ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда «Дайра» качнулась на первой океанской волне, Срет со стоном опустился на корточки у шпигата.— Что это с ним? — спросил Вакар.— Морская болезнь, господин, — ответил Фуал. — Если ты от нее не страдаешь, то считай, что тебе повезло.— Это вроде того, что случилось с Цорме в поэме? Жженье в очах и кружениебуйной главыНиц повергают героя, и вот,у шпигата согбенный,Цорме молит о погибели, алчет от мук избавленья. Но пока я неплохо себя чувствую.Фуал отвернулся с многозначительной усмешечкой на лице. Через несколько минут Вакар ощутил легкую головную боль и тяжесть в желудке, но, не желая терять лицо, как ни в чем не бывало стоял у борта и глядел, как матросы сушат весла, опускают на воду кормило и ставят единственный прямой парус в красно-белую полоску. Западный ветер наполнил его и погнал «Дайру» к Гесперидам. Теперь Вакар понял, для чего судну такая высокая корма — волны набрасывались сзади, но не могли перехлестнуть через борт, а лишь толкали «Дайру» вперед.Шатаясь, он поднялся на полуют. У кормила стоял сам Руаз — ворочал длинную жердь, соединенную с двумя рулевыми плоскостями.— А как вы возвращаетесь с материка в Амфере при встречном ветре? — спросил Вакар. — На веслах?— Нет. Мы смиренно ждем и молимся любимому морскому божеству. В этом море ветер дует с запада четыре дня из пяти, поэтому надо ждать пятого. Я как-то целый месяц просидел в порту Седерадо, ожидая попутного ветра.— По-моему, это скучно. А вдруг еще кто-нибудь из капитанов помолится, чтобы ветер дул в противоположную сторону?Руаз пожал плечами и сдвинул брови. Вакар глянул за корму на Амфере, который быстро исчезал из виду за гладью океана. В горле рос ком; принц стер со щеки слезинку и уставился на воду. Вскоре он осознал, что ему нравится смотреть на волны, сменяющие друг дружку бесконечной чередой. Немудреное это занятие успокаивало, хотя по натуре он был энергичен и не выносил бездействия.Но что-то грызло Вакара изнутри, рождая в глубине души смутные опасения. Ближе к вечеру «Дайра» пошла вдоль гористого побережья.— Меропия, — сообщил капитан Руаз.С наступлением сумерек Срет малость пришел в себя и даже поел. У Вакара слипались глаза от усталости, но лунный свет и плеск воды под днищем не давали ему спать всю ночь. В полдень они миновали Меропию, поставили парус и взяли курс на восток. Море было пустынно.— Других кораблей не видать, потому что мы первыми вышли из Амфере после зимовки, — объявил Руаз. — Если не попадем в запоздалую бурю, то в Гадайре продадим товар подороже, пока не началась конкуренция.Вакар ломал голову над причиной своего неуемного беспокойства, и наконец при виде Срета, болтающего с Руазом, его осенило. Он вспомнил, как Срет говорил Ниерону, что вернется раньше, чем его ожидают. Откуда такая уверенность? Может быть, он считает, что Вакар струсит и повернет назад или его убьют в какой-нибудь переделке? Или...Вакару хотелось дать самому себе пинка — как же это он сразу не догадался?! Возможно, Курос действительно в сговоре с Горгонами. Он велел Срету убить своего хозяина, а затем вернуться домой с рассказом о чудовище, проглотившем Вакара в море. Срет говорил с Пиероном по-гесперийски, не ведая о том, что Вакар знает этот язык. Принц нащупал рукоять меча. Ничего не подозревающий переводчик кутался в плащ, накинув на голову капюшон, и перебрасывался шутками с капитаном. Хотелось подойти и снести мерзавцу голову, но не исключалась ошибка. Даже если его подозрения имеют под собой почву, не так-то просто будет объяснить очевидцам причину расправы.«А не поделиться ли мне тревогами с Фуалом?» — подумал Вакар.— Фуал, что ты знаешь о Срете? До этого путешествия я ни разу не общался с ним.Фуал пожал плечами.— По-моему, он из Лотри, но я тоже раньше его никогда не видел.Если это правда, то вряд ли Срет и Фуал — сообщники. После ужина Вакар сказал Фуалу, что подозревает измену, а потому они будут спать по очереди. Фуал с озадаченным видом вытащил красивый кинжал с рукоятью, инкрустированной серебром.