ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Каждое племя
считало, что его способ использования сновидений - наиболее
важный.
Изучение запутанного комплекса использования сновидений
американскими индейцами - работа на всю жизнь и заслуживает,
безусловно, особого внимания. В этой книге я могу осветить
лишь несколько центральных пунктов, которые непосредственно
применимы к нашей собственной жизни-сновидению. Некоторые
обычаи американских индейцев не только не были необходимы
для индуцирования сновидений, но и были вредны для здоровья,
эмоционального и физического. Нам следует избежать вредной
практики и использовать полезную.
Первый принцип таков: люди, которые смотрят на сны как на
нечто важное и даже жизненно необходимое для успеха, будут
получать и запоминать счастливые сны. Индейцы, в отличие от
уроженцев Запада, смотрели на них так. Я расскажу вам о
воображаемом мальчике "Медвежья стопа" из племени Оджибуа и
вы увидите, что я имею в виду. "Медвежья стопа" -
тринадцатилетний мальчик. С детства родители научили его
видеть сны. Когда в домике под тростниковой крышей
становилось темно, мать укрывала мальчика мягким покрывалом,
прижималась к его щеке своей, желая доброй ночи, и никогда
не забывала напомнить ему, чтобы он лежал спокойно, думая о
чем-нибудь приятном в ожидании добрых снов. Отец же призывал
тишину и молился о глубоком сне, таком, чтобы мальчик не
просыпался, пока его сновидение не уйдет.
Родители мальчика были озабочены - скоро должно было
настать время думать "Медвежьей стопе", что делать со своей
жизнью. Он отправлялся в поиск своего видения, и ему надо
было быть к этому готовым. Так называемое Большое сновидение
должно желаться сильнее, чем какая-либо материальная вещь в
этой жизни. Без него жизнь мальчика будет неудачной. С ним
он получит право на любую важную в племени карьеру -
охотника, рыболова, лекаря и даже воина. Разные способности
придут в Большом сновидении - способность предсказывать
будущее, быть счастливым в любви.
Все годы жизни маленького "Медвежьей стопы" его настраивали
на сновидение, на подготовку к Большому сновидению.
Несколько последних месяцев он постился по утрам и даже по
целым дням. Он знал, что его ноющий желудок поможет ему
подготовиться к принятию хранящего его духа (манидо). Теперь
в любой день, когда его душа полностью проснется, он может
посетить мальчика. А если "Медвежья стопа" не выдержит
предстоящего испытания, у него не будет духа-хранителя,
который подарит ему сверхъестественную силу. Он должен
увидеть Большое сновидение.
До сих пор "Медвежья стопа" жил с "одолженной"
сверхъестественной силой. Родители мальчика не могли сами
давать имя младенцу, поэтому они пригласили друга, который
обладал правом награждать именем, быть крестным отцом их
сыну. Крестный отец выбрал имя из эпизода Большого
сновидения своей юности, выражая его осторожно и сокровенно,
как будто боясь выдать замысел своего сновидения. Затем он
подарил маленькому "Медвежьей стопе" настоящую медвежью
лапу. Мать подвесила ее над колыбелью, где ее доставали руки
ребенка, раскачивая и играя с ней. Когда он научился ходить,
его медвежья лапа была перенесена в плетеную сумку вместе с
другими сокровищами, из которой он и теперь достает ее,
когда ему необходимо почувствовать немного силу крестного
отца. "Медвежья стопа" и его "тезка" с годами разменяли
дары. Теперь настало время обладать собственной силой.
Весной старейшина совета деревни видит сон, что время
зрелости быстро приближается. Все готовятся, и "Медвежьей
стопа" - тоже. Он должен идти пока он "чист" (неискушен в
половом отношении). Его родители провожают его в отдаленное
место в горном лесу. Здесь они сооружают "гнездо" на высоком
дереве. Положив жерди на ветвях приблизительно в пятнадцати
футах над землей, они сооружают что-то наподобие помоста.
