ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Эдвард Айронс
Задание: Токио


Сэм Дарелл Ц 31



Эдвард Эронс
Задание: Токио

Глава 1

В тот октябрьский день Токио залился огнями раньше обычного, и невообразимая серо-коричневая мешанина колониальных особняков, европейских зданий, стеклянно-бетонных небоскребов и традиционных деревянных домов, густо замазанных штукатуркой, вмиг, словно по волшебству, преобразилась. Это чудо происходило в огромном городе каждый день. Неоновые вывески, разноцветные бумажные фонарики и мириады электрических лампочек, сложенных в причудливые иероглифы, придавали лабиринту улочек района Асакуса, расположенного в каких-то десяти минутах от Гиндзы, поистине сказочный вид. На улицах началась привычная для этого часа толчея. На знаменитой токийской телебашне зажглись огни; вспыхнули неоновые вывески и на стенах клуба «Юрибон», излюбленного пристанища телевизионной братии, расположенного на Хиноки-те.
Вошедшая в кабинет Дарелла мисс Прюитт задернула шторы и включила свет.
– Дождь усиливается, – сказала она. – Вы позвоните мистеру Каммингсу?
– Нет.
– Вы же обещали. Сказали, что перезвоните в пять.
– Пусть Мелвин еще немного покипятится. Ему это полезно.
– Эл Чарльз всегда шел навстречу сотрудникам нашего посольства.
– А я – нет, – отрезал Дарелл.
– Мистер Мелвин Каммингс специально прилетел из Вашингтона на военном самолете...
– Он ведь не знает нашего адреса, не так ли?
– Нет, мистер Дарелл.
– Зовите меня Сэм, – предложил он.
Мисс Прюитт вспыхнула.
– На работе следует вести себя по-деловому, – сказала она.
– Если Мелвин Каммингс, помощник заместителя второго секретаря Государственного департамента, доверенный пресс-атташе министра обороны и главный специалист по общественным связям, которого газетчики прозвали «Медоточивым лисом», не знает, как нас найти, то я могу с чистой совестью заняться более безотлагательными делами.
– Но это срочно, – не унималась мисс Прюитт.
– В нашем деле – все срочно, – ухмыльнулся Дарелл.
Мисс Прюитт возвышалась над ним, уперев руки в бока, решительная и неприступная, как Гибралтарская скала. Звали ее Элизабет. Дарелла перебросили в Токийское отделение неделю назад, сразу после того, как Эла Чарльза, его предшественника, с острым приступом малярии срочно отправили домой, и Дарелл упорно отказывался называть свою секретаршу «мисс Прюитт». Уж слишком усердно она, по его мнению, следовала инструкциям, бумажкам и правилам. А в их деле нужна гибкость, умение лавировать, уступать тут и там, примиряться с неожиданностями, обходными маневрами, а иногда даже – и с ножом в спину. Мелвин Каммингс, полномочный посланец министерства обороны, мог оказаться именно таким ножом.
Дарелл поднял глаза на мисс Прюитт.
– Насколько близки вы были с тем человеком, который сидел здесь до меня? – полюбопытствовал он.
Мисс Прюитт поправила очки, оседлавшие хорошенький прямой носик.
– Не понимаю, какое это имеет отношение к делу...
– Вы назвали его «Элом».
Секретарша порозовела.
– Вы правы, сэр. Мы проработали вместе четыре года. Мистер Чарльз – прекрасный работник. Один из лучших в секции "К". Если бы не поездка на Филиппины в прошлом месяце, когда он заразился малярией...
– Нечего было Элу Чарльзу соваться на Филиппины. Там есть свои люди из секции "К".
– Он сказал, что хотел...
– Вы с ним спали? – неожиданно спросил Дарелл.
Глаза мисс Прюитт яростно сверкнули, затем ее лицо показалось смущенным, но уже в следующую секунду секретарша овладела собой и посмотрела на Дарелла с холодным презрением.
– Вы заслужили свою репутацию, мистер Дарелл, – отчеканила она.
– Надеюсь, не слишком блестящую, – ухмыльнулся он.
Дарелл добился своего – мисс Прюитт вышла из комнаты.

