ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Алексей Чапыгин: «Разин Степан»

Алексей Чапыгин
Разин Степан



HarryFan
«Алексей Чапыгин «Разин Степан»»: Лениздат; Ленинград; 1986
Аннотация «Разин Степан» Алексея Чапыгина принадлежит к числу классических романов. Автор его – замечательный художник слова – считается одним из основоположников советской исторической романистики. «Изумительное проникновение в дух и плоть эпохи» – так писал М.Горький о «Разине Степане». В этом монументальном произведении ярко отражена эпоха великой крестьянской войны, возглавленной Разиным. Алексей ЧапыгинРАЗИН СТЕПАН ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Москва 1 Бесконечным числом ударов в чугунную доску Москва вторила у боярских и купеческих домов часовому бою Спасских ворот. Часы пробили, но в сумраке часов не видно было. Светились иногда фонари; стучали копыта лошади: то проезжал боярин. В конце лета сумрак густел, часто перепадали дожди. Оттого по кривым и черным улицам полз туман, Местами улицы выстланы тесаными бревнами, отпотевшими и скользкими, словно в черном мыле.Если где шел человек, то с подорожной бумагой и фонарем. Изредка чернели фигуры стрельцов, осторожно двигаясь на смену караула в Кремль с бердышами на плече.– Дьявол, а не путь! Сколь раз в море бывал, а тут слеп; ужель не попаду? – ворчал человек в бараньей шапке, в длиннополом казацком жупане и шагал со звоном подков, иногда скользил, спотыкаясь о дерево. – Сатана! – Он наткнулся на поперечное бревно-колоду, загородившее улицу.– Ты, сволочь, должно, в Земском приказе Земский приказ – Приказы в XVII в. являлись центральными правительственными учреждениями, ведавшими делами внутренней и внешней политики. Земский приказ ведал делами об убийствах, разбоях и грабежах в Москве.

не был? – окликнул человека сторож.– Я ваших порядков московитских не ведаю, вот дырье в башке умею сверлить! – Сверкнул пистолет.Сторож отшатнулся, а человек, согнув широкую спину, пролез под колоду, выпрямился и спешно пошел дальше.Напуганный пистолетом сторож опомнился, крикнул:– Черт! Чтоб те ноги, ребра изломили…Подошел другой:– Ты пошто пропустил?– Да вишь, шиши со Пскова по Москве бродят, должно, воровской казак – с пистолем, и сабля.– Ой, ты! Сговорился бы: кого ежели ограбит, чтоб доля нам.– Спужал, трясца его бей! Глаза горят, как у волка.– Эх ты, баба столетняя!Посредине обширной площади, бесконечной от тумана, на толстом столбе с образом, глубоко врезанным в дерево, мигал огонь негасимой лампады сквозь слюду, вставленную в узорчатую раму. По земле расплывались тени двух человек, а у столба недалеко чернели две фигуры караульных стрельцов. Опершись на обухи бердышей, стрельцы, видимо, дремали под монотонный жалобный голос, исходивший от земли …жалобный голос, исходивший от земли… – По уголовному законодательству XVII в. в наказание за убийство мужа женщина подвергалась мучительной и позорной казни: ее живой по шею закапывали в землю.

:– Ой, батюшки! Могильные черви точат мою грудь, и губят за что меня судьи неправильные?! Да, ведь, муж-от мой аспид был! Под ногти мне тыкал иглы каленые… Волосьев половину выщипал. Сам порченой, без гашника, и жонку ему оттого не надобно, оттого и мучитель был!..– Ага! – Человек в казацкой одежде глянул по земле, увидал зарытую по плечи женщину с растрепанными волосами.От звука шагов один стрелец поднял голову:– Эй ты, человече!Он повернул бердыш топором к земле и крепко взялся за рукоятку.– Кой бес тебя несет сюда?! – крикнул второй.– Свой я вам! Чего бьете сполох?– Есть вас своих!– Свой, соколы! Выпить вам тащу.– Что ты за человек?– Видать, заезжий. Там ужо вспорют – узнаешь, за какими песнями в Москву ездят.– Разберемся!Человек, сдвинув баранью шапку на затылок, вытащил из-за пазухи глиняную посудину.– Оно не худо пить, только, мотри, не отравное?– Пошто мне вас изводить?Стрелец приложился к горлышку посудины; другой, жадно причмокнув, сказал:– Оставь, не все тяни!– Ух, пей, брат! Не на кружечном, без уловной деньги. Уловная деньга – плата за водку в кабаке, иначе – напойные деньги.

