ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Элизабет Беверли: «Любовь не умирает»

Элизабет Беверли
Любовь не умирает



Аннотация Джорджия и Джек познакомились в маленьком курортном городке, когда ей не было и четырнадцати, а ему едва исполнилось семнадцать. И вновь встретились там же через 23 года. Сбудутся ли теперь их полудетские мечты? Элизабет БеверлиЛюбовь не умирает ПРОЛОГ Знал он ее только в лицо, но ни разу с ней не разговаривал. И еще знал, что зовут ее Джорджия Лавендер, а ее папаше практически принадлежит весь этот чертов городишко. Карлайл, штат Вирджиния, летом — процветающий приморский курорт, а остальную часть года его и на карте-то никто бы не нашел. Что касается Джорджии, так богатство ее всем известно, а уж способности — само собой, раз девчонка перешагнула в начальной школе через два класса. Теперь ей четырнадцать и она самая юная второклассница в средней школе.Ну а о нем что говорить — и так все известно: в свои неполные семнадцать старше всех в классе. Дважды ведь на второй год оставался — в шестом и в седьмом. Правда, не из-за тупости, вовсе нет, а из-за характера. — больно непокладист. Черт побери, да он даже родом не из Карлайла! Просто так случилось, что именно сюда его заслали работники опекунского совета штата: за «антиобщественное поведение». И потому репутацию на новом месте он заработал моментально.Джек Маккормик брел по автостоянке у школы, исподтишка наблюдая, как Джорджия Лавендер неохотно плетется к своему папочке.А тот стоит, небрежно так прислонившись к своему дорогущему автомобилю — самая последняя модель. Джеку приходилось слышать:Сьюзи Морис и другие девчонки смеялись над тем, как Джорджия одевается. Сам-то он сейчас только обратил внимание: скромненькая такая коричневая юбочка и простая белая блузка. Очки — массивная оправа, толстые стекла — делали ее похожей на робкого зверька с непомерно большими глазами. Волосы у нее… да самые обыкновенные, средней длины, вьются немного — так себе, но Джек вдруг заметил, что они блеснули золотом в солнечных лучах.В целом, как говорится, ничего в ней нет и смотреть особенно не на что. Впрочем, в настоящий момент Джек и сам являл собой не лучшее зрелище. Он осторожно потрогал левую скулу — приемный отец вчера кулаком съездил, в дневник заглянул. Ничего нового, собственно, и все же здорово бы хоть раз ускользнуть из дому, избежав этакой встречи.Откинув прядь черных волос, упорно падавшую на глаз, он снова бросил взгляд на Джорджию и ее отца. Тревога прямо-таки в походке ее чувствовалась, по мере того как она медленно-медленно приближалась к застывшей у машины фигуре. Джек тоже безотчетно замедлил шаг, подходя к своей старой, подержанной «нове», и бросил учебники на заднее сиденье.— Джорджия! — произнес этот тип тоном, от которого у Джека кровь в жилах застыла.Одним этим словом папочка и поздоровался вроде, и выразил свое высочайшее недовольство и угрозу. Глупо, но Джек почему-то тотчас же напрягся и сжал кулаки.— Джорджия! Почему ты мне вчера не показала дневник?Девушка остановилась буквально в футе от отца. Вот уж чего Джек ни за что бы не сделал — всегда предпочитал держаться вне досягаемости чьих бы то ни было кулаков. Джорджия не ответила, и отец, оторвавшись от машины, шагнул к ней.— Так почему, Джорджия? Девушка, не поднимая глаз, ответила так тихо, что Джеку пришлось напрячь слух:— Тебя не было дома.— Ты знала, что я задержусь на работе. Почему же не оставила дневник на столе, как я распорядился?— Я… извини, папа. — Она вскинула было голову, но тотчас же снова ее уронила. — Я… я просто забыла.— Ты забыла?Она молча кивнула.— Что ж, зато я не забыл. И к твоему сведению, матрас — неудачное место для тайника. Первым делом я заглянул именно туда.Из его голоса буквально сочилось презрение, и Джорджия вздрогнула, как от пощечины.— Джорджия, ты не получила высший балл! — В этих словах прозвучал приговор. — Да еще по химии! Черт возьми, и как ты с такими оценками поступишь в приличный университет?Джек ушам своим не верил: предок Джорджии так расстроился из-за оценки, о которой он не смеет и мечтать. Свихнулся, что ли?