ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Замечательной чертой характера Мишель была проницательность. Она должна знать, что у человека его возраста и положения много друзей, которые постараются её прищучить. А преддверии большого события вмешательство полиции ей совсем ни к чему. Как мать невесты накануне свадьбы, она не решится всё поставить на кон.
Разве что она придумала, как избавиться от тела... Может, в чайной есть задний двор, где он будет покоиться с миром? А может, его сожгут в печи, как ведьму из сказки?
Нет, это слишком уж ужасно и невероятно.
Тем не менее, чтобы обезопасить себя и показать Мишель, что избавиться от него не удастся, Уэбстер зашёл в телефонную будку и позвонил своему управляющему.
Я нездоров, - солгал он. - Болит в груди. Боюсь свалиться. Схожу, пожалуй, в "Лейзи Сьюзен Шоп". - Он продиктовал адрес. - Думаю, чашка чаю мне поможет. Если от меня не будет вестей с полчаса, пожалуйста, позвоните в полицию, пусть меня заберут.
Он продиктовал номер отдела по убийствам Восточного участка и добавил:
Поговорите с лейтенантом Кейси, если он дежурит, или с любым другим полицейским. Скажите, кто я, и они приедут.
Управляющий попытался возразить и предложил приехать домой и выпить чаю там, чтобы не рисковать.
Нет, - твердо заявил Уэбстер. - Да, вот ещё: я жду трансокеанского звонка. Переключите телефон и сразу разыщите меня.
Хорошо, мистер Флэгг. Но вам всё же лучше...
Уэбстер не дал ему закончить.
Вращавшийся в витрине чайный поднос, в честь которого была названа чайная, был сделан из красного дерева. На его полированной поверхности лежали шесть кусочков пирога, довольно соблазнительных, если кто-то любил папье-маше. Практичная Мишель не могла позволить, чтобы мухи засиживали настоящий пирог.
Уэбстер вошёл внутрь. Там было довольно мило, все в искусственных цветах. Поддельные розы обрамляли нишу, в которой находилась касса и телефонный коммутатор. Недурной герб для дома свиданий! Надо подать Мишель идею.
В нише сидела хорошенькая девушка в наушниках и читала журнал.
Хотя по всем правилом настало время чая, девять столов были пусты. За десятым парочка тучных матронх поглощали такие вредные для них сласти.
Из дальнего угла вышла Джулия, неся графин с водой. При виде Уэбстера она улыбнулась. Он и забыл, что вполне может её там встретить, и сейчас воспрянул духом. Если девушка заметит, что он вошёл: но не вышел, у неё появятся вопросы.
Привет! - сказала она. - Что вас сюда привело? Потянуло на сладенькое?
Нет, мэм, мисс Моженэ прислала за мной кузину Перл, и вот я здесь.
Правда? Интересно, зачем она вас вызывала. Вы найдете её в кухне, там, за кладовой. И знаете что? Завтра она позволит мне самой заняться выпечкой, потому что ей куда-то нужно уходить. Здорово, верно?
Верно, - кивнул старик, чувствуя досаду. Золушка не просто будет горбатиться над горячей плитой, на ещё и радовалась этому!
Я хочу сказать, прекрасно, что она мне доверяет, - неуверенно продолжала Джулия, почувствовав неодобрение Уэбстера. - Она сказала, что позволит мне заменить её и в субботу, если я завтра справлюсь.
Ну, если вам так это нравится, - старик пожал плечами. - Полагаю, могло быть и хуже.
Он действительно так считал. Что бы Мишель ни делала в пятницу и субботу, вместо того, чтобы заниматься выпечкой, Джулия не должна быть в это вовлечена.
В кладовой Уэбстер обнаружил довольно скудный набор фарфора и столовых приборов. Туда вела распашная дверь, но между кладовой и кухней дверь была обычная, с двойным замком. Сейчас она стояла настежь. За ней у небольшого столика сидела Мишель и смотрела на него.
За домом был небольшой дворик, но без садика. Вместо этого землю забетонировали - идеально для убийцы, если он собрался бросить жертву в реку, но совершенно непрактично для любителей свои жертвы закапывать. Проблема была в слишком ярком солнечном свете, так что Уэбстер не мог толком разглядеть лицо