ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Александр Щелоков: «Героиновые пули»

Александр Щелоков
Героиновые пули




Аннотация Преступная группировка зарабатывает деньги на наркотиках, здоровье и жизни людей. Уголовный авторитет, дорвавшийся до власти, становится безраздельным хозяином золотых приисков, но на пути у мафиозных структур встают одиночки — те, кто хочет забывать понятие «честь». Удастся ли им победить? Александр ЩелоковГероиновые пули
— Жмурик здесь, товарищ майор. В подвале. — Участковый инспектор лейтенант Крячкин по неразумению употребил слова, которые ни в коей мере не соответствовали его стремлению выглядеть человеком серьезным. Ему казалось, что именно так — небрежно и без затей должен объясняться опытный оперативник, постоянно имеющий дело с трупами. — Я вас проведу. Домофон мы отключили.Движением правой руки Крячкин указал на лестницу, которая вела вниз.— Туда, товарищ майор. Прошу. Проходите вперед.Ропшин сразу подумал, что вежливость лейтенанта проистекала не столько из воспитанности, сколько из нежелания оказаться у трупа первым.В подвале пахло плесенью. Две лампочки, болтавшиеся под сырым потолком в голых патронах, освещали узкую щель коридора тусклым желтоватым светом.— Куда?Ропшин остановился и огляделся по сторонам.— Направо, товарищ майор. Это там.Они свернули в просторный тупичок, теплый и сухой. Здесь пахло спиртным перегаром и старым табачным дымом. Стены закутка покрывали цветные плакаты, наглухо приклеенные к бетону. Шварценегер с яростным выражением лица стрелял из диковинного оружия — то ли из пушки, снятой с лафета, то ли из отбойного молотка. Брюс Ли в невероятном прыжке целил ногой в невидимого для зрителей врага. Голая девица с узкой талией и невероятного размера сиськами сидела, держа в руке сигарету. Рядом — улыбчивый премьер правительства России уважаемый Виктор Степанович Черномырдин, сложивший перед собой ручки крышей небольшого домика. Среди блаты этот жест толковали как: «Россия — наша хаза».В дальнем углу, придвинутая к стене, стояла старая деревянная кровать со сломанной спинкой. Ее покрывало грязное ватное одеяло. Оно частично сползло на пол, открыв угол полосатого матраса с желтыми пятнами застарелой мочи на нем.— Сексодром, — с ехидцей пояснил лейтенант Крячкин.Ропшин пропустил замечание мимо ушей. По большому счету участковый должен был давно знать об этом логове, но вменять ему в вину недогляд Ропшин не собирался.Рядом с кроватью на полу лежал труп молодого парня, свернувшегося крючком. Грязные сосульки темных волос закрывали лицо.— Николай Моторин, — пояснил Крячкин. — Из пятого дома.— Учится?— Где там ему. Он колется.— Кололся, — поправил Ропшин. — Родственники у него есть?— Мать на лето в деревню отбыла. Старший брат — Алексей — работает в службе охраны акционерного общества.— Надо пригласить его на опознание.— Я хотел, но он в рейсе. Будет только завтра.— Пригласите в морг. А пока ждите здесь. Должны приехать эксперты и скорая… * * * Навозная муха билась о стекло жирным телом и натужно гудела. Начальник управления борьбы с незаконным оборотом наркотиков полковник милиции Андрей Васильевич Богданов, недовольно поморщился. Проклятая погань своим зудением не давала возможности сосредоточиться. И откуда они только берутся эти мухи?! Зараза! Борешься с ними как с преступностью, но бесполезно: сколько ни уничтожай, один хрен возникают из ничего, как призраки. Вот появилась же эта здесь, в центре города… Откуда?Богданов взял свежую газету «Московский курьер», свернул её в трубочку и медленно встал. Оставалось подойти к окну, потом ударить. Но бить надо резко, иначе улетит, дрянь, начнет метаться по кабинету из угла в угол — тогда уже не достанешь. И вообще во всех случаях бить надо резко. Раз-з! — и наповал.Богданов шагнул к окну, когда дверь бесшумно открылась, и в кабинет легкими шагами вошла старший лейтенант Кира Савельева, само изящество, упакованное в милицейскую форму. Она улыбнулась Богданову, положила перед ним на стол папку, переплетенную с мягкую коричневую кожу: ежедневную порцию входящих и исходящих бумаг — секретных и совершенно секретных — подлежащих немедленному прочтению.Богданов, тут же забыв о мухе, бросил газету на подоконник и вернулся к столу, на который Кира положила папку. Открыл переднюю крышку. Поверх казенных бумаг лежала записка: «Сегодня. У тебя или у меня?»
