ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Веквир, есть ли у вас хороший мужской плащ? Ничего особенного,
хорошая вещь для представителя среднего класса.
У Веквира, конечно, имелось то, что нужно.
- Хорошо, сказал Феллон, которому уже наскучило выбирать одежду. -
Добавьте его стоимость и не забудьте о полагающейся мне скидке.
Завершив покупки, Феллон окликнул кхизун и в сопровождении Гази и
Фредро направился в Джуру. Гази сказала:
- Ты необыкновенно расточителен, любовь моя. Но скажи мне, как тебе
удалось получить скидку у Веквира? Ведь Веквир готов отобрать последний
арзу у нищего.
Феллон улыбнулся.
- Видите ли, - сказал он, повторяя каждую фразу на двух языках, - у
Веквира был враг, некто Гулил, прославившийся, как преступник опаснее
Чиллана. Этот Гулил шантажировал Веквира и вымогал у него деньги. Но
однажды этот глупец слишком наклонился через окно и разбил свой череп о
камни. Правда, Веквир просил меня заняться этим делом, но потом, когда
следователи префектуры занимались этим случаем, я доказал, что был в это
время в другом месте.
Когда они проходили мимо Сафка, Фредро чуть не свернул шею,
разглядывая его, и начал наивно говорить о том, что хорошо бы туда зайти,
пока Феллон не ударил его по ноге. К счастью, Гази знала едва ли полдюжины
английских слов, и все они выражали возражения.
- Куда мы идем? - спросил Фредро.
- Ко мне домой: положим покупки и возьмем наши суфкира.
- Пожалуйста, постоим немного и посмотрим на Сафк.
- Нет, мы пропустим купание.
Феллон с беспокойством взглянул на солнце, думая, как бы в самом деле
не опоздать. Он так и не привык к отсутствию часов; хотя кришнанцы уже
изобрели примитивные солнечные часы, они все еще оставались народом, не
знающим измерения времени.
Гази и Фредро заставляли Феллона все время служить переводчиком, так
как Гази практически не знала земных языков, а балхибский язык Фредро был
весьма несовершенным; но Фредро был полон интереса к домашнему быту
балхибцев, а Гази хотела удовлетворить его любопытство. Гази попыталась
скрыть свое замешательство, когда они остановились перед убогим маленьким
кирпичным домом, где жил Феллон, зажатым между двумя большими домами и с
широкой трещиной поперек фасада. У дома не было даже центрального двора, и
это, по балхибским понятиям, превращало его в лачугу.
- Скажи ему, - попросила Гази, - что мы живем здесь временно, пока ты
не подыщешь помещение получше.
Феллон, не обратив внимание на ее просьбу, ввел Фредро в дом. Через
несколько минут он и Гази появились вновь, закутанные в суфкира - большие
полотенца, обернутые вокруг тела наподобие тоги.
- Это близко, - сказал Феллон. - И вам понравится.
Они двинулись на восток по улице Авада, пока эта оживленная
магистраль не соединилась с улицей Джафал, идущей с юго-запада и
переходящей в площадь Кварара. По мере их приближения к площади, на улицах
появлялось все больше людей, и наконец они были поглощены толпой
завернутых в суфкира кришнанцев.
Сотни жителей Занида собрались на той самой площади Кварара, где в
предыдущую ночь Феллон со своим отделением прекратил дуэль. Здесь было
только несколько некришнанцев: большинство жителей других планет не
следовало кришнанским купальным обрядам. Осирианцы, например, вообще не
умывались, а только счищали и вновь наносили краску на свои тела. Тотиане,
отличные пловцы, часто просто погружались в воду. А большинство
гуманоидов, если они только не ассимилировались полностью на Кришнане или
не прибыли из стран типа Японии, соблюдали принятый у них запрет на
обнажение тела.
Повозка с водой, которую тащила пара лохматых шестиногих шейханов,
стояла возле статуи Кварара. Булыжники площади сверкали, вымытые и
протертые помощником возчика, высоким хвостатым колофтианином, и
необыкновенно мускулистым. Сейчас этот помощник укладывал метлу с длинной
ручкой в специальное углубление повозки.
