ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– А ту, к турскому салтану, бумагу я, казаки-браты, в станичной избе заронил, не сыщу!От многих рук, вскинутых вверх, по белому песку замотались голубые и синие тени.– А нехай ее чертяка зъист!– Чти коли крымскому.– Ну, казаки, чту: «Братья наши запорожцы, с вождем своим воюючи в човнах по Евксипонту, ко-с-ну-ли-сь му-же-ственно и самых стен константинопольских и оные довольно окуривали дымом мушкетным при великом султанове. И всем мешканцам (обывателям) цареградски-им сотворили страх и смяте-ние и некоторые одле-гле-йшие (окружные) селения константинопольские запаливши толь счастливо, з многими добычами до коша своего поверг-нули».– То Нечай с Бурляем – запорожцы – хорошо привиталися с турчином!– И мы нынь его не забуваем!Боярин сказал:– Примечайте, дьяче: шарпальникам государев запрет ништо, приказано им турчина не злить…Толпа, потная, пьяная, лезла слушать, надеясь, что писарь будет читать бумагу к султану. Солнце жгло головы и плечи. В глубоком небе чуть заметно, как муха на голубом высоком потолке, стоял над толпой какой-то воздушный хищник.– Куркуль реет!– Где? Не вижу. Эге, высоко!– Высоко, бисова шкода!..Писарь слез с бочки, казаки с моря кричали:– Ты, пысьменный, пошто Дону служишь?..– Служи Запорожью!..– Запорожцы никому не продались! Низовики продались московскому царю.– А бо-дай вона выздыхала, царьская Московия, и с царем и з родом его!– «С турчином греха не заводить, ждать указу», – ведь так, боярин, писано государем и великим князем? – спросил один дьяк.Боярин, гневно тыча в песок посохом, водя по толпе глазами, сказал шепотом:– Разбойники позорят поносным словом имя государево, – негоже нам быть тут!Москвичи двинулись дальше. 7 Посреди улицы, в сыром месте, кинув прямо в грязь атласный плащ, разлегся запорожец с двумя пленницами-турчанками. Одну из них он посадил за собой, положив большую бритую голову с оселедцем ей в колени, другая сидела рядом на песке. Косы турчанок из рук казак выпустил и, зажмурив глаза, дремал на припеке. Кривая черкесская сабля в серебряной оправе, кремневый ржавый пистолет лежали у его правой руки.Закрыв глаза, опустив черноволосые головы на смуглые голые груди, пленницы, видимо, грустили без слез.Боярин подошел к запорожцу. Дьяки встали поодаль, но старик кивком головы позвал младшего из них:– Взбуди его!Ефим зашел к запорожцу сбоку, слегка толкнул дремлющего носком желтого сапога.– Кой бис?! – крикнул запорожец. Загорелый кулак разжался, и узловатые пальцы впились в рукоятку сабли.Боярин громко сказал:– Эй, козак, продаешь жонок? Угодно нам знать цену.– Мой ясырь – двадцать талерей за голову.Приоткрыв глаза, запорожец, отняв руку от сабли, полез ею в карман красных шаровар, вытащил большую трубку, кисет и кресало.– Разбойник! Пошто много ценишь?Запорожец, не обращая внимания на слова боярина, набил трубку, высек огня, закурил и вновь решил задремать…– Даю тебе двадцать пять рублев московскими. Талер – цена рубль!– Сам не беззубой, да менгун Деньги.

надо, а то на обеих бы женился… даром марать посуду не хочу!Боярин, выжидая, молчал.Казак вскинул на него разбойничий взгляд, прибавил, шлепнув рукой по рваной штанине:– Нам в путь-дорогу идти есть с чем, а ты, крамарь, – мертвец!Боярин метнул глазами на казака и зашипел, тряся головой. Из-под розовой бархатной мурмолки замотались по вискам седые косички:– Один лишь дурак указует перстом меж ноги, умный в лицо зрит!»– Поди к бису, крамарь! Дешевле ясырь не продам тебе за то, что мертвец… Хочу, чтоб у жонок куча хлопцев была… Сам не имеешь глузда – на титьки им глянь, на брюхо… э-эх! Падаль ты, тьфу!– Мне их не доить, бери двадцать шесть талерей, – сыщу деньги…Запорожец медленно, полусонно набил снова трубку, закурил.Подошел высокий степенный турок или бухарец в белой чалме, в пестром длинном халате, что-то очень тихо сказал по-турецки – пленные подняли головы; у той, которая держала голову казака, смуглое лицо ожило румянцем, другая турку улыбнулась глазами, боязливо и быстро кинув взгляд на дремлющего казака, слегка поклонилась.Человек в чалме нагнулся над запорожцем, сказал громко:– Селэ малыкин! Здравствуй!

