ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Ну, что ж, вероятно, не стоит больше говорить о патриотизме, но
когда вы в следующий раз явитесь за очередной дозой лонговита, не
удивляйтесь, если не застанете меня.
- Я могу купить лонговит на черном рынке.
Мжипа тяжело посмотрел на Феллона:
- Как вы думаете, долго ли вам придется употреблять ваш лонговит,
если я расскажу Чабарианину о вашем шпионаже в пользу Камурана из Квааса?
- О моем шпи... я не понимаю, о чем вы говорите, - ответил Феллон,
всем существом чувствуя, как ледяной холод пополз по его спине.
- О, вы понимаете. И не думайте, что я не расскажу ему.
- Так... и как насчет ваших благородных разговоров о предательстве
землянина перед кришнанцами?
- Мне это не нравится, но вы не оставляете мне другого выхода. Вы
сами по себе не слишком большая ценность для человеческой расы, вы и так
роняете наш авторитет в глазах туземцев.
- Почему же вы беспокоитесь обо мне?
- Потому что при всех ваших недостатках вы единственный человек,
способный выполнить эту работу, и я, не колеблясь, заставлю вас сделать
это.
- Но я не смогу это сделать без маскировки.
- Я снабжу вас всем необходимым. А теперь я возвращаюсь в павильон
либо сообщить Фредро о вашем согласии, либо рассказать министру Кира о
ваших встречах с этой змеей Квейсом из Бабаала. Что я должен сказать?
Феллон взглянул на консула своими налитыми кровью глазами.
- Можете ли вы снабдить меня какой-нибудь добавочной информацией? Я
имею в виду план помещения, например, или описание обрядов ештитов.
- Нет. Кажется, неофилософы знают, или думают, что знают кое-что о
внутренностях здания, но я не знаю ни одного члена этого культа в Балхибе.
Вам придется раскапывать это самому.
Феллон с минуту помолчал. Затем, видя, что Мжипа вновь собирается
говорить, сказал:
- О, дьявол! Вы победили, будьте же вы прокляты! Давайте кое-что
выясним. Кто же эти трое исчезнувших землян?
- Во-первых, это был Лаврентий Боткин, автор научно-популярных книг.
Он отправился вечером на городскую стену и не вернулся.
- Я читал что-то об этом в "Рашме". Ну, продолжайте.
- Во-вторых, Кандидо Соарес, инженер-бразилец; и наконец, Адам Дели,
американец, управляющий фабрикой.
- Предполагаете ли вы что-нибудь о причинах их исчезновения? -
спросил Феллон.
- Они все - люди, имеющие отношение к технике.
- Может, кто-нибудь с их помощью пытается создать современное оружие?
Такие же попытки уже были, вы знаете.
- Я думал об этом. Я помню, например, - сказал Мжипа, - что вы сами
предпринимали такую попытку.
- Ну, Перси, кто старое помянет, тому глаз вон.
Мжипа продолжал:
- Но это было до того, как был введен псевдогипноз. Если бы это
происходило несколькими десятилетиями раньше... Во всяком случае, эти люди
не выдадут никаких знаний - даже под пыткой - так же, как вы и я. Туземцы
знают об этом. Однако, когда мы найдем этих людей, мы узнаем и причину их
похищения.

3
Долгий кришнанский день умирал. Когда Энтони Феллон открыл
собственную дверь, его движения стали осторожными. Он тайком проскользнул
внутрь, снял свой пояс с рапирой и повесил его на вешалку.
Он постоял, прислушиваясь, затем на цыпочках прошел в комнату. Достал
с полки два маленьких кубка из натурального хрусталя, изготовленных
умелыми руками ремесленников Маджбура. Они были единственной ценной вещью
в этой убогой маленькой комнате. Феллон приобрел их в один из удачных
периодов своей жизни.
Феллон откупорил бутылку (кришнанцы еще не знали навинчивающихся
крышек) и сделал два глотка квада. При звуках льющейся жидкости женский
голос на кухне произнес:
- Энтон?
