ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Через некоторое время они отпустили друг друга и встали. Глаза Вакара вопросительно смотрели из-под кустистых бровей. Королева подняла руку и сказала:
— Туда.
Принц подхватил ее, как котенка, и понес в соседнюю комнату.
* * *
На следующее утро Вакар Зу бросил в суму горсть медных брусочков, позаимствованных в огуджийской сокровищнице, и прошествовал по улицам Седерадо к дому Ретилио, весело насвистывая лорские песенки. Порфия предложила вызвать Ретилио во дворец, но Вакар настолько уважал здешних мудрецов, что решил не кичиться своим положением. Кроме того, ему было любопытно посмотреть, как живет философ.
Как и остальные дома на Гесперидах, особняк Ретилио был обнесен глухой кирпичной стеной. Привратник впустил Вакара, и вскоре появился сам философ со словами:
— Э-э, да я тебя знаю, встречал несколько месяцев назад... Дай-ка вспомнить...
Вакар представился.
— Ну конечно! — сказал Ретилио. — Чем могу быть полезным, сударь?
— Я собираюсь задержаться в Седерадо на неопределенный срок и хотел бы учиться у тебя философии.
— Замечательно. Будешь ходить на вечерние назидания или предпочтешь индивидуальное обучение? Оно подороже, но принцу, конечно, по карману.
— Принцы принцам рознь. — Изведав нищеты в странствиях, Вакар пересмотрел свое отношение к торговому металлу. — Но это к делу не относится. Я желаю как можно больше узнать за короткое время, а потому готов заниматься и днем, и вечером.
Философа это привело в восторг, и вскоре Вакар с благоговением выслушал теорию Ретилио о мировом яйце. Философ изложил ученику основные постулаты своего курса, а потом принялся расспрашивать о путешествиях и о людях, которых принц повстречал в других странах. Вакар, в свою очередь, проявил интерес к горгонам.
— История их происхождения теряется в тумане веков, — сказал Ретилио. — Это древний и злой народ. До нас дошли сведения, что тысячи лет назад Горгады были населены только медузоголовыми, которые жили в городах и стояли на довольно высокой ступени развития.
— Неужели эти твари разумны? — удивленно спросил Вакар.
— Да. Говорят, они не глупее людей. Давным-давно праотцы нынешних горгон обитали на берегах Тартара. В те времена они еще были дикарями, не носили одежды и мало чем отличались от своих предков-обезьян. Так вот, медузоголовые, не питавшие особой любви к труду, повадились нападать на материковые страны и захватывать рабов. Вскоре количество порабощенных горгон на островах в несколько раз превысило число хозяев-рептилий. В плену людям жилось необычайно тяжело, медузоголовые издевались над ними и пожирали провинившихся. Аристократию их общества составляли колдуны. Они, несомненно, правили бы и по сей день, не окажись глава сената самым ленивым из всех медузоголовых. Этот правитель вечно придирался к рабам, которые за ним ухаживали — одевали, раздевали и даже клали пищу. А глава сената предпочитал жареных девушек на обед. В конце концов он так обленился, что даже перестал колдовать, обучив доверенного раба основным заклинаниям.
— Могу себе представить, что было дальше, — вставил Вакар.
— Совершенно верно, кончилось тем, что рабы превзошли хозяев в магии и сбросили иго медузоголовых рептилий. Большинство тварей они уничтожили, а немногих уцелевших поработили. Памятуя об ошибках своих предшественников, медузоголовых держали в полной изоляции друг от друга и от всего мира. Ныне основная обязанность медузоголовых — шипеть на врагов и парализовывать их по приказу хозяев.
Вакар восторженно прослушал дневную лекцию и очень хотел задержаться по ее окончании. Но стоило ему подумать о Порфии, как его лицо осветила счастливая улыбка.
Когда принц прощался с философом, привратник доложил:
— Хозяин, к тебе посетитель. Он назвался Рином из Мнесета.
Вакар аж подпрыгнул от неожиданности.
— Пригласи его, я о нем слышал, — велел Ретилио слуге. — Принц, в чем дело? Этот Рин — твой знакомый?
— Еще бы! Это наш придворный волшебник, именно он отправил меня в путешествие.
Семенящим шагом в комнату вошел сгорбленный Рин.
