ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Рядом с Феллоном Чиндар
эр-Квинан в клочья разорвал свою элегантную шляпу.
Щелк-щелк-щелк огромных клыков. Все собравшиеся испустили крик при
виде первой крови. Йеки не успел уклониться от выпада шена, и зубы
тропического хищника впились в плечо противника. Коричневая кровь, похожая
на какао, показалась в густой шерсти йеки.
В нескольких сидениях от него какой-то кришнанец пытался заключить
пари с Чиндаром, но они не слышали друг друга. Наконец дворянин перегнулся
через колени Феллона. Второй же взобрался на свое сидение и наклонился
через зрителей.
Щелк-щелк! Еще кровь: и йеки и шен были ранены. Воздух сгустился от
сигаретного дыма, запаха крепких духов, алкоголя и запаха потных тел
кришнанцев и зверей. Феллон закашлялся. Лийяра что-то сказал ему.
Звери следили за движениями друг друга. Феллон обнаружил, что сам что
есть силы сжимает перила, наклонившись через них.
Бах! Йеки и шен столкнулись. Шен перекусил переднюю лапу йеки, но в
тот же момент йеки впился в длинную шею дракона... Песок с арены облаком
закрыл дерущихся зверей. Теперь на арене виден был лишь клубок лап и тел,
с ревом перекатывающихся по полу.
Феллон, как и все остальные, не отрывал глаз от зверей, не обращая
внимания на окружающих. Но тут он почувствовал, что чьи-то руки ухватили
его за лодыжки и он был поднят. Толчок - и он, перевалившись через перила,
упал на арену.
Ему показалось, что его перебросил через перила Лийяра; но затем
облако песка ударило ему в лицо.
Феллон перевернулся, чуть не вывихнув себе шею. Во всяком случае она
сильно болела при каждом его движении. Он вскочил на ноги перед мордой
йеки, стоявшего над шеном. Дракон был мертв.
Феллон взглянул вверх. Кольцо бледно-зеленых лиц окружало арену. У
большинства были раскрыты рты, но он ничего не услышал: все кричали враз.
- Меч! - крикнул он. - Пусть кто-нибудь бросит мне меч! Все
задвигались в поисках меча. Но все оставили оружие при входе в дом.
Кто-то кричал, что нужна веревка, кто-то искал лестницу, другие
выкрикивали, что нужно связать плащи. Они двигались вокруг арены и
выкрикивали советы, но никто ничего не предпринимал.
Йеки пополз вперед на брюхе.
Но тут хозяин дома перегнулся через перила и крикнул:
- Эй, мастер Энтон! Держите!
Вниз рукоятью вперед полетел меч. Феллон поймал его за рукоять,
повернул и направил на йеки.
Зверь приближался. Феллон подумал, что сейчас хищник прыгнет, тогда
никакой меч ему не поможет.
Единственным выходом было напасть самому. Феллон двинулся к зверю,
размахивая мечом. Хищник заревел и отступил, поджимая перекушенную лапу.
Феллон ударом меча отбил удар когтистой лапы зверя.
Йеки заревел громче. Феллон с замирающим сердцем приблизил лезвие к
носу зверя. При первом же уколе йеки с ревом и рычанием повернул назад.
- Мастер Энтон! - прозвучал голос. - Гоните его в открытый проход!
Выпад - выигран еще один шаг; еще выпад - и меч назад, как только
зверь пытается достать лапой. Еще один шаг. Понемногу Феллон теснил йеки к
проходу, каждую минуту ожидая яростного прыжка к смерти.
Но вот в поисках безопасности зверь повернулся и, как змея, скользнул
в открытую дверь. Сверкнул коричневый мех, и он исчез. Звякнула
опустившаяся решетка.
Феллон покачнулся. Наконец кто-то бросил веревку-лестницу. Он
медленно взобрался наверх и протянул меч Кастамбангу.
Феллона хлопали по спине, ему протягивали сигары и напитки, его
обнимали и вели по комнате. Ничто не могло остановить восторга кришнанцев.
Наконец кто-то протянул Феллону полную шапку золотых и серебряных монет,
собранных присутствующими, чтобы наградить землянина за доблесть.