- Это я, дорогая, - сказал Феллон на балхибском. - Твой герой
вернулся домой...
- Да уж герой! Я надеюсь, ты насладился праздником. Клянусь Апериком-
просветителем, я стала бы рабыней за все эти развлечения.
- Ну, Гази, любовь моя, придет время, и я скажу тебе...
- Ты скажешь? Но должна лия верить тому всякому вздору? Ты считаешь
меня совсем глупой. Не понимаю, почему я согласилась признать тебя своим
джагайном?
Вынужденный защищаться, Феллон выпалил:
- Потому что у тебя нет братьев, женщина, и дома тоже не было.
Перестань кричать и давай выпьем. Я кое-что хочу показать тебе.
- Ты зафт! - начала женщина яростно, но потом, когда смысл его слов
дошел до нее, сказала:
- О, в таком случае, я иду немедленно.
Занавеска кухни отдернулась, и вошла джагайни Феллона. Это была
высокая, хорошо сложенная кришнанка, привлекательная по меркам Кришнана.
Ее отношения с Феллоном были чем-то средним между экономкой и женой.
Балхибцы не признавали брака, считая его неприемлемым для такой
воинственной расы, какой они были несколькими столетиями раньше. Женщина
жила с одним из своих братьев, и ее через определенные промежутки времени
посещал джагайн-возлюбленный. Их отношения были временными и могли
прекратиться по желанию любого из них. Брат обычно воспитывал и детей
сестры. Поэтому хотя у остальных народов планеты ребенок наследовал имя
отца, у балхибцев он назывался по имени дяди с материнской стороны,
который воспитывал его. Полное имя Гази было Гази эр-Доукх, то есть Гази,
племянница Доукха. Женщина, которая, подобно Гази, действительно жила со
своим джагайном, считалась несчастной и деклассированной.
Феллон, глядя на Гази, размышлял, прав ли он был, выбрав Кришнан
полем своей внеземной деятельности. Не убраться ли и ему отсюда? Она его
не задержит. Впрочем, она хорошо готовит, она вообще нравилась ему...
Феллон протянул ей один из кубков. Она взяла его, сказав:
- Спасибо, но ты истратил на это наши последние деньги. Феллон снял с
пояса, висевшего на вешалке, кошелек и набрал полную горсть золотых
монет, полученных им от Квейса. Гази удивленно раскрыла глаза; рука ее
потянулась к монетам. Феллон, смеясь, уложил монеты обратно, потом
протянул ей две десятикардовые монеты.
- Этого хватит на ближайшее время, - сказал он. - Понадобится еще,
скажешь.
- Бакхан, - пробормотала она, садясь в кресло и прихлебывая квад. -
Поскольку я знаю тебя, я не спрашиваю, откуда эти деньги.
- Ты права, - весело ответил он. - Я ни с кем не обсуждаю свои дела.
Именно поэтому я до сих пор жив еще.
- Ручаюсь, что это подлые и низкие дела.
- Они нас кормят. Что на обед?
- Котлеты из унха с бадром, а на десерт тунест. Твои таинственные
дела на сегодня кончены?
- Думаю, да, - ответил он осторожно.
- Что же мешает тебе пойти со мной на праздник? Будет фейерверк и
шуточная битва.
- Очень жаль, дорогая, но ты забыла: я сегодня вечером дежурю.
- Всегда что-нибудь! - она уныло посмотрела на свой кубок. - Что я
сделала такого, что боги держат меня в таком положении?
- Выпей еще, и тебе станет легче. Когда-нибудь, когда я верну свой
трон...
- Долго ли я буду слышать эту песню?
- ...когда я верну свой трон, будет достаточно веселья и игр. А пока
- вначале дела, потом удовольствия.

Третья секция района Джуру гражданской гвардии Занида уже строилась,
когда Феллон появился на учебном манеже. Он схватил со стойки алебарду и
занял свое место.