Возчик взобрался на верх повозки и направил головки разбрызгивателей
на толпу. Вот он крикнул:
- Будьте готовы!
Толпа задвигалась. Половина кришнанцев сняла свои суфкира и передала
их другой половине. Обнаженные кришнанцы двинулись ближе к душам, а
остальные отошли к краю площади.
Феллон отдал свои суфкира Фредро, сказав:
- Подержите, старина.
Точно так же поступила и Гази. Фредро с некоторым удивлением взял их
одежду, промолвив:
- Примерно так же мылись в Польше во время русского господства двести
лет назад. Русские говорили, что это "не культурно". А разве нельзя
купаться, просто оставив полотенца?
- Жители Занида вороваты. Мы с Гази впервые купаемся вместе. Если
хотите, мы подержим вашу одежду.
- Нет, нет, спасибо! В отеле есть вода.
Феллон, держа в одной руке мыло, а другой таща за собой Гази,
пробирался к ближайшему душу. Возчик и его помощник закончили расправлять
шланги и теперь взялись за рукояти насоса. Они двигали рукоять вверх и
вниз, и из душей появилась вода.
Занидцы закричали, когда холодная вода потекла по их зеленоватой
коже. Они смеялись и хлопали друг друга; у всех было праздничное
настроение. Занид расположен в лишенной растительности западной части
Балхиба; менее чем в ста ходах отсюда начинались сухие степи Джоола и
Квааса. А воду для города добывали из глубоких колодцев или брали из
мутной мелкой Эсквы. Через весь город проходила водопроводная магистраль,
при помощи системы насосов подававшая воду, но она обслуживала только
королевский дворец, отель для землян и несколько богатых особняков.
Феллон и Гази вымылись и уже выбирались из толпы, когда Феллон,
взглянув в конец площади, увидел, как Фредро, положив оба суфкира себе на
плечо, наводит на толпу фотоаппарат.
- Ой! - сказал Феллон. - Этот проклятый дурак не знает о вере в
похищение душ.
Он побежал к археологу, таща за собой Гази, которая обернулась и
спросила:
- Что это, Энтон? Посмотри.
Над площадью прозвучал голос. Обернувшись, Феллон увидел над головами
кришнанцев землянина в черном одеянии и белом тюрбане, взобравшегося на
стену могилы короля Балада и обратившегося с речью к купающимся.
- ...ибо этот единый Бог ненавидит все формы нескромности.
Берегитесь, грешные балхибцы, прекратите свои беззаконные поступки, или
Бог отдаст вас под власть Квааса или Гозаштанда. Грязь в тысячу раз лучше
вашего бесстыдства...
Это был Уилком Вагнер, американский вселенский монотеист. Феллон
заметил, что головы кришнанцев поворачиваются к источнику этого зычного
крика.
- ...в Библии сказано, что человек не должен обнажаться в присутствии
других. И больше того...
"Когда-нибудь он вызовет бунт", - подумал Феллон. Он вновь повернулся
к Фредро, снимавшего фотокамерой спины толпы и заторопился к археологу,
крича:
- Уберите эту штуку, идиот!
- Что такое? - переспросил Фредро. - Убрать фотоаппарат? Но почему?
Толпа, все еще глядевшая на Вагнера, начала ворчать. Вагнер же
продолжал свой пронзительный скрежет:
- Вы не должны есть мясо тех животных, которых вы называете сафк, ибо
Бог запретил употреблять в пищу улиток, моллюсков и других животных в
раковинах.
Феллон сказал Фредро:
- Балхибцы верят, что тот, кто делает из изображения, крадет часть их
души.
- Но это не может быть правдой. Я фотографировал их во время
праздника, и никто не возразил.
Кое-кто из толпы начал отвечать разговорившемуся оратору:
- Мы будем есть то, что нам нравится!
- Убирайся на планету, откуда пришел!