— Ха! — засмеялся Вакар. — Где ты его взял? Стащил у Ниерона? Надо бы тебя поколотить... Но на сей раз, пожалуй, ты поступил правильно. Иди спать, я буду сторожить первым.Незадолго до полуночи Вакар проснулся — Фуал тряс его за плечо.— Господин, ты был прав: они собрались на юте, шепчутся, — тихо произнес слуга.Вакар перевернулся на живот и бросил взгляд на корму. В свете взошедшей ущербной луны принц увидел группу шепчущихся моряков.Он осторожно вытащил меч и тихо велел Фуалу:— Приготовь нож и держись поближе ко мне, прикрывай со спины.Щит принца остался в походном бауле, но для боя на шаткой палубе он и не требовался — одна рука должна быть свободна, чтобы держаться.— Ты... хочешь напасть на шестерых? — с дрожью в голосе спросил Фуал.— Очки Лира! Прикажешь дождаться, когда мне перережут глотку?!— Но ведь их шестеро...— Наше спасение в том, чтобы напасть первыми. Если тебя это немножко успокоит, то знай, что я тоже боюсь, но собираюсь использовать даже самый ничтожный шанс.У Фуала стучали зубы. Вакар по-крабьи полз к корме, надеясь подобраться к морякам и подслушать их разговор прежде, чем его обнаружат. Приблизившись к мачте, он различил отдельные силуэты. Срет шепотом разговаривал с Руазом, а тот вертел в руках листовидный меч, мерцавший в лунном сиянии.— ...Неопытный боец, хоть и повоевал с разбойниками в горах, — объяснял Срет. — Он молод и не слишком силен. Нужно быстро напасть, пока он спит...— Вперед, — прошептал Вакар, поднимаясь во весь рост. Глава 4КОРОЛЕВА ПОРФИЯ Вакар поднырнул под нок нижнего рея и бросился на заговорщиков. Моряки с воплями кинулись врассыпную, на ходу выхватывая ножи. Вакар напал на ближайшего и с первого же выпада пронзил его насквозь. Дикий предсмертный крик заглушил нарастающий гвалт. Отступая назад, чтобы выдернуть клинок из тела, Вакар оглянулся через плечо. Фуал только что вылез из-под паруса.— Проклятый трус! — Вакар стиснул зубы. Когда его жертва упала, он увидел Руаза, Срета, еще двух моряков и рулевого на полуюте.— Вперед, в атаку, убейте его! — одновременно закричали Срет и Руаз.Вакар перепрыгнул через покойника, рубя направо и налево. Его меч лязгнул о клинок Руаза, врезался в плоть и разрубил кость. Вакар резко повернулся спиной к кормилу, а лицом к врагам. Когда к нему присоединился верный Фуал, один из матросов предпочел сцепиться с ним, нежели противостоять мечу принца. И теперь эта парочка кружилась в смертельном танце; враги держали друг друга за запястья.На Вакара надвигались трое, посередине был Руаз. Принц размахнулся и шагнул вперед, сделав выпад, капитан парировал удар, а Срет и другой матрос атаковали с флангов. Вакар жалел, что в руках у него длинный увесистый меч, а не легкая рапира — против увертливых врагов без доспехов она была бы в самый раз. Он попятился, споткнулся о высокий уступ полуюта и едва не упал.Враги наседали. Вакар неистово размахивал мечом. До сих пор принца спасала лишь превосходящая длина клинка, но добраться до злодеев он не мог: стоило ему приблизиться к одному из негодяев, как остальные набрасывались на него сзади. Палуба ходила ходуном, но моряки передвигались с кошачьей ловкостью, в отличие от Вакара, который шатался и спотыкался. Вот чей-то клинок дотянулся до принца, но острие лишь скользнуло по кожаной куртке.Сзади раздался крик: рулевой подбадривал своих товарищей. У Вакара мелькнула мысль: «А как повел бы себя корабль, не будь человека у кормила?» Он прыгнул назад на полуют, поворачиваясь на лету, и нанес могучий удар. Острая бронза рассекла шею, голова глухо стукнулась о палубу и покатилась к мачте, оставляя за собой алый след, а тело, из которого бил кровавый фонтан, распласталось возле кормила.Вакар повернулся лицом к своим противникам, но в этот момент «Дайра» круто взяла вправо и так сильно легла на левый борт, что вода хлынула в шпигаты.Вакар обнаружил, что скользит вниз по наклонной плоскости, к черной воде. Он судорожно замахал свободной рукой и, к своему бесконечному облегчению, поймал мачту. Крен все увеличивался, вскоре ноги Вакара уже болтались над водой, но он вцепился в мачту мертвой хваткой.