* * *

Мисс Элизабет Прюитт можно было дать на вид лет двадцать пять. Высокорослая брюнетка, она зачесывала свои длинные, пышные и жгучие, как смоль волосы назад, перехватывая их на затылке. Где-то внизу, под мешковатыми и бесформенными платьями, которые она носила и которые, вопреки ее собственному желанию, придавали ее гибкому и проворному телу неожиданную сексуальность, скрывались длинные стройные ноги и изящная фигура. Мисс Прюитт отличалась деловитостью и расторопностью, прекрасно знала японский и была предана своему делу. Ее отец, отставной капитан военно-морских сил, работал в американском посольстве в Токио, но умер от внезапного сердечного приступа во время студенческой демонстрации, оставив Элизабет сиротой. Похоронив отца, Элизабет не уехала из Токио и поступила на работу в службу безопасности при посольстве, где ее и завербовал Эл Чарльз. Дарелл уже успел раскусить, что под завесой строгой внешности скрывается страстная и пылкая натура. При иных обстоятельствах, он, пожалуй, даже соблазнился бы и попытался слой за слоем содрать с нее защитные покровы. Но теперь... Теперь ему было не до этого.
Токийский отдел подложил ему изрядную свинью. Его, боевого агента, усадили на место Эла Чарльза, заставив заниматься бумажной работой. Сэм Дарелл не искал этого назначения. Более того, он был решительно против. Однако, когда генерал Дикинсон Макфи из Вашингтона отдал приказ, Дарелл подчинился – с этим маленьким седовласым человечком не поспоришь.
По стеклам обоих окон токийской конторы секции "К" монотонно барабанил осенний дождь. За плотно сдвинутыми шторами поочередно вспыхивали красные, зеленые, золотистые и пурпурные огни огромного города. А ведь еще не было и пяти часов вечера. В течение следующих десяти минут Дарелл нетерпеливо разбирал наваленные на столе бумаги. Какой только ерунды ему не подсовывали. Промышленные отчеты, прогнозы об уровне валового национального продукта фантастически бурно развивающейся японской экономики на следующий год, анализ возможных последствий студенческих волнений, досье на политических лидеров, аналитический отчет, посвященный влиянию на Японию китайской идеологии, разведданные об антиамериканских настроениях на Окинаве, сделанная в стенах штаб-квартиры японской разведки копия секретной американской раскладки расположения американских военных баз и ядерных установок на разных Японских островах, отчет Госдепартамента, посвященный анализу отношения премьер-министра к недавним торговым соглашениям, и так далее.
Дарелл невольно посочувствовал Элу Чарльзу. Сам он был человеком действия. Работал он всегда в одиночку. Здесь, в токийском отделении секции "К", помимо строгой мисс Прюитт, в его распоряжении находились два японских и два американских оперативника, добрая дюжина продавцов и клерков в представительской конторе на первом этаже (контора занималась совершенно мирным и законным делом – торговала предметами японского искусства и всякими бесхитростными сувенирами для туристов), а также прямая кодированная связь с американским посольством на Энокизака-мати, неподалеку от Асакусы. Был у Дарелла и прямой выход на одну из внешних линий конторы компании «ИТТ», расположенной на Охтемати-томе в Киеда-ку.
«Завидная щедрость», с горечью подумал Дарелл.
Все эти технические достижения были не в состоянии хоть как-то помочь страшной трагедии, случившейся на севере, в Хатасиме.
Бедные ни в чем не повинные рыбаки умирали там, как мухи, а день-два спустя слухи об этом неизбежно просочатся наружу – подобные слухи скрыть никогда не удается, – и весь мир обрушит праведный гнев на американцев за чудовищный мор, разразившийся по их вине.

