ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— воскликнул Ивен. — Нам с вами поневоле придется видеться, даже чаще, чем…— Ивен!.. — Джорджия предостерегающе подняла руку.Джек недоуменно взглянул на мальчика, но на его безмолвный вопрос ответила Джорджия:— Ивен работает в «Блефе», посыльным.— Ладно уж, постараюсь лишний раз не попадаться тебе на глаза, — примирительно пообещал Джек.— Уж постарайтесь.Джорджия поспешно встала между ними, с укором покачав головой. И попросила сына пойти к себе в комнату пить кофе и грызть гранит науки. Ивен удалился, а Джорджия повернулась к Джеку:— Нам обязательно нужно встретиться еще раз. Ты к нам надолго?— Не знаю. На неделю. Может, на две. Но, как я уже говорил, я буду…— Настолько занят ты не будешь, — прервала она.Джек посмотрел на дверь, за которой скрылся Ивен: наверняка парень вслушивается в каждое произнесенное ими слово.— Ну хорошо, — сдался он. — Давай завтра пообедаем вместе.— Вот и прекрасно. Так и быть, облегчу тебе жизнь — приеду в «Блеф».— В полдень я спущусь в вестибюль.— Договорились.Начавшаяся всего час назад теплая, радушная встреча быстро переросла в беспокойное противостояние, и Джек знал, когда это произошло: в то мгновение, как сын Джорджии вошел в дом. Но понятия не имел почему. В одном Джо права: им обязательно нужно встретиться еще раз, прежде чем он покинет Карлайл, и не за обедом.
Поужинав с Адрианом, Джек изучал у себя в номере досье Лавендера, когда раздался стук в дверь. Уверенный, что это горничная — принесла солидный кофейник, который он заказал, чтобы работать всю ночь, — Джек оставил на столе разбросанные бумаги, положил на них очки и подошел к двери.«Блеф» не изменил униформу обслуги за те двадцать с лишним лет, что прошли с того дня, когда я сам носил ее, подумал он, глядя на мальчишку за порогом. Правда, он тогда коротко стриг волосы, хоть и под большим нажимом, а Ивен — его фамилия тоже Лавендер? — лишь затянул свои в хвост. И вместо форменных ботинок на нем черные сапоги.— На тебе не та обувь, — заметил он мальчику вместо приветствия.Ивен угрожающе вздернул подбородок, и, как ни странно, это движение придало ему испуганный вид.— Вы на меня нажалуетесь?— А ты и рад был бы, да? Еще одна причина невзлюбить меня.— Еще одной не нужно. У меня и так хватает.У Джека желваки заходили на скулах.— По-моему, мы договорились лишний раз не попадаться друг другу на глаза. — И он загородил парню дорогу, уперев руки в дверной косяк.— Нет, это вы решили не попадаться мне на глаза.— Ну, я-то считал, — Джек невесело усмехнулся, — договоренность и к тебе относится.— Похоже, вы ошиблись, мистер. Да, наглости мальчишке не занимать, решил Джек, не очень-то задумываясь, что и сам в его возрасте был таким же.— Я думал, ты посыльным работаешь. Ивен покосился на поднос с кофейником, чашкой и сахарницей, который держал на одной руке.— Вечерами, когда работы мало, мы совмещаем обязанности. Сегодня я и за горничную.— Ну не повезло ли мне? — пробормотал Джек.— Не знаю, — холодно парировал Ивен. — Подождем — посмотрим. — И прежде, чем Джек открыл рот, тоном примерного служащего добавил:— Так вы будете пить кофе?Джек неохотно отступил в сторону, позволяя мальчишке войти. Сейчас нагрубит — швырнет поднос на стол и ретируется. Но Ивен сделал все как положено: спокойно подошел, аккуратно расставил на столе все приборы. Джек взял бумажник и достал две купюры — чаевые.— Мне не нужны ваши деньги! — бросил Ивен, поняв его намерение.— Ага, так ты филантроп, работаешь из любви к человечеству? — съязвил Джек, почему-то задетый отказом мальчишки взять чаевые.— Нет, — Ивен гневно прищурился, — мне не нужны только ваши деньги, понятно?Бросив бумажник в ящик стола, Джек повернулся, угрожающе подбоченясь.— Черт побери, мне кажется, что-то тебе от меня все-таки нужно.Губы Ивена сжались в тонкую полоску.