Крики становились громче, но Уилком Вагнер продолжал свою проповедь.
Возчик и его помощник, увлеченные этой сценой, перестали качать воду.
Когда вода перестала течь, те, что собрались у повозки, тоже
присоединились к толпе вокруг могилы Балада.
Фредро сказал:
- Еще один снимок...
Феллон нетерпеливо схватил фотоаппарат. Фредро, не отпуская его,
закричал:
- Пся крев! Что ты делаешь, дурак!
Пока они боролись за обладание камерой, суфкира упали с плеча Фредро
на землю. Гази с сердитым восклицанием, так как ей приходилось стирать
белье, подобрала их. Крики Фредро и его борьба с Феллоном привлекли
внимание ближних занидцев. Один из них крикнул:
- Держите землян! Они хотели украсть наши души!
- Да, да, я видел! - крикнул другой.
Обернувшись, Феллон понял, что они стали центром внимания, привлекшим
множество враждебных взглядов. Вокруг могилы голоса крикунов утихли, но по
-прежнему же слышался громкий голос Вагнера. Но толпа подбиралась к нему,
чтобы сдернуть вниз и забить досмерти, если только они не решат предать
его более медленной и мучительной смерти. Даже возчик и его помощник
слезли с повозки и подошли поближе, чтобы узнать, что происходит.
Феллон дернул Фредро за рукав:
- Пошли, вы, идиот! Быстро!
- Куда? - спросил Фредро.
- О, черт вас возьми! - крикнул Феллон, готовый ударить его от
раздражения.
Он подхватил Гази за талию и увлек ее к повозке. Один из занидцев
подскочил к Фредро, плюнул на него и закричал:
- Проклятый землянин!
Кришнанец замахнулся. Феллон услышал за собой глухой звук удара.
Обернувшись, он увидел, что кришнанец валяется на мостовой. Ученый, хоть и
состарился, сохранил немалую силу в своих кулаках.
Другой занидец приближался, крича и размахивая кулаками. Фредро,
впервые почувствовав опасность от того, что он наделал, побежал за
Феллоном и Гази. Аппарат свисал на кожаном ремне, а Фредро бежал,
выкрикивая многосложные польские ругательства.
- На повозку! - кричал Феллон своей джагайни.
Подбежав к повозке, Гази швырнула сверток полотенец Феллону и
взобралась на сидение возчика. Затем она протянула руки за суфкира и
помогла взобраться Феллону. Сразу за ним появилось грузное тело Джулиана
Фредро.
Феллон схватил хлыст, взмахнул им над головами шейханов и закричал:
- Хас! Хас!
Животные переступили своими двенадцатью ногами и потащили упряжь.
Повозка со скрипом двинулась. В этот момент Феллон не собирался
вмешиваться в распрю между горожанами и Уилкомом Вагнером. Однако, повозка
оказалась рядом, когда Феллон увидел, как обнаженные руки протянулись из
толпы, чтобы схватить проповедника, все еще продолжавшего говорить.
Хотя Феллон не особенно заботился о судьбе Вагнера, он не мог
противостоять соблазну проявить себя с лучшей стороны в глазах Гази и
Фредро. Он вновь хлопнул кнутом, крича:
- Вьян-хао!
При этом крике толпа занидцев начала расступаться, и повозка
двинулась среди них.
- Вьян-хао! - продолжал кричать Феллон, размахивая кнутом над
головами.

7
Повозка двигалась в толпе, разделяя ее, как корабль разделяет
плавающие обломки, а кришнанцы, гнавшиеся за Фредро, бежали за повозкой,
выкрикивая угрозы и оскорбления. Управляемая Феллоном повозка, как
корабль, входящий в док, обогнула могилу короля Балада, а Вагнер в это
время, сбитый с ног, пытался встать вновь.
- Прыгайте! - крикнул Феллон.
Вагнер пригнулся и прыгнул, приземлившись на дальнем конце повозки.
Еще несколько щелчков кнутом, и повозка, ускоряя ход, направилась к
ближайшему выходу с площади Кварара.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...