– Ой, тошнешенько-о! Не видать младеньке боле ясно солнышка-а… калена-бела месяца-а!– Убила мужа, дак молчи, чертова жонка! – крикнул стрелец.Человек в казацкой одежде сказал:– Други, а може, муж стоил того?– Кто спорит – може, и стоил, да дело не наше!– Чего сам не пьешь?– Хватит и мне, еще есть.– Давай, парень, коли што, другую!– Да уж, зачал чествовать, не скупись, а то, вишь, туман, знобит…– Лето ныне скудное – дождей, дождей…– Нате, дуйте!Выпивая, стрельцы рассуждали:– И как ты, детинушка, не боишься ходить?– Молодой, вишь, да зубастой!– У нас на вольном Дону никого не боятся.– Мы от дедов стрельцы, да того…– Боитесь?– Не так чтобы…– Ино не на вас ли, браты-соколы, бояре воду возят?– Ужо время приспеет – тряхнем бояр…– До поры в терпенье!..– Ой, а долга ли та пора?– При-и-дет!– Мы и нынче ни черта не боимся!– Не боитесь?– Не…Один из стрельцов ударил себя кулаком в грудь.– Глянь на меня, вольной детина – вот я, не боюсь ни сатаны, ни патриарха, ни бояр…– Ой ли?– Вот бог – и хрест!– Ну, брат-сокол, хвалишься!– Не хвалюсь, башка!– А чем докажешь зарок?– Чем хошь!Стрельцы захмелели.– Не боитесь, так отроем эту жонку, в кабак сведем, сами выпьем и ее обогреем.– А, пропади все, отроем!– Нет, то, детина, не ладно! Какие же мы сторожи?– Вот, браты-соколы, и не боитесь, а трусите!– Нет, тут честь стрелецкая горит!– Что тут горит? К жонке в сторожи приставили! Честь!– А и то правда, отроем!– Сами куды?– В кабак!– Откопаем жонку!– А чем?– Эво! Бердыши в руках, да я саблей подмогу.– Мочно!– Рой!Подошли, отрыли женщину и за руки выволокли из ямы.– Ена, парень, нагая?– Ништо! Обряжу в жупан, сам пройдусь в зипуне. Держи одежу, жонка!– Голова у детины, хошь в попы ставь!– А жонка-т с икрой!– Грудастая…– Э-эй, черти-и!Голос зычно плыл по площади!– Ой, мать твою перекати поле – пятидесятник!– Батоги нам!– Кнут! Чего делать, в обрат копать жонку? Увидит.– Не копать, соколы: вы жонку пасите, я с боярскими детьми хорошо лажу.– Иди, детинушка, веди сговор, угомони черта!– Э-эй, стрельцы!..В ответ шаги и голос:– Тут я!– Ты тут, драный козел, твою перепечу! А где другая сволочь?– На месте стоит!– А ты, щучий сын, пошто без бердыша, пошто не в сукмане?– Сабля при бедре, зипун на плечах!– Вон ты что-о?!.. Эй, стра-жа-а!..В сумраке сверкнуло лезвие сабли. Слово «стража-а» не окончено. Тело начальника осело к земле и распалось на два куска.Детина вернулся к стрельцам.– Куды он делся? – спросил один.Другой засопел и громко, как бы про себя, сказал!– Так-то не ладно!– Чего не ладно?– Начальника посек! Понял? Мы в разбое…Другой, еще более хмельной стрелец захихикал, закашлялся, потом отдышался, сказал:– Начали сечь – туды ему, сатане, и дорога! Дай посекем в куски?..Приволокли подтекающее кровью половинчатое тело начальника к огоньку образа.– Матерый, черт! И как ты его, вольной, мазнул? Не всяк мочен такое…– Одежу вниз! Секите его на куски, да в яму замест жонки – и в кабак.– Вот те хрест, в попы тебя, казак, – голова-а!– Дальше попа не видал? Я, може, в патриархи гляжу!– Хо-хо-хо. Сатана-а!– В па-три-архи-и?!Языки и руки стрельцов худо слушались. Казак, как говорил, сделал все. Пошли.Сторожа на росстанях улиц снимали перед ними бревна-колоды. В иных местах отпирали решетчатые ворота, спрашивали:– Куды, служилые?– Воров в Земской приказ!– Мы сами воры-ы!– Чого рот открыл до дна утробы? Тише-е!– Начальника-то, а-а? Кровь на тебе, и я в кровях…Казак остановился:– Вам, браты-соколы, дорога на Дон, утечете: на Дону много вольных сошлось, там рука боярская коротка.– А ты?..– Я оттудова и туды приду!– Врешь!– Давай, Дема, поволокем его с жонкой в Разбойной?– В Разбойной? В Разбойной? – В Разбойном приказе рассматривались дела об убийствах, разбоях и грабежах на всей территории государства (кроме Москвы).