Как объяснил Феллон во время праздника Мжипе, было нецелесообразно
выставлять гражданскую гвардию Джуру на парад. Район Джуру был большей
частью населен некришнанцами, и в гражданской гвардии собрались
представители многих миров с разумными обитателями. Кроме кришнанцев,
здесь было несколько землян: Уимс, Кисари, Нунец, Рамананд и другие. Было
также двенадцать осириан и тринадцать тотиан. Был и торианин ( не путать с
тотианином) - что-то вроде страуса с руками, развившимися из крыльев. В
отряде состоял и исидианин - кошмарная восьминогая комбинация слона и
таксы. И другие различные формы и различного происхождения.
Перед линией гвардии стоял Кордак эр-Джилан, хорошо сложенный капитан
регулярной армии Балхиба, хмурившийся под гребнем, торчавшим у него на
шлеме. Феллон знал, почему хмурится Кордак. Капитан был добросовестным
солдатом и хотел бы превратить гражданскую гвардию в точный и единый,
подобный машине, военный организм. Но какого единства можно было ожидать
от столь разнородного состава? Бесполезно было даже пытаться заставить их
приобрести мундиры: тотиане, надев одежду поверх своей шерсти, тут же
задохнулись бы, и ни один портной в Балхибе не взялся бы шить костюм для
исидианина.
- Жуго-й! - крикнул капитан Кордак, и неровная линия проявила
некоторое внимание.
Капитан объявил:
- В следующий пятый день состоится тренировочный бой для всех моих
героев на западной равнине через час после того, как алые лучи Рокира
упадут на нее. Следует захватить с собой...
Капитан Кордак, подобно другим кришнанцам, любил украшать свою речь;
даже простые предложения звучали с напыщенной высокопарностью. На этот
раз, однако, он был прерван громким возгласом неодобрения своей секции.
- Почему, во имя Хишкака, вы, заржавленные лезвия, воете и скрипите,
как старое дерево в бурю? - воскликнул капитан. - Можно подумать по вашему
вытью, что вас посылают потрошить слона при помощи метлы?
- Тренировочный бой! - простонал Чаванч, толстый содержатель таверны
с улицы Шимад и командир отделения секции. - Зачем нам это? Мы знаем, что
один верховой джунга может засыпать весь отряд стрелами, как Кварар
засыпал войско Джупулана. Зачем эта глупая игра в солдатиков?
Джунгами балхибцы называли жителей западных степей - воинственных
обитателей Квааса, Джаукии или Джерамиса.
Кордак сказал:
- Стыдно, мастер Сванч. Как может представитель нашего мужественного
народа так говорить трусливо. Есть чрезвычайный приказ министра, чтобы все
отряды гражданской гвардии приняли участие волей-неволей.
- Я отказываюсь, - пробормотал Сванч.
- Отказы не принимаются, - Кордак понизил голос. - Между нами, до
моих ушей донесся слух: положение на западе опасное и угрожающее. Камуран
из Квааса - пусть Ешт уничтожит его уши - созвал племенные войска и ходит
с ними взад и вперед вдоль границ своих огромных владений.
Он произнес "Кваас" как "Квасф", так как в балхибском языке нет
дентальных согласных.
- Он не может напасть на нас! - сказал Саванч. - Мы ничем не
спровоцировали его, он же поклялся не нарушать договора, заключенного
после битвы при Таджроше.
Кордак преувеличенно вздохнул:
- Итак, старая бочка сала, вы считаете, что джунги из Квааса, Сурии,
Джаукии стали соблюдать договоры? И мне больше нечего делать сегодня
вечером, как спорить с вами? Во всяком случае, таков приказ. Теперь
отправляйтесь в обход, и пусть запах винных магазинов не отвратит вас от
выполнения ваших обязанностей. Следите, не выходит ли кто ночью из домов
горожан. Это могут быть воры. В таких обстоятельствах, когда готовится
горячая схватка, цена на металл увеличивается и появляется множество
воров.
Мастер Энтон, ваш маршрут включает район улицы Джафал, окружает Сафк,
возвращаетесь вы по улице Барфур. Будьте особо бдительны на аллеях вблизи
фонтана Кварара. За последние десять ночей там было три случая грабежа и
одно убийство:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...