Лийяра нигде не было видно. Из замечаний присутствующих Феллон понял,
что никто не видел, как его столкнули на арену.
- Клянусь носом Тиазана, но почему вы упали?
- Он соскучился!
- Нет, он убивает чудовищ ради удовольствия!
Если бы Феллон попытался обвинить Лийяра, у него не было бы
свидетелей.
Через несколько часов, проглотив огромное количество спиртного,
Феллон обнаружил, что он сидит, развалившись, в кхизуне, в компании
нескольких гостей и поет пьяную песню в такт топоту шестиногого эйаса.
Остальные постепенно сходили, но никто не жил так далеко в бедном районе к
западу. Значит, ему придется заплатить за всех. Но с этими деньгами,
которые они для него собрали...
Но где же, ради Хишкака, эти деньги? Но тут он смутно вспомнил
азартные игры, где выиграл около тридцати тысяч кардов. Потом непостоянный
Дави, бог удачи, покинул его, и вскоре он проиграл все выигранное, а за
ними и то, что собрали для него гости.
Он застонал. Неужели он никогда не поумнеет? С такими деньгами,
которые были у него, он мог бы отряхнуть пыль Балхиба со своих башмаков,
предоставить Мжипе, Квайсу и Фредро самим решать загадку Сафка и набрать
наемников в Маджбуре для возврата себе трона Замбы.
Но вдруг новая ужасная мысль возникла у него. С этим приключением с
йеки и последующей оргией он перестал следить за временем и совершенно
забыл о Гази и ее возвращении с Кордаком. Конечно, они уже вернулись. И
как же он объяснит свое отсутствие? Он сжал болевшую голову. И от него
несет, как от самогонного аппарата.
Его мозг, обычно такой изобретательный в поисках объяснений, казался
парализованным. Может, так: "Мои друзья Гарган и Уимз зашли посмотреть,
что со мной. Я уже чувствовал себя лучше, и они уговорили меня пойти с
ними к Саванчу, но там у меня снова начался приступ..."
Она не поверит, но ничего лучше он не мог придумать. Кхизун
остановился у дверей. Платя за проезд, Феллон смотрел на фасад, казавшийся
при лунном свете менее жалким, чем днем. Света не было. Или Гази в
постели, или...
Войдя, Феллон почувствовал, что дом пуст. Действительно, нигде ни
следа Гази.
Феллон сбросил башмаки и рапиру, упал на постель и мгновенно уснул.

10
Энтони Феллон проснулся с одеревеневшим телом и отвратительным вкусом
во рту. Шея болела так, будто ее всю ночь постоянно перекручивали.
Постепенно приходя в себя, он наконец вспомнил, что не застал Гази,
вернувшись домой... Где она теперь?
Он сел и окликнул ее. Никакого ответа.
Феллон спустил ноги на пол и несколько секунд протирал глаза и
поворачивал шею, чтобы проверить, не повреждена ли она. Он встал и обыскал
дом. Гази не было. И она не просто ушла, она взяла с собой свою одежду и
другие личные вещи.
Пока он трясущимися руками готовил себе завтрак, мозг его усиленно
отыскивал имеющиеся возможности. Феллон знал, что в Балхибе женщины могут
свободно менять своих джагайнов, когда пожелают. Но теперь мысль о том,
что Гази могла оставить его ради Кордака, вызывала в нем такой гнев, что
все остальные соображения забылись.
Он проглотил холодный завтрак, надел башмаки, прицепил рапиру, не
заботясь о ножнах, и отправился к казармам в восточной части города.
Солнце уже с час как встало, и ветерок начал свой танец с пыльными
маленькими смерчами.
Получасовая поездка на запряженном эйасами омнибусе привела его к
казармам, где хмурый солдат из военной канцелярии сообщил ему адрес
частной квартиры Кордака. Еще полчаса, и он был у указанного дома.
Дом, в котором снимал квартиру Кордак, находился в северном конце
Кхарджу, где магазины и банки уступали место кварталам горожан среднего
класса. Феллон прочел имена квартиросъемщиков на табличке, прибитой к
стене рядом с дверью, и направился по лестнице на третий этаж. У двери
направо он ударил в небольшой гонг.