Вакар поднял взгляд, и как раз вовремя, чтобы заметить летящего за борт, в морскую пучину, человека, похожего на Срета. Остальные распластались на палубе, держась за канаты и друг за друга.Ветер наполнил парус, и «Дайра» чуть выправилась. Подобрав под себя ноги и упираясь ступнями в косую палубу, Вакар пополз вперед. Капитан Руаз тоже встал на четвереньки и схватился за меч. Вакар вскочил на ноги, подбежал к капитану и обрушил свой клинок на его голову.Матрос цеплялся за фальшборт, с трудом удерживая голову над водой. Вакар ударил его по руке, промахнулся и снова ударил. На сей раз клинок угодил в цель, и матрос скрылся в пучине. Впереди, на палубе, лежал Фуал, обнимая мачту обеими руками, а его противник — последний уцелевший матрос — держался за ноги Фуала, чтобы не улететь за борт при очередном крене. Считанные удары сердца прошли после того, как палуба выровнялась и начала клониться в противоположную сторону. Вакар бросился вперед и нанес удар в тот самый миг, когда моряк выкрикнул нечто похожее на мольбу о пощаде. Бронза разрубила кость, матрос вскинул руку и закричал, а мгновением позже упал с расколотым черепом. Фуал привстал, не отпуская мачту. Когда корабль снова накренился, Вакар потерял равновесие и навалился на левый фальшборт с криком:— Как выровнять эту адскую лохань?— Рулевое весло, — отозвался Фуал. — Господин... Держи его... вот так...Более точных указаний Вакар и не ожидал. Едва палуба выровнялась в очередной раз, Вакар бросился на полуют и ухватился за кормило. Он висел на нем до тех пор, пока ветер не наполнил парус и «Дайра» не легла на прежний курс. Когда судно вновь ровно и легко заскользило по волнам, Вакар занялся изучением рулевого механизма. Пока он экспериментировал, корабль изрядно сбился с курса, но вскоре Вакар приспособился.— О мой господин, я в жизни не видел ничего подобного! — заискивающе обратился к принцу Фуал. — Ты в одиночку убил шестерых! Надо же — один, два, три, четыре... Подумать только!— Повезло, — прорычал Вакар. — Ну что, теперь все время держать курс по ветру?— Нет, по-моему, надо идти под небольшим углом к ветру, иначе бы моряки никогда не возвращались домой.— Хотел бы я знать, куда мы направляемся, какую страну Руаз ожидал увидеть в ближайшее время.— Не ведаю, господин. Полагаю, где-то впереди лежат Эрутея, Огуджия и Элюзион.— В каком порядке?— Увы, не знаю.— Я однажды встречал королеву Огуджии. Тогда она была неуклюжим ребенком, а ныне она уже взрослая женщина.— Господин, а в Огуджии есть король?— Был. Порфия вышла замуж за сиятельного Ванчо. Он прослыл добродушным ничтожеством и умер, кажется, от оспы. Когда гесперийский трон опустел, наследников по мужской линии не нашлось.— Что это за страна, мой господин?— Огуджия? Ничего о ней не знаю, за исключением того, что ее прозвали Островом Философов. Я всегда мечтал задать тамошним мудрецам несколько простеньких вопросов, например, насчет происхождения жизни, бессмертия души и тому подобного. Вот что, Фуал, побросай-ка трупы за борт.— В том числе и безголового, господин? — на лице фуала было написано такое отвращение, что Вакар разглядел его даже в лунном свете.— Его в первую очередь. Надо это сделать, Фуал, они загромождают палубу.Фуал взялся за дело. Перед тем как отправить за борт, он раздевал каждого покойника. Закончив, он вернулся на корму с широким мечом Руаза, найденным в шпигате.— Господин, позволь мне его носить, а то мы плохо вооружены для подобных испытаний.— Да, конечно. — Вакар уступил кормило слуге, а сам достал из кармана оселок и принялся точить свой зазубренный меч.Под утро Вакар заметил впереди землю.— Будем идти вправо, вдоль берега, пока не увидим порт, — решил он.— А как быть с кораблем, господин?— Я еще не придумал. — Вакар огляделся. — Если кто-нибудь заметит кровь, это привлечет внимание. Найди ветошь и хорошенько вымой палубу.— А что потом?— Ты умеешь продавать корабли?— Нужно найти покупателя. Только бы никто не признал в «Дайре» имущество Матенга из По...— Надо замаскировать корабль.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

загрузка...