– Ого! – запорожец открыл глаза, ответил тем же приветствием: – Малыкин селэ, кунак!– Колько – два?– Тебе, мухаммедан? За тридцать талерей – два!– Дай ясырь – бери менгун.Запорожец быстрее, чем можно было ожидать от грузного тела, сел, загреб в охапку обеих пленниц, как маленьких девочек, встал с ними на ноги:– Ясырь вот, дай менгун!Человек в чалме бойко отсчитал тридцать серебряных монет, передал запорожцу. Пленницы стояли сзади него, казак взял ту и другую за руки, передал купившему, сперва из правой руки одну, потом из левой – другую.Купивший нагнул перед казаком голову, приложил руку к сердцу в знак приветствия продавцу ясыря и, повернувшись, пошел с турчанками в город.– Эге! То не крамарь – купец… – проворчал запорожец. Нагнулся, накинул на плечо плащ, загреб в большую лапу оружие и шапку. Сонливость с него спала, он спешно пошел в ближайший шинок.Младший дьяк не утерпел, громко сказал:– Эх, боярин, да я бы у этого бражника обеих жонок купил за два кувшина водки.– Я тебе, холоп, заплавлю рот свинцом! – прошипел боярин.Мимо москвичей юрко пробежал почти голый мальчишка, черноволосый и смуглый; потряхивая кувшином киноварной глины, кричал:– Коза-а! Буза-а!– Эй, соленый пуп! – подзывали мальчишку проходившие казаки. – Дай бузу!Видя, как жадно глотали казаки бузу, младший дьяк ворчал:– Чубатые черти! Дуют – хоть бы что, а мне с подболтки этой охота дух пустить, да старик – как волк.Молодой дьяк боялся идти близко за гневным боярином, ждал, когда его позовут… 8 На площади, недалеко от часовни Николы, стоит деревянная церковь Ивана Воина с дубовым, из бревен, гнилым навесом над входом. Под навесом, над низкими створчатыми дверьми с железными кольцами, – темный образ святого. Иван Воин изображен вполуоборот, в мутно-желтых латах, опоясан узким кушаком, на кушаке недлинный меч в темных ножнах, под латами красные штаны, сапоги, похожие на чулки, желтые. Левая рука опущена и согнута к сердцу, в правой он держит тонкий крест, и вид у него, как будто к чему-то прислушивается. В углу на клочках облаков какие-то лики…Казаки входят и выходят из церкви, поворачиваются и на дверь крестятся. Ставят свечи тем святым, которые по их понятиям лучше помогают в походах и кому на войне дано слово поставить в старой церкви «светилку». В церкви два попа, присланные Москвою; каждый из попов привез по образу, писанному московскими царскими иконниками. Казаки обходят привезенные образа, ворчат:– Не нашего письма образы… Христы на воевод схожи – румяны и толсты.Про попов шутят:– Древние. Поп попа водит и по пути спрашивает: «Як тебе имя, Иване?» – и до сих пор попы не ведают, кого кличут «Иване», а кого «Петр».Читать попы не видят – службу ведут на память, вместо «аллилуйя» часто произносят «аминь»… Казаки редко венчаются в церкви, больше придерживаются старины: объявляют имя жениха и невесты на майдане, строят для того помост, жених берет свидетелей за себя и за невесту.Боярин с дьяками проталкивались на площадь к церкви. Не доходя площади – ряд торговых ларей и шинков-сараев. Москвичи, подойдя к ларям, рассматривая товары, приостановились: перед одним ларем ходил взад-вперед бородатый перс в широком кафтане из верблюжьей крашенной в кирпичный цвет шерсти, в коротких, до колен, такого же цвета штанах, с голыми ногами, в башмаках на босу ногу, кричал, как гусь:– Зер – барфт! Зер – барфт! Золото – ткань!

Идя обратно, взывал тем же голосом:– Золот – парш, золот – парш!– Эй, соленой!– Он не грек – баньян, мултанея.– Не, пошто? У тех по носу мазано желтым и в белой чалме, а этот в синей, да все одно. Эй, почем парш, чесотку продаешь?В глубине ларя сидел другой перс, – видимо, хозяин, в халате из золотой с красными разводами парчи, в голубой, вышитой золотом чалме, – ел липкие сласти, таская их руками из мешка в рог; черная с блеском борода перса было густо облеплена крошками лакомств.Когда с зазывающим покупателей персом разговаривали, он улыбался, махал руками, кричал громче первого:– Хороши парча! Хороши, дай менгун, козак!Боярин подошел к ларю, подкинул вывешенные светлые полотнища на руке, сказал:– Добрая парча! Надо зайти купить… На Москву такой не везут…Прошли, почти не взглянув на лари с синей одамашкой-камкой Камка из Дамаска.