Пойдем! Руки, вишь, у меня в крови…– Вот вам еще водки! Пейте, загодя спать, а утром знать будете, что делать.– Водку? Давай!– Дуйте из горлышка!Падая и подымаясь, с лицами, замаранными кровью, стрельцы пошли вдоль улицы. Казак потянул одетую в жупан женщину в переулок, выглянул из-за угла. Стрельцы про них забыли, – шли, падали и, поднимая один другого, шли дальше.– Веди, жонка! Спасайся от могилы! – плотнее запахивая женщину в жупан, сказал казак.Женщина дрожала, едва держалась на голых ногах, черных от грязи и холода. Сверкнули белым жестяные главы многочисленных церквей. Где-то зазвонили. Загалдел народ; на ближайших рынках, словно на пожаре, заспорили и закричали женщины, торгуя холст и нитки. Берестовые и тесовые крыши на неопрятных домишках все яснее и пестрее выделялись.– Будь крепче! Идем, кабаки отперли.– Иду, голубь-голубой… Иду, а тяжко идти… 2 Кабак гудел. Широкая дубовая дверь раскрыта настежь… Едкий воздух сивушного масла, спирта, потных тел, подмоченных лохмотьев и рубищ не давал дышать непривычному к кабацким запахам. Светлело в бревенчатой обширной избе с заплеванными стенами и чавкающим от грязи земляным полом. За стойкой на стене висела желтая бумага с черными крупными буквами. В стороне в железном подсвечнике на ржавом кронштейне горела оплывшая сальная свеча, мутно при утреннем свете скупым огоньком пятная бумагу. Каждый, кто смотрел на бумагу, мог прочесть: «По указу царя и великого князя Алексея Михайловича всея Руси и великия и малыя – питухов от кабаков не отзывати, не гоняти – ни жене мужа, ни отцу сына, ни брату, ни сестре, ни родне иной, – покудова оный питух до креста не пропьется».
Казак по-особому зорко оглянул обширный сруб с курным, как в овине, бревенчатым потолком. Его взгляд скользнул в глубину кабака, где за перерубом с распахнутой дверью выглядывала без заслона с черным устьем большая печь.Казак высматривал истцов. Истцы – сыщики.

Лицо его стало спокойно, он повел широким плечом, положил на стойку деньги:– Косушку и калач!Женщина задремала, вскинула сонными руками, казак поддержал ее, но жупан распахнулся и голое, плотное тело, запачканное землей, открылось. Целовальник, косясь на саблю казака, на окровавленные руки, подал откупоренную косушку, положил калач, густо обваленный мукой.– Где экую откопал?Женщина вздрогнула и, схватив было, уронила калач. Казак нахмурил густые брови, но спокойно ответил:– Пропилась, лихие люди натешились да раздели… Подобрал вот, вишь, согреваю.Целовальник сощурился, недобрым голосом прибавил:– Спаси бог! Житья не стало от лихих людей. Почесть, что ни ночь Москва горит…Сквозь слюдяные, проткнутые во многих местах окна чирикали воробьи, слышался звон и громыхание каких-то тяжелых вещей, которые не то катили, не то везли.– Немчин опять на государев двор пушку тянет…– Молыть надо: Кукуй Слобода, где жили немцы.

– подь на Кукуй!– А не скажу того – кнута пробовал! – шутили в глубине кабака у двери в прируб, на бочках огромных и пузатых, оборванцы-питухи. Они сидели в обнимку с женщинами, столь же неприглядными, как и мужчины. Женщины лезли одна к другой и спорили. Целовальник крикнул:– Драться, жонки, вольготнее на улице!– А ты там стой! Она у меня Микешку отбила, а Микешка мою кику Женский головной убор.

спер…– Ой, ой! Да она, вишь ты, не посадская жонка?– Матренка-то! Она, ведомо всем, кабацкая боярыня!– Ха-ха-ха!– А кика твоя с жемчугом аль с венисами? Венис – гранат.

– Кика у меня от бабки!– Знаю теперь – ха-а-а-рошая… Тут, вишь, братаны, на торгу юродивой Гришка-горб шатается, так он Матренкиной кике непочетное место нашел: носит в портках, а зовет килой!– Хо-хо-хо!– У, ты, образина нехрещеная!Бочки лежали, иные торчали стоймя, люди за ними были как за колоннами, выходили и вновь прятались. За бочками кто-то тренькал на струнах, а перед бочками тонконогий, черный, в длинном подряснике, подпоясанный рваной тряпицей, плясал поп-расстрига, гнусаво напевая: Дьякон с дьяконицей,Дьявол с дьяволицей, –Пономарь кошкеОкалечил ножку!Кошка три года хворала,Все кота недолюбала,Кот упал с тоски,Перебил горшки! Из-за бочек выскочил музыкант, тренькавший на ящике.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...