Глава 2

Вечер в Хатасиме выдался ясный и прохладный. С Тихого океана задувал свежий бриз, над пустынным побережьем клубился туман. На берегу одиноко маячили темные силуэты рыбацких суденышек; темно было и в окнах деревянных домишек рыбачьей деревни. Почти вся Хатасима погрузилась во мрак. Но жители ее не спали. Они умирали.
Перекрывая завывание ветра, над деревней доносились размеренные и гулкие звуки бубна, по которому колотил синтоистский священник, да неутешные причитания рыбацкой жены. С севера, юга и запада полиция обнесла деревушку колючей проволокой, оцепив несколько квадратных миль земли вплоть до самых отрогов лесистых холмов, густо поросших сосной.
Выше в горах располагались фешенебельные реканы – отели и ресторанчики модного курорта Хатасимы. Однако теперь их постояльцам – как японцам, так и американским туристам – выход к деревушке или на пляж был строжайше запрещен. Объяснили запрет военными маневрами, но долго молчание продлиться не могло; рано или поздно местным властям придется отвечать на крайне неприятные вопросы.
Брошенные рыбачьи сети, развешанные на деревянных жердях, безмолвно трепыхались на ветру. Вдоль проволочного ограждения беспрерывно патрулировали полицейские в марлевых масках. Своей больницы или хотя бы поликлиники в Хатасиме не было; не было даже собственных врачей. Умершим и умирающим теперь отвели просторное здание общественного рыбохранилища. Над Хатасимой витала невидимая смерть. Она ползла вдоль песчаных дюн, заполоняла рощицы и переулки, просачивалась, подобно туману, в деревянные лачуги.
Команда врачей, срочно присланных из Токио, уменьшилась уже наполовину. Двое из четверых врачей умерли. Менее шести часов прошло от появления признаков заболевания до страшного и мучительного конца.
Врачи были в белых халатах и в масках; они без конца мыли руки, обрабатывали их дезинфецирующим составом. Но все было бесполезно. Они ощущали себя приговоренными. Все жители Хатасимы были обречены. День, самое большее – два, и в живых не останется ни души. Врачи проклинали бриз; поскольку они уже догадались, что болезнь вызвана каким-то новым, необычайно вирулентным вирусом, прилетевшим со стороны океана, они также давно поняли, что проволочные заграждения воспрепятствуют распространению этой страшной чумы в такой же степени, как завывания знахаря – расползанию гангрены на сломанной конечности.
Никому из них никогда не приходилось сталкиваться с чем-либо подобным.

* * *

Сержант Сумида пересчитывал трупы. В углу рыбохранилища священник в длинных развевающихся одеяниях жег благовония. Сумида с презрением следил за его манипуляциями. Сам он поклонялся только двум богам – бейсболу и борьбе сумо, – не веря ни во что остальное. Ему еще не было и тридцати, вдобавок он был правой рукой и доверенным лицом майора Теру Яматои. Высокорослый, на голову переросший родителей, атлетического телосложения, сержант слыл специалистом во многих боевых искусствах. В полиции он провел почти всю сознательную жизнь и искренне упивался своей работой. Веря в свое несокрушимое здоровье, Сумида не испытывал страха перед таинственной болезнью, будучи свято убежден в собственной неуязвимости; его уверенность подкреплялась бутылкой сакэ и несколькими кружками пива, которые сержант поглотил в течение этого страшного дня. Тем не менее он был не настолько пьян, чтобы не заметить двух новых мертвецов – японца и иностранца, которые лежали на соломенных тюфяках, устилавших каменный пол рыбохранилища.
Сумида подозвал медсестру.
– Кто эти люди? Когда они умерли?
Миндалевидные глаза медсестры, не прикрытые марлевой повязкой, скользнули в сторону.
– Час назад, сержант. Они не из этой деревни.
– Я знаю. Они были... туристами?
Медсестра кивнула.
– Скверный у них получился отдых.
– Они сверху, из гостиниц?
– Наверное.
Сумида взглянул в сторону обоих врачей и священника, которые стояли неподалеку от высоких двустворчатых дверей. Один из врачей что-то царапал в блокнотике. Стихи, небось, с раздражением подумал Сумида. Хатасима еще в средние века прославилась своими хайку, а этот врач, как помнил Сумида, слыл неплохим поэтом-любителем. Многочисленных туристов, приезжающих в Хатасиму, привлекала не только красота здешних мест и морской воздух, но и старинные синтоистские храмы с величественными резными ториями. Местное население почти сплошь состояло из рыбаков, едва ли не круглосуточно занятых промыслом; проблемы окружающего мира и международные интриги нисколько не волновали этих простых людей. И вот теперь, когда в их замкнутый мирок ворвалась беда в виде запечатанной алюминиевой канистры, прибитой к берегу океаническими волнами, миру и спокойствию жителей старинной деревушки пришел конец.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...