— Да. Чтобы вы держались подальше от Джорджии.Вот уже второй раз он называет мать по имени, отметил Джек. Мальчишка дерзок, и, возможно, это для него еще один способ позлить людей. Но Джеку показалось, что тут дело в чем-то другом.— Все, что было у нас с твоей матерью, произошло задолго до твоего рождения, и, по правде говоря, тебя это не касается, — отрезал Джек.Переступив с ноги на ногу, Ивен тоже подбоченился, передразнивая его. В свои неполные шестнадцать ростом он лишь немного не дотягивал до Джека; правда, телосложением не так уж крепок — пока. Со временем парень заматереет, раздастся и вширь.— Слушайте, я знаю, кто вы такой, — раздался голос Ивена. — Как мы с Джорджией познакомились, так она все мне повторяет, что я напоминаю одного ее давнего знакомого…— Постой-ка, постой-ка! — оборвал его Джек, мотнув головой в попытке осмыслить эту новую информацию. — С тех пор как вы с ней познакомились? Разве она не твоя мать?Ивен переступил с ноги на ногу — он, казалось, несколько смягчился.— Мать. Не родная. Приемная. Вообще-то вас это не касается.Джек ошеломленно глядел на мальчишку. Приемная… Так у Джорджии нет сына?— Она зовет меня сыном. — Ивен, похоже, ошибся, приняв смятение Джека за смущение. — И я не против, потому что она считает это очень важным. — Он опустил взгляд. — Пусть я ей не родной сын. И она мне не мать. — Он снова с вызовом уставился на Джека, и в его глазах блеснула яростная неприязнь. — Но она мой друг. И я не допущу, чтобы ей сделали плохо.— Сколько тебе лет? — спросил вдруг Джек.— Пятнадцать. Летом исполнится шестнадцать.— Давно ты знаком с Джорджией?— Мне тогда было одиннадцать.— Так вот, я знаком с ней дольше, чем ты.— Ну и что же? Друг не сбежал бы отсюда, бросив ее одну.— Она рассказывала тебе об этом? — изумился Джек.— Я сам дошел, — буркнул Ивен. — Мозгов у меня хватает.— В этом-то я не сомневаюсь.Да, для пятнадцатилетнего парнишки Ивен даже слишком смышлен. В сущности, ещеребенок, но уже в этом тяжком переходном возрасте. Если опекунский совет им занимался уже многое понятно. Например, чем обусловлена его угрюмость, неприветность, вспыльчивость. В жизнь Джорджии внезапно возвратился чужой мужчина, и мальчик ревнует, переживает. Что ж, это понятно.— Слушай, Ивен, Джорджия и мой друг, стала моим другом, когда больше у меня не было никого. Я уехал не от нее, а из Карлайла, и на то имел причины. Как и на то, чтобы вернуться. Ни тогда, ни сейчас я не собираюсь делать ей больно. Наоборот, я здесь для того, чтобы помочь ей. Ей и себе — нам обоим.Ивен с опаской смотрел на него, как бы оценивая, на что еще он способен.— Я вам не верю.— Это неудивительно.Решив, что больше говорить не о чем, Ивен повернулся, чтобы уйти. Молча подошел к двери, открыл ее, переступил через порог…— Ивен! — окликнул его Джек. Поколебавшись, мальчик обернулся через плечо.— Что?— Никогда и ничем я не обижу Джорджию. Никогда! Ты должен поверить мне.Не ответив на эти слова, Ивен бросил:— Вы не знаете ее. Не знаете так, как я. Джек вспомнил, как заботилась о нем Джорджия, когда он был подростком, и в груди у него шевельнулась боль. Сама еще почти ребенок, она сердечно принимала являвшегося к ней из холода и тьмы озлобленного паренька. Теперь она заботится об Ивене. Разумеется, это не совсем то же самое, вернее, совсем не то. Но питаются ее чувства из одного источника.— Ты думаешь? — Джек вдруг поймал себя на мысли, что у них с Ивеном очень много общего, хотя тот об этом и не догадывается. — Я не сделаю ей ничего плохого, — повторил он.Ивен взглянул ему прямо в глаза.— А иначе вам придется отвечать передо мной.Мягко щелкнул замок — он ушел, оставив Джека в размышлении: почему, даже когда он служил во флоте, или ему приходилось драться одному против нескольких, или его лупили вдвоем приемные родители, он не испытывал такого смятения, как сейчас, услышав угрозу пятнадцатилетнего мальчишки?