— Прости, папа, я…— «Прости, папа»! — зло передразнил отец. — Если в твоем дневнике появится еще одна подобная отметка, клянусь, я… — Он все же остановился.Не высказанная, эта угроза показалась, однако, Джеку куда более зловещей, чем красноречивые тирады, которыми его самого регулярно угощал приемный отец. Он лишь головой тихонько покачал, прежде чем забраться в машину. Но старикан не унимался — все отчитывал дочь, — и Джек поневоле прислушивался.— Джорджия, возьмись за ум! Что с тобой будет, если не поступишь в университет? Тогда уж точно замуж не выйдешь. Взгляни в зеркало — ну кто на тебя позарится? Я не позволю, чтобы ты до конца жизни сидела на моей шее.Джорджия молча слушала, печально понурив голову. А Джек, наоборот, все больше заводился с каждым словом этого зануды. До конца не осознав, что именно собирается сделать, он решительно прошагал к Джорджии, обнял се, не говоря ни слова, за плечо и нежно отвел в сторонку, а сам как щит встал напротив ее отца.Тот, кричавший на дочь сверху вниз, теперь вынужден был запрокинуть голову, чтобы взглянуть на Джека. Какое-то мгновение оба напряженно молчали.— Черт побери, ты кто такой? — не выдержал старший.Джек скривился в ухмылке — такое выражение лица всегда предшествовало его первому удару.— Джек Маккормик. А вы, черт побери, кто такой?Отец Джорджии опешил.— Я — Грегори Лавендер, отец Джорджии. А теперь убирайся!— У нас с Джорджией другие планы, — неторопливо покачал головой Джек.Грегори Лавендер, взбешенный, прищурился.— Слушай…— Нет уж, послушайте-ка вы меня. Хотите на кого-нибудь поорать — пожалуй, попробуйте поорите на меня, и посмотрим, что из этого выйдет. А Джорджию оставьте в покое. Она ни в чем не виновата.— Это не твое дело, мальчишкой. — И отец ее ткнул пальцем Джека в грудь. Джек небрежно смахнул его палец.— Пошли, Джорджия! — И, взяв девушку за руку, мягко, но решительно потянул к своей машине.Джорджия, однако, не двинулась с места. Обернувшись, он увидел: уставилась на него изумленными, огромными, недоверчивыми глазами, а нижняя губа дрожит от ужаса и растерянности.— Джорджия! — позвал он ласково. — Ну, ты идешь?Она прижала учебники к груди, стиснув их так, что побелели костяшки пальцев, быстро оглянулась на отца… и тихонько переступила к Джеку. Потом еще раз, еще…— Джорджия… — предостерегающе произнес отец.— Я ненадолго, папа, — нетвердым голосом отозвалась она. — Обещаю — к ужину вернусь.— Джорджия, мы еще не…— Эй, старина, она же сказала — к ужину будет дома, — вмешался Джек. — Так в чем же дело?К его удивлению, Грегори Лавендер молча проглотил эту издевку, не попытался подавить бунт в зародыше. Остается надеяться, что ей не очень достанется, когда она вернется домой. А покамест он помог ей выиграть это маленькое сражение. Отныне Грегори Лавендер пусть знает: у его дочери есть заступник. Быть может, это хоть как-то скажется на ее жизни. И, черт возьми, как знать — быть может, и на его жизни тоже?Он открыл дверцу, помог Джорджии устроиться и, обойдя машину, сел за руль. Двигатель взревел, и Джек, повернувшись к девушке, улыбнулся.— Привет, — сказал он.— Приветик, — ответила она. Улыбка его стала еще шире.— Меня зовут Джек Маккормик.— Знаю. Я всегда… — С тихим, нервным смешком она умолкла, пожала плечами и поправила указательным пальцем очки. Потом застенчиво провела большим пальцем по его подбородку и щеке — там, где ссадина. И повторила уже спокойно:— Да, знаю. Рада с тобой познакомиться. Глава 1 Джек Маккормик сидел за огромным столом красного дерева, тупо уставившись на обшитые таким же деревом стены своего кабинета. Перед ним лежал вскрытый конверт с пометкой «конфиденциально» и хрустящий лист бумаги со штампом «Сыскное агентство Роксана Матени». Джек уже четырежды прочел письмо, но никак не мог поверить в то, что было в нем написано.Не отдавая себе отчета в своих действиях, он выдвинул верхний ящик стола и достал старый бейсбольный мяч. Ладонь его прикоснулась к потертой коже так, словно ласкала грудь возлюбленной. С незапамятных времен у него этот мяч. Все остальные вещи растерялись по пути.