Не получив ответа, он ударил еще раз, сильнее, и наконец застучал в
дверь, что балхибцы делают очень редко. Но вот он услышал звуки движения,
дверь открылась, и показался заспанный Кордак. Его зеленые волосы были
всклокочены, одеяло свисало с плеч, защищая тело от утренней прохлады, а в
руке он держал обнаженную шпагу. Для кришнанцев было обычаем так отвечать
на стук в дверь в такой неблагоприятный для визитов час, так как
посетитель мог оказаться грабителем.
Кордак спросил:
- Во имя зеленых глаз Хои... а, это вы, мастер Энтон! Что заставило
вас нарушить мой сон, сэр? Я думаю, что что-то необычное?
- Где Гази? - спросил Феллон, хватаясь за рукоять своей рапиры.
Кордак поморгал, прогоняя остатки сна.
- Поскольку она оказала мне честь, избрав меня своим новым джагайном,
она со мной. Я... Что еще? - нетерпеливо спросил он.
- Вы... вы хотите сказать, что позволили себе...
- Что позволил? Я ответил вам прямо. А теперь, мой добрый сэр,
уходите и позвольте мне продолжить мой прерванный сон. В следующий раз,
идя к человеку, работающему по ночам, выбирайте более подходящее время.
Феллон вспыхнул от гнева.
- Вы забрали мою жену, а теперь говорите, чтобы я уходил и не мешал
вам спать?
- Что вас смущает, землянин? Здесь не варварский Кваас, где женщины
являются собственностью. Теперь идите, или же я научу вас приличным
манерам.
- Что? - выкрикнул Феллон. - Это я научу вас манерам!
Он сделал шаг назад, выхватил рапиру и взмахнул ею.
Все еще не вполне проснувшийся Кордак колебался, ответить ли на атаку
Феллона или захлопнуть дверь; пока он думал, лезвие рапиры приблизилось к
его груди. Парировав удар и сделав шаг назад, Кордак едва избежал укола в
грудь.
Но, отступив, он утратил контроль над дверью; Феллон вошел в квартиру
и захлопнул дверь за собой.
- Сумасшедший! - сказал Кордак, обматывая одеяло вокруг правой руки.
- Злой рок уже навис над тобой, - и он в свою очередь сделал выпад.
Дзинь-дзинь! - звенели тяжелые лезвия. Феллон отбил атаку, но все его
приемы и выпады легко отбивались шпагой или рукой, обернутой в одеяло.
- Энтон! - раздался голос Гази.
Феллон и Кордак одновременно посмотрели в глубину квартиры на дверь,
в которой стояла Гази, прижав руки к щекам. И они немедленно же обратили
все свое внимание друг на друга, чтобы никто не воспользовался этим
отвлечением внимания.
Дзинь-дзинь-дзинь!

Дуэлянты кружили по комнате. Феллон по первым же секундам боя понял,
что силы их примерно равны. Хотя он был тяжелее, а как землянин сильнее
физически, зато Кордак был моложе и имел большую практику в фехтовании.
Дзинь-дзинь-дзинь!
Феллон наткнулся на небольшой столик и отбросил его в сторону.
Дзинь-дзинь!
Кордак сделал ложный выпад и попытался ударить Феллона в голову.
Феллон увернулся: лезвие Кордака отрубило верхушку бронзовой напольной
лампы, которая со звоном покатилась по полу.
Дзинь-дзинь!
Они продолжали кружить. Оказавшись лицом к Гази, все еще стоявшей в
дверях, Феллон крикнул:
- Гази, уходи! Ты нас отвлекаешь!
Она не обратила на это внимание, и дуэль продолжалась. Внезапным
вихрем приемов и выпадов Кордак прижал Феллона к стене. Последний его удар
должен был пригвоздить Феллона к стене, но тот отпрыгнул, и лезвие
капитана врезалось в дешевую копию известной картины Машира "Рассвет над
Маджбуром". Пока лезвие торчало в стене, Феллон нанес удар, Кордак отразил
его одеялом, вытащил шпагу и вновь стоял лицом к лицу со своим
противником.
Дзинь-дзинь!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...