Ровно в полдень, когда он спустился в вестибюль «Блефа», Джорджия уже ждала его. Она не сразу его заметила, и Джек, воспользовавшись случаем, смотрел на нее во все глаза. Модного свободного силуэта коричневые брюки, элегантная, со спортивными деталями твидовая куртка, высокая стойка белоснежной блузки заколота брошью-пряжкой; волосы собраны на затылке в отливающий золотом тяжелый узел. Совсем новая женщина — красивая, спокойная, привыкшая жить без него.В последний раз, когда он с ней виделся, на ней были шорты, красная футболка и белые кеды, а огромные очки все сползали со вспотевшего носа… Они встретились тогда на своем обычном месте (небольшая бухточка под «Блефом») — он решил все же в последний раз посмотреть на нее перед отъездом.Оба они знали, что он уезжает из Карлайла, хотя об этом и не сказали ни слова. В тот день ему исполнилось восемнадцать, а он все время ей твердил, что дня здесь не задержится после этой даты. Джорджия, еще не отдышавшись, поздравила его с днем рождения. Поговорили о приближающемся начале учебного года; о «комендантском часе» для Джорджии — отец ввел его месяц назад; о кружащих над водой стрекозах. Тот летний день ничем не отличался от десятков таких же, которые они провели вместе. Кроме того, что он оказался последним.Да, Джек уехал не попрощавшись, и все годы жалел об этом. Но Джорджия тогда тоже понимала: видятся они в последний раз. А сейчас… теперь он может искупить свою вину в том, что скрылся не попрощавшись, оставив Джорджию на растерзание отцу. Вернуть ей долг — все, что она дала ему много лет назад, — и наказать ее отца за то, как тот обращался с дочерью. В одном кулаке у него зажаты благодарность и месть. И он, черт побери, не разожмет кулак до тех пор, пока не наступит подходящий момент!Словно прочитав его мысли, Джорджия встрепенулась, обвела вестибюль взглядом и увидела его — он спускался по лестнице. На лице ее отразилась смесь любопытства и настороженности; что ж, она права, решил Джек, оба чувства имеют под собой основание. Скоро, сказал он себе. Скоро он откроет ей свои планы.— Привет! — весело встретила она его, когда он подошел.— Приветик! — в тон ей ответил Джек. Так они здоровались, когда были подростками, и улыбнулись той легкости, с какой вернулись к старому обычаю. Джек сразу обратил внимание, что у Джорджии накрашены губы. В юности она никогда не пользовалась косметикой, и он опять напомнил себе, что перед ним не девушка, а взрослая женщина. Свободная одежда не скрывала женственных линий тела, и внутри у Джека шевельнулось что-то до сей поры неизведанное и прекрасное. Какое-то мгновение он стоял неподвижно, не желая расплескать это чувство. Джорджия улыбнулась ему, и из самых глубин его существа вырвался смешок, изумивший обоих.— Над чем это ты смеешься? — Джорджия тоже засмеялась, но немного натянуто.— Просто рад снова видеть тебя, Джо. Мне тебя очень не хватало.Улыбка ее погасла было, но расцвела снова.— После всего того, что ты говорил вчера…— Забудь об этом. Просто последние два месяца я был страшно занят, а тут это письмо от брата и сестры… Я сам не свой.— Да уж, я с трудом тебя узнала, а что ты теперь за человек…Он смутился, но не отвел взгляда.— Не так уж я изменился, как ты думаешь, честное слово.Да-а? — откликнулась она менее уверен но.— Я заказал для нас столик. — Он кивнул в сторону ресторана. — Не возражаешь?— Что ты! Да это замечательно! Я не была здесь с выпускного вечера!— А-а, ты проводила здесь выпускной? — Он удивился, ощутив нечто вроде укола ревности.Джорджия вспыхнула румянцем, как, вспомнил он с симпатией, бывало ей свойственно в те далекие дни.— Ну да… Помнишь моего кузена Дарила? Он поссорился со своей подружкой за неделю до вечера, и пришлось ему пойти со мной, хоть он и ворчал. Тетя Роза его заставила.— Счастливчик, — улыбнулся Джек.— Похоже, он так не считал. — Джорджия иронически изогнула брови. — Не успели мы войти в зал, как он бросил меня и отправился мириться со своей Стефанией.— Глупец! — решительно определил Джек. Джорджия тоже улыбнулась.— Спасибо. — Она поколебалась. — Жаль, не было тебя. Может, я бы даже потанцевала. А так дело кончилось тем, что я помогала миссис Стедмен, учительнице музыки, разливать лимонад.— Да помню я твоего Дарила. Пожалуй, со старушкой Стедмен и то веселей.— Да, мы обе терпеть не могли музыку «диско».Он рассмеялся и, галантно пропустив ее вперед, последовал за ней, положив ей руку на спину. От этого нежного прикосновения Джорджия едва не выскочила из собственной кожи, но ей удалось сдержаться и ничем не проявить своих эмоций.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...