Богданов взял листок, смял и молча ткнул себя большим пальцем в грудь. Кира понимающе кивнула.Они состояли в связи уже более трех лет. В связи счастливой и совсем не тягостной для обоих. В связи, о которой не знал никто — ни муж Киры Сергей Савельев, ни жена Богданова — Людмила Георгиевна, и что самое главное — ни один соглядатай конторы внутреннего сыска, девизом которых был пионерский лозунг: «Хочу все знать!»Во второй половине дня Богданов появился в старой части Москвы — на Покровке в Лялином переулке, где находилась одна из конспиративных квартир, предназначенная для его встреч со своей личной агентурой.Кира, уже переодевшаяся в легкое платье, ждала его.Первый, хотя и протокольный поцелуй затянулся. Богданов любил Киру, её упругое, отзывчивое на ласку тело, мгновенно балдел от её поцелуев, влекущих и возбуждающих. Кира, целуясь, быстро загоралась, готовая тут же погрузиться в теплые, пьянящие волны телесной радости. Но в этот раз она выскользнула из его объятий и отстранилась.— Сперва послушай. Вот это…Она вынула из сумочки магнитную кассету и протянула ему.Богданов взял пластмассовую коробочку, снова притянул к себе Киру, легким движением огладил её грудь, поцеловал в волосы.— Потом, — сказала она строго. — Это серьезно.— Хорошо, — он неохотно смирился с её настойчивостью. Обычно их встречи начинались с другого. — А это тебе. — Он открыл кейс, вынул оттуда пакет в блестевшей золотыми разводами упаковочной бумаге. — Переоденься.Богданов впервые увидел Киру на концерте, посвященном Дню милиции. Она шла по проходу между рядами занятых кресел, вызывающе покачивая бедрами. Ее складную фигурку обтягивало серое трикотажное платье. Простенькое, недорогое оно удивительно шло к ней, ярко оттеняя достоинства стройного молодого тела. Лица её капитан Богданов не увидел, — только спину, но сразу решил, что с такой фигурой она просто обязана быть красивой. В ошибочности попыток судить о фасаде, глянув на женщину со спины, Богданов убеждался не раз, но в данном случае готов был повторить ошибку.— Кто это? — спросил он соседа — опера Крымова, который всегда знал все и обо всех.— Хо! Ты не знаешь?! — Крымов бурно удивился. — Ну даешь, Хмельницкий! — Крымов был майором и потому считал, что вправе шутить, называя Богданова Богданом Хмельницким. — Это же Кира!Вроде обязан был Богданов знать всех женщин огромного управления.— С тобой говорить! — Он обиженно отвернулся от Крымова. Но того уже распирало желание выказать полную осведомленность в пикантном вопросе.— Ладно, не дуйся. Это Кира. Лейтенант младший…— Хороша?— Вона куда ты! — Крымов расплылся в ехидной улыбке. — Даже не думай, и не мечтай, Хмельницкий. Не по твоему плечу такую березу рубить. Пытались, но как говорят — конфузия. Ты лучше займись Лошадкиной. Она только что Куклина сбросила на всем скаку.Лошадкина — сдобная молодящаяся дама, дававшая Крымову пищу для остроумия своей фамилией, как раз, задевая бедрами о края прохода, проследовала мимо.— У неё наездники и без меня найдутся.— Не скажи, конкурс строгий. Она кобылка норовистая. Насколько я знаю, уже два отвода дала соискателям. Не потянули мужики…— Чой-то? — Дурацким тоном Богданов старался замаскировать искренний интерес.— Спрос и предложение не совпадают. Говорят, она любит колоться по потребности, а мужицкий шприц в нынешние времена — одноразовый. Так что выдается ей по способности. Революционная ситуация: верхи не могут, низы не хотят…Продолжать расспросы Богданову стало неинтересно, Лошадкина его никогда не волновала, и он замолчал.Но Кира со своей точеной фигуркой в душу ему запала. Он весь вечер не спускал с неё глаз.Богданов влюбился. Он не форсировал событий, был аккуратен и настойчив в достижении цели. Только через полгода они стали любовниками. Больше того, их связала дружба, которая длилась вот уже более шести лет.