком отщипывать кусочки от хозяйских пирогов. Мошенники и шулера нагуливали жирок в этой питательной среде, и Валентайн до дрожи ненавидел эту публику – по нему, они куда хуже обычных воров или грабителей. И он ни разу не пожалел тех, кого ему удавалось отправить за решетку.
Но вот настал тот роковой августовский день, когда и он призадумался…
День начинался как обычно. Встал в восемь, проглядывая спортивную страничку – особенно его интересовал бокс, – съел плошку хлопьев с молоком, побрился-помылся, затем, налив вторую чашку кофе, уселся на переднем крыльце своего дома в Палм-Харборе. Он сидел в кресле-качалке под лениво вращавшимся вентилятором и привычно размышлял: а похож ли он на своих соседей, пердунов-пенсионеров? В общем-то похож, с одним лишь отличием: он и не думал предаваться законному отдыху.
– Что-то ты запоздал, – сварливо заметил он курьеру из службы срочной почтовой доставки: на часах была половина десятого. Расписался в протянутой ему квитанции.
– Застрял из-за похоронной процессии, – пояснил конопатый курьер, вручая толстый пакет. – Народ в эту пору мрет как мухи. Ну, я помчался. Доброго вам здоровьечка, господин Валентайн.
Белый фургон с оранжево-фиолетовым логотипом службы «Федерал Экспресс» сорвался с места, а Валентайн так и замер в дверях. Что этот болван имел в виду? Что старики умирают здесь пачками? Флорида, как успел он убедиться за время своей половинчатой отставки, справедливо может гордиться двумя вещами: изобилием солнечных дней и равным ему изобилием дураков.
Пакет был из Лас-Вегаса, отправитель – «Отель и казино Акрополь». Вскрывая его, Валентайн вспомнил вчерашний разговор с мудаковатым питбоссом Питбосс – сотрудник казино, ответственный за контроль над другими сотрудниками, работающими на данном пите, ограниченном пространстве в игровом зале, включающем в себя игровые столы и прочее необходимое оборудование. (Здесь и далее – примеч. переводчика.)

по имени Уайли. Какой-то клиент ободрал «Акрополь» на пятьдесят штук, и Уайли умолял Валентайна просмотреть видеозапись службы наблюдения и безопасности – а вдруг тот тип жульничал? В голосе Уайли было столько отчаяния, что Валентайн согласился.
В пакете были видеокассета, чек и записка. Большинство питбоссов вряд ли имели среднее образование, и каракули Уайли разобрать было непросто. Но, судя по тому, что Валентайну удалось расшифровать, Уайли предполагал, что дилер Дилер – работник казино, в обязанности которого входит ведение и контроль игры.

был в сговоре с игроком. Питбоссы всегда так думают, и Валентайн выбросил записку в мусорную корзину.
Вставив кассету в видеомагнитофон, Валентайн уселся в любимое глубокое кресло на колесиках. На тридцатишестидюймовом экране «Сони» возникло черно-белое изображение. Размытые очертания молодой женщины раздавали карты для блэкджека столь же размытым очертаниям мужчины. «Акрополь» был одним из старейших в Лас-Вегасе казино, и, чтобы не потерять лицензию, им следовало бы заменить аппаратуру видеонаблюдения на более современную. Валентайн подрегулировал четкость.
Просмотр таких записей требует определенного навыка. Камеры куда более чуткий инструмент, чем человеческий глаз, и потому парички-накладки на мужчинах смотрятся как приклеенные к затылкам коврики, костюмы из дешевых тканей с синтетикой кажутся полосатыми, словно шкура зебры, а женщины в красном выглядят обнаженными – красные предметы для этих камер прозрачны. Зрелище поистине фантастическое.
Вскоре Валентайн поймал себя на том, что зевает. Обычно пленки, которые ему приходилось просматривать, были полны действия, и на них мелькали целые толпы. Именно в такой неразберихе и работает большинство жуликов: кто-то отвлекает внимание, а трое-четверо членов шайки делают свое грязное дело. Эта же запись была совсем другого свойства. Человек, в одиночестве игравший за столом для блэкджека, выигрывал кон за коном. Валентайн сначала присматривался к тому, как он играет, потом – к тому, как симпатичная на вид блондинка раздает карты. Все выглядело вполне благопристойно, за исключением того, что игрок точно знал, когда следует взять карту, а когда пропустить ход.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...