"Медвежья стопа" должен оставаться здесь днем и ночью в
течение нескольких следующих суток - может быть на десять
или до тех пор, пока к нему не придет видение. Он может
спуститься лишь по нужде. Он может взять с собой лишь
небольшое количество воды и несколько высушенных бобов, но
он хорошо знает, что этого едва-едва хватит, чтобы выжить.
Он видит, как его родители исчезают в лесной зелени и,
оставшись один на своем помосте, взволнованный и испуганный,
он ждет.
"Медвежья стопа" усердно концентрируется на своем желании
стать колдуном. Он думает об этом, воображает, как он будет
помогать людям, когда станет участником Великого
медицинского общества (Майдвивин). Проходят часы. Он может
слышать, как мягко ступают животные, прячущиеся за
благоухающими соснами. Теплые лучи солнца танцуют на его
лице, мягкий ветерок треплет бахрому на его рубашке. Но вот
начинает темнеть, он беспокоится. Что, если дух не придет
никогда? Что, если нет никакой надежды? Он знает, что ему
придется страдать, если дух не появится. Его уже беспокоит
сильная боль в желудке. Возможно, ему придется отрубить
часть мизинца, как это делают некоторые мальчики, прежде чем
дух придет к нему. О, пускай это произойдет поскорее. Прилив
страха усиливается с наступлением ночи. Плача и молясь, он
кричит, пока силы не покидают его. Он засыпает на грубых
жердях.
"Медвежья стопа" слышит хруст ветки, открывает заплаканные
глаза и смотрит в обеспокоенное лицо своей матери следующим
утром. Она ласково спрашивает его, что он видел во сне. Он
ничего не помнит. Он еще слаб, но близость матери и
рассветный холод освежают его. Он будет сильным. Ни в коем
случае, даже если его мама попросит, он не примет пищи. Это
лишит его шанса на успех и он будет презирать себя за это.
Теперь позади нее появляется отец. Отец напоминает ему, что
он должен охранять свое сновидение от злого духа, напоминает
о страже сновидения - он должен смотреть на могущественного
стража как на животное или птицу. "Медвежья стопа" слышал
все это много раз. Если ему очень посчастливится, он будет
охраняться солнцем и громом, даже луна гораздо лучше, чем
животное-дух-хранитель. Он знает также, что его отец может
сократить сказочное сновидение, если отрежет язык "Медвежьей
стопе" кедровым ножом и бросит его в огонь. Он представляет
себе и опасность, которую несет в себе сильный страж: его
жизнь будет укорочена, его свобода будет ограничена.
Итак, начинается второй день его изоляции. Испытывая
головокружение, он старается бороться с ним своими мольбами
и упрашиваниями, он всхлипывает и спит и старается снова и
снова вызвать видение...
К концу третьего дня "Медвежья стопа" находится в странном
состоянии. Он испытывает уже не головокружение, а качку. Он
лишь потому избавлен от муки голода, что его разум занят
звуками и видами, окружающими и населяющими его. Образы
возникают и пропадают. Мы могли бы поинтересоваться, спит ли
он и видит сны, или же бодрствует и галлюцинирует. Для
индейцев же оба этих состояния неразличимы и имеют лишь одно
название - "видение".
Лежа в своем гнезде, слегка вскрикивая, "Медвежья стопа"
неожиданно настораживается. Его шея напряглась в страхе. Он
вертит головой, оглядываясь. Кто-то есть здесь. Старик!