Истинную красоту женщины можно выяснить только умыв её. Искусство косметического обмана цивилизация развила столь сильно, что ухищрениями опытного визажиста серого крысенка можно превратить в Белоснежку. Красота Киры была естественной, её не замутнял макияж. И особым блеском эта красота отсвечивала, когда её не драпировали одежды. Но ещё больше шарм и внутренний огонь познавался в близком общении — Кира была умной, веселой и верной подругой. Несколько раз Богданов порывался разойтись с женой, но Кира его удерживала. Она не могла бросить мужа, который находился в тягостном ожидании близкой смерти. Они любили друг друга, вступили в брак сразу после окончания средней школы, но Сергея Савельева взяли в армию. Два года он прослужил на ядерном полигоне в Семипалатинске, откуда был комиссован с тяжелой формой белокровия. В двадцать один он перестал быть мужчиной и стал инвалидом.Оставлять его в беде Кира не собиралась. Они оставались друзьями.У Богданова в семье были другие проблемы. Его жена Галина Игоревна — пышнотелая дама с ленивыми манерами советской дворянки (отец при Советской власти был важным чиновником Госплана, имел казенную машину и собственную дачу) со своей нескрываемой любовью к трюфелям, шоколадным тортам и послеобеденному сну, была женщиной картинно красивой, но по натуре фригидной и относилась к браку, как к атрибуту обеспеченности и твердого общественного положения.Интимные отношения с мужем она включала к числу тех утомительных и нудных занятий, в ряду которых значились посещение прачечной, химчистки, занятия на кухне. Куда большее удовольствие, чем мужская ласка, ей доставляло ленивое сидение под колпаком электросушки в парикмахерской или посещение маникюрного кабинета.Взяв подарок, Кира ушла в ванную комнату переодеться.Богданов вставил кассету в магнитофон, нажал клавишу пуска. Послышалось легкое шипение поползшей ленты. Затем послышался звук заурчавшего стартера. Его недолгое подвывание тут же заглушил заработавший двигатель.— Ра! — Богданов позвал через всю комнату. Он обычно звал Киру коротким «Ра», возвышая её в своем представлении до уровня Бога-Солнца.Она приоткрыла дверь ванной.— Что тебе?— Ра, ты стала записывать звуки моторов?Он услыхал её смех.— Нет, просто эта штука включается, когда начинает работать двигатель.Она вышла из ванной в прозрачном в голубом пеньюаре, как Афродита в пене летней морской волны.Магнитофон заговорил сухим деревянным голосом: «— Ты не нравишься мне, Анатолий, вот те крест…»
Богданов не узнал голоса говорившего.— Кто?— Виктор Васильевич Марусич, собственной персоной. — Кира презрительно улыбнулась. — Они с Волковым ездили за город.Богданов поморщился. Марусич был депутатом Государственной думы, входил в комиссию по вопросам безопасности, считался в правоохранительных органах человеком влиятельным, но главное неуживчивым и вредным.Второй голос Богданов узнал без труда. Он принадлежал его шефу — начальнику Главного управления внутренних дел генерал-лейтенанту Волкову. «— Не нравлюсь? — Волков обозначил беспечный смешок, который получился похожим на приступ икоты. — Гляди, какой строгий!— Строгий не строгий, но ты размагнитился. Блаженствуешь в новом чине.— Брось! — Голос Волкова сделался злым. — Какое блаженство?! Каждый день вздрючки. Со всех сторон. За день так намагничивают…— Не в том дело. Не в том. Ты излишне упиваешься новым положением. И успокоился. Как же, за твоей спиной сам Чибисов. Я же знаю, какие у вас в узком кругу тосты: «Чибисов — наш президент!». Так?»
Снова прозвучал смешок, похожий на икание. Богданов злорадно скривил губы. Чибисов был министром внутренних дел и подобными тостами прихлебатели ставили его под удар. «— Уже настучали?— Если бы мне.— Это была шутка. Ляпнул один дурак по пьянке…— Кто-нибудь из вас его осадил? Нет. Побоялись, что не понравится Чибисову. А как понравится такой тост Папе?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
 Брюер Джил 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Эппель Ольга Петровна - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Бортникова Лариса - Стамбульские хроники, или О серьезном с юмором - читать книгу онлайн