— Так, так... — хихикнул он. — Мне сказали, что я найду тебя здесь. Выходит, вместо того, чтобы со всех ног спешить домой, наш юный спаситель учится расщеплять волос бритвой и считать демонов на острие иглы. Здравствуй, мастер Ретилио. Похоже, я прибыл как раз вовремя, иначе бы Вакар намертво запутался в паутине твоей софистики.
— Э, постой-ка! — возмутился Ретилио. — Даже если ты самый могущественный колдун Посейдониса, это не дает тебе права насмехаться над священным искусством философии. Оно отличается от твоей черной магии, как день от ночи.
— Еще вопрос, кто над кем насмехается. По крайней мере от моей магии есть какой-то прок. Например, с помощью ведьмы Гры я узнал, что этот юноша задержался в Седерадо. Пошли, Вакар, потолкуем по пути к твоей золотой клетке... Прощай, Ретилио, я расскажу лорскам, что огуджийцы — первые болтуны в мире, а ты среди них чемпион.
По дороге во дворец, Вакар спросил:
— За что ты не любишь Ретилио?
— Пфе! К нему лично я не питаю неприязни, но хорошо знаю эту породу. Утром такие люди расчесывают бороду, чтобы выглядеть мудрецами, а днем гребут золото, читая проповеди о никчемности богатства. Его теория мирового яйца ничем не хуже всех остальных, но она совершенно бесполезна, поскольку ни одному смертному не дано знать, откуда произошли вселенная и человек. Но хватит о грустном. Что ты здесь делаешь, вместо того чтобы спешить в Лорск в его роковой час?
— Я видел, как флот горгон отправился на север. Они не собирались высаживаться в Зиске. Так почему бы мне не осесть здесь, почему бы не жениться на королеве Порфии? Из безмозглого лорского охотника на бизонов я превращусь в настоящего ученого.
— Ты хочешь жениться на ее зеленоглазом величестве? У тебя отличный вкус. А она об этом знает?
— Знает и одобряет. Так что можешь поставить в известность мое дражайшее семейство...
— Глупый мальчишка! Знаешь, что затеяли горгоны? Они обогнут Посейдонис с севера, со стороны Лотора, а потом нападут на нас с запада.
— Ох!
— Вот именно. Они рассчитывали нас обмануть и добились бы успеха, если бы наш дворянин, некто Калеш из Андра, не совершил паломничество в Лотор, в храм трехглазого Тандилы. Слухи, бродившие среди лоторцев, его встревожили. Он съездил к океану и увидел на горизонте флот горгон, а потом примчался домой, едва не загнав лошадь. Так что намерения Целууда больше для нас не секрет. А сейчас ответь: нашел ли ты волшебную вещь, что она из себя представляет и для чего предназначена?
Вакар рассказал о своих скитаниях и продемонстрировал меч из звездного металла.
— Ах вот оно что! — воскликнул Рин. — Вот недостающее звено. Теперь я знаю, чего больше всего на свете страшатся боги и почему.
— И чего же они страшатся?
— Перед тем, как пересечь море Сирен, я побывал в библиотеке короля Шво в Амфере. Как тебе известно, Шво — фанатичный коллекционер. Он коллекционирует земли, сокровища, женщин, книги — короче говоря, все, что удается заграбастать. Ты, наверное, слышал, что он надеется прибрать к рукам и твою малютку Порфию?
— Что?! Пусть только попробует!
— Полегче, полегче, друг мой. Будь осторожен. Если он узнает о твоих матримониальных планах, непременно подошлет кого-нибудь, чтобы насыпать тебе яду в вино. И, кстати, присматривай за толстяком Гаралем — он вовсе не такой безобидный, как кажется. Однако на этот раз жадность Шво сослужила нам добрую службу: в залежах всякого мусора, которые он называет своей библиотекой, я откопал ветхий папирус из разрушенного храма в Парске. Там была легенда о Кумио.
— Что еще за легенда?
— На нее в своем «Комментарии» ссылался Ома. «Комментарий» — столь древний текст, что его уже невозможно датировать и дошел до нас лишь частично. Мне же попался в руки оригинал легенды, вернее, всего лишь девятая или десятая копия.
— Так что же за легенда? — повторил Вакар.