Взгляд Джека снова сосредоточился на письме: они нашли его. А у него все не было времени их искать. Тихий стук в дверь вывел его из задумчивости; он поднял голову.— Войдите.Распахнув дверь, в кабинет уверенно вошел Адриан Шавец, ближайший помощник, но, увидев выражение лица шефа, в замешательстве остановился.— Что-то стряслось?Джек медленно покачал головой, крепче сжимая мяч.— Что у тебя?.Адриан протянул ему объемистую папку:— Иск. Лавендера. Очередной, никто уже не удивляется.Стиснув зубы, Джек отложил мяч и взял папку, сразу отбросив все пос-юронние мысли.— И чем нас порадует Грегори Лавендер сегодня?— Мало нового по сравнению с тем, что он сказал за последние несколько месяцев. — Адриан постарался как можно небрежнее сложить руки на груди.— А все же, — удовлетворенно ухмыльнулся Джек, — он добавил на этот раз что-нибудь новенькое?— Да. И выразился весьма определенно насчет тебя.— Теряюсь в догадках.Адриан взглянул на шефа почти восхищенно.— Что он скорее увидит тебя в гробу, чем уступит тебе свою компанию. Особенно после того, что ты сделал с его дочерью.Джек издал некий звук, который больше всего походил на презрительное фырканье.— Готов поспорить — не увидит. Адриан качнулся на каблуках.— А… что ты все-таки с ней сделал?— Освободил ее, — насмешливо прищурился Джек.— Забавно, — кивнул Адриан.— Вообще-то это было больше похоже на… — И глубоко вздохнул, не договорив.Прошло уже больше двадцати лет с тех пор, как Джек в последний раз виделся с дочерью Грегори Лавендера. Но за это время не было и дня, чтобы он не думал о ней. Освободил ли он ее? Проклятье, скорее, это Джорджия освободила его.Адриан терпеливо ждал, что решит босс, и наконец спросил:— Итак, что будем делать?На этот раз Джек фыркнул от всего сердца. Он так долго ждал чего-то в этом роде. Как там говорится в старой пословице? Месть — это блюдо, которое лучше подавать холодным. Точнее, пожалуй, не передать чувств, переполнявших его душу. Он вернет Джорджии Лавендер давнишний долг. Он долго ждал. Взял письмо Роксана Матени, еще раз пробежал: вот, и этого тоже. Все произошло одновременно. Получится ли у него решить оба дела сразу? Стоит ли браться? Кто знает… И все же надо пользоваться открывшимися возможностями, извлечь из них максимум пользы. Только так можно выжить. Только так удалось ему когда-то спасти свою жизнь. И еще ему помогла Джорджия Лавендер.Пора, решил Джек, пора ехать в Карлайл. Настало время вернуть долг Джорджии. Заставить Грегори Лавендера заплатить за то, что он сделал со своим единственным ребенком.
Огромные свинцово-серые волны быстро набегали и разбивались, образуя потоки белой пены. Джорджия Лавендер стояла на балконе, и холодный зимний ветер яростно трепал ее длинные огненные волосы. Узкая полоска горизонта терялась между серой пеленой океана и серой громадой неба.Уже несколько дней солнце не появляется. Но ей так даже лучше — соответствует настроению. Не нарисуй она этот пейзаж раз десять за последние несколько месяцев — поспешила бы в дом за красками и взяла бы только тюбики черной и белой; может быть, еще немного зеленой и синей. Зимой побережье у Карлайла выкрашено лишь в разные оттенки серого, и она уже много раз запечатлела все это на холсте. В ее мастерской полно таких картин, но туристам никогда не надоедает их раскупать.Температура низкая, а от пронизывающего ветра еще холоднее. Пожалуй, надо прогуляться. Ивен вернется не раньше чем часа через два, но ее почему-то не покидает чувство беспокойства. Молли спит крепким сном на диване…Услышав свист хозяйки, огромная собака проснулась и соскочила на пол, отчаянно махая хвостом.— Пойдем погуляем, моя девочка? — задала праздный вопрос Джорджия.Молли громко, с готовностью залаяла.Джорджия натянула теплый светлый свитер и джинсы, заплела непокорные волосы в толстую коричнево-ржавую косу, опустившуюся до лопаток, накинула поверх свитера джинсовую куртку на подкладке. Не стоит надевать на Молли поводок:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...