Прямо перед ним! Но как странно нежен его взгляд. У него
взгляд великого мудреца. Он мягко прикасается к горячему лбу
мальчика и говорит: "Мой внук, я пришел пожалеть тебя. Чего
ты хочешь?" "Медвежья стопа" отвечает прерывающимся голосом:
"О, учитель, я хотел попасть в твою хижину. Окажи мне эту
честь". "Идем..." Старик разворачивается и вихрем спускается
в маленькую палатку. "Медвежья стопа", покачиваясь,
спускается вслед за ним. В крошечной палатке, которая едва
вмещает их обоих с ногами, темно, но "Медвежья стопа"
ощущает тяжелое присутствие кого-то третьего. Ветер начинает
дуть сильнее, трепля палатку. С пронзительным визгом ветер
поднимает палатку и переносит в другом мир. Старик зажимает
в кулаке "Медвежьей стопы" корень. "Держи его двадцать один
месяц", - говорит он. Затем он начинает двигаться по кругу,
увлекая "Медвежью стопу"... По кругу , по кругу и по кругу
движутся три фигуры, старик при этом напевает ритмичную
мелодию, хрюкает, а их поднимает все выше и выше. Затем с
криком старик подталкивает руку мальчика кверху. "Открывай
небо из центра!" - кричит он. И все кружится в вихре ветра.
"Медвежью стопу" подхватывает ветер и кружит, унося все
дальше и дальше до тех пор, пока он не обнаруживает, что
лежит на спине в своем "гнезде", глядя на небо сквозь
листву. Он пришел, учитель-колдун на самом деле пришел.
Жизнь "Медвежьей стопы" теперь не будет неудачной.
"Медвежья стопа" знает, чего ожидать от будущего. Еще три
раза учитель-колдун появится в его сновидениях. И всегда его
будет сопровождать третий, это дух Микинак, большая
черепаха. Два других сновидения перенесут его на запад, но
последнее - на восток, где учитель будет учить его сооружать
палатку колдуна. "Медвежья стопа" должен в точности
следовать каждому указанию и совету. Когда пройдет двадцать
один месяц, он сможет стать колдуном, не раньше. Он найдет
корень, оставленный учителем у подножья дерева, на котором
он сидит. Он возьмет этот корень и будет обращаться к нему с
песней своего сновидения, чтобы призвать учителя и чтобы
увеличить свою силу в минуту опасности. Он не должен часто
обращаться к своей силе, иначе он потеряет ее. "Медвежья
стопа" не расскажет свой сон родителям. Это лишь его сон,
его Большое сновидение, его личный источник власти и силы.
они просто увидят результат, когда он станет колдуном. Они
получат ключ к разгадке, когда позже он обретет во сне право
именовать новорожденных и использует элементы своего сна для
дачи имен. Они найдут другие ключи в тех новых знаках,
которые он прикрепит к своей одежде, они смогут также
подслушать его бормотание, когда он будет призывать свою
силу своей песней сновидения, но он будет произносить слова
так неразборчиво, что они не разберут их смысла. Он никогда
не выдаст секрета своего сновидения, так как это разобьет
его силу и жизнь. Его родители будут уважать это его
молчание и желать, чтобы он еще больше сконцентрировался на
этом, видел сны об этом, старался беседовать со своим мандо
(возможно, вид первобытной жестикуляционной беседы с образом
сновидения).
Вы можете обнаружить много общего между сновидениями
древних и сновидениями индейцев. И те и другие хорошо
осознали важность сновидений и определили тип тех
сновидений, которых нужно добиться для успеха. И те и другие
испытывали сильное давление культа, чтобы продуцировать то,
что называется "культовый образец сновидения", сновидение,
запрошенное обществом. Современные психологи сказали бы, что
аппроприативное (свойственное, подходящее) сновидение
"подкреплено",- это значит, что оно хорошо вознаграждается
тем, что возможности увидевшего его сильно увеличиваются.
Как людям древности, так и индейцам предложено
вознаграждение силой за правильное сновидение. Вызовите
правильную реакцию - правильное сновидение - и здоровье,
власть или богатство последуют ему. Когда положение в
обществе, престиж зависят от надлежащих сновидений,
вероятность их появления увеличивается. В нашем обществе нет
ни нужды в обусловленных культом снах, ни, конечно,
социального вознаграждения за правильные сновидения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...