— Это история о том, как вор и богохульник по имени Кумио нашел упавшую звезду, подобно твоему приятелю Ксименону. Он расколол ее на части и носил на шее как амулет. Со временем он обнаружил, что звезда предохраняет от магии — колдунам не удавалось зачаровать его, демоны не причиняли ему вреда, и даже боги не могли с ним общаться. Кумио жил на берегу залива, который ныне называется Корт, это западнее Лорска. Там находится столица королевства Корт, славный град Клато с алыми и черными башнями. Для охраны своих богатств горожане обычно покупали у волшебников заклинания и талисманы. Но со времен Кумио и его амулета все переменилось, ведь любой ларец, оберегаемый самыми могущественными чарами, мог стать легко доступным загребущим лапам Кумио. Пройдоха забрался даже в королевский гарем, где сторожем был трехголовый демон — великий любитель человеческого мяса. Демон развеялся, как дым, от одного прикосновения осколка звезды. Шесть суток Кумио развлекался с королевскими наложницами и сбежал прежде, чем король узнал о его «визите». Тогда-то и появились на свет замки и засовы... И боги были вынуждены созвать совет, ведь, если бы люди узнали об этом металле, каждый пожелал бы разжиться кусочком звезды. Они бы позабыли богов и перестали им поклоняться, что для богов равнозначно смерти.
— Ретилио цитировал «Лонтанг», в нем как раз затрагивается эта тема, — заметил Вакар.
— Итак, — продолжал Рин, — боги решили разделаться с Кумио. Сначала попытались наслать на него болезнь, но выяснилось, что он защищен от любой порчи и может заболеть только естественным образом. Тогда они подговорили другого вора украсть у него звездный металл, но вор понадеялся на заклинания, купленные у волшебников. Кумио разгадал намерения злодея и зарезал его. Я не стану пересказывать легенду во всех подробностях, скажу только, что в конце концов боги пришли в отчаяние и отправили все королевство Корт на дно западного океана. Кумио утонул вместе со всеми кортийцами. Спасшихся можно пересчитать по пальцам.
— И это правда?
— Трудно сказать, вероятно, есть тут немалая толика вымысла, зато теперь мы знаем, почему боги боятся звездного металла.
— А что это за вещество? Может быть, залежи этого металла есть и в недрах Земли?
Рин пожал сутулыми плечами.
— Почем я знаю? Людям известно пять металлов, из них золото и серебро в природе встречаются в чистом виде, олово и свинец — только в руде, а медь — и так, и так. Не исключено, что где-нибудь в недоступных скалах сокрыты и другие металлы, но звездного пока никто не обнаружил.
Вакар задумался.
— Я помню, как меч разрушил чары медузоголового, когда горгон коснулся моей шеи клинком. Значит, вопрос теперь не в том, какие свойства у этого металла, а в том, как их использовать.
— Придет время, и мы это выясним. Еще не бывало, чтобы не исполнялись пророчества Гра. А сейчас нужно спешить в Лорск, пока на морях не начались штормы.
— Семь преисподних! — Вакар пнул комок земли. — Почему именно я? И как раз в тот момент, когда нашел то, к чему стремился всю жизнь! Что меня ждет в этом Лорске, кроме вечной грызни с братом? Почему бы тебе самому не взять меч...
— Ты наследник этого королевства, а твой отец нездоров. И если не подоспеешь вовремя... Впрочем, решай сам.
Терзаемый сомнениями и тревогой Вакар вернулся во дворец и отправил слугу, чтобы прервать аудиенцию королевы и сообщить ей новости.
— Нет! — вскричала Порфия, прижав руки к горлу. — Ты никуда не поедешь! Я не отпущу единственного человека, достойного разделить со мной трон. Вдруг случится так, что ты погибнешь в какой-то бессмысленной резне на краю света!
Ее тон так разозлил Вакара, что он огрызнулся:
— Дорогая, может, я и впрямь достоин быть твоим консортом, но окончательное решение — за мной. В конце концов, у меня тоже есть долг перед моим народом.
Они еще немного поспорили, а потом Порфия предложила:
— Давай посоветуемся с Чарселой, как она скажет, так ты и поступишь,
— Я выслушаю ее совет, — осторожно сказал Вакар, — если ты согласишься, чтобы при этом присутствовал Ретилио.
— Похоже, мне придется кормить всех дворян и мудрецов Седерадо, — вздохнула Порфия.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...