, коротко постояли у ларя с бархатами: бурскими, литовскими и веницейскими.– Бархаты продают, разбойники, не в пример лучше московских: цвет рудо-желтой, золотным лоском отливает…Дальше и в стороне – ларь с сараем. Сквозь редкие бревна сарая из щелей сверкали на свет жадные чьи-то глаза. Ларь вплотную подходил к сараю. В сарай из открытого ларя – дощатая дверь, завешанная наполовину персидским ковром; по сторонам ларя – ковры удивительно тонких узоров. Боярин развел руками и чуть не уронил свой посох с золоченым набалдашником:– Диво! Вот так диво! Этаких ковров не зрел от роду моего, а живу на свете довольно…В ларе два горбоносых, высоких: один – в черной шапке с меховым верхом, другой – в черной мохнатой; из-под кудрей овчины глядели острые глаза с голубоватыми зрачками; оба в вывернутых шерстью наружу бараньих шубах.– Кизылбашцы Персияне.

, нехристи, – проговорил Ефим.Боярин оборвал дьяка:– Холоп! Спуста не суди: кизылбашцы – те, что парчой торг ведут, эти, думно мне, лязгины!..Один из горбоносых, выпустив изо рта мундштук кальяна, стоявшего за ковром на столике, закричал:– Камэнумэк, арнэлахчик! Мэ тхга март! Цахумэнк халичаннер Хоросаниц ев-Парскастанц Фараганиц!Снова бойко и хищно схватил черной лапой с острыми ногтями чубук кальяна и с шипеньем, бульканьем начал тянуть табак.– Сатана его поймет! Сосет кишку, едино что из жил кровь тянет… Ей-бо, глянь, боярин, – со Страшного суда черт и лает по-адскому! – вскричал Ефим.– Запри гортань! Постоим – поймем, – упрямо остановился боярин.Другой горбоносый закричал по-русски:– Господарь, желаете ли купить девочку или мальчика?.. Еще продаем ковры из Хорасана и Персии – Фарагана Перевод того, что кричал первый армянин по-армянски; Фарагана – Фергана.

.Первый горбоносый опять крикнул, коверкая русские слова:– Сами дишови наши товар! – кричал он гортанно-зычно, словно радовался, что знал эти чужие слова. Тонкий, сухой, с желтым лицом. Бараний балахон на нем мотался, и когда распахивался, то на поясе с металлическими бляхами под балахоном блестел узорчатыми ножнами длинный кинжал.Боярин подошел, потрогал один ковер.– Хорош ковер – фараганский дело! – сказал тот, что кричал по-русски.Стали торговаться. Дьяки молча выжидали; только Ефим увивался около – гладил ковры, прикладывался к ним лицом, нюхал. Боярин приторговал один ковер, черный человек бойко свернул его, получил деньги, заговорил, шлепая по ковру коричневой рукой:– Господарь, купи девочка… – теркская, гибкая, ца! – Он щелкнул языком. – Будит плясать, бубен бить, играть, птица – не девочка, ца! Летает – не пляшет…Боярин молча махнул рукой одному из бородатых дьяков, передал ковер:– Неси, Семен, ко мне!Дьяк принял ковер.Черный продолжал вкрадчиво:– Есть одна… Груди выжжены… на грудях кизылбашски чашечки… на цепочках… Любить можно, дарить можно – матерью не будет… грудь нет, плод – нет… Вырастет, зла будет, как гиена. Можно господарю такая свой гарем беречь – никого не пустит, жон замучит, сама – нет плод и другим не даст чужой муж ходить… Дешево, господарь… девочка…Боярин, делая вид, что не слышит вкрадчивой речи черного, разглядывал ковры.– Сами дишови наши товар! – кричал другой.Ефим, понимая, что этот не знает много по-русски, сказал:– Ты, сатана, баньян ли грек?– Нэ… – затряс тот мохнатой головой, – нэ грек, армэнен… Камэнумэк, арнэл ахчик!– Дьяки, идем дале!Дьяки поклонились и двинулись за боярином. Ефим подошел к боярину ближе, заговорил быстро:– Глядел ли, боярин, на того, что по-нашему не лопочет?– Что ты усмотрел?– Видал я, боярин, у него под шубой экой чинжалище-аршин, – видно, что разбойник, черт! Продаст да догонит, зарежет и… снова продаст!– Ну, уж ты! Сходно продают… На Москве таких ковров и за такие деньги во сне не увидишь…– Им что, как у чубатых, – все грабленое… Видал ли, колько в сарае мальчишек и девок малых:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
 Дубровин Евгений Пантелеевич - Лесник Юра Дымов 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Сенкевич Генрик - Нет пророка в своем отечестве - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Гармаш-Роффе Татьяна Владимировна - Частный детектив Алексей Кисанов - 2. Шантаж от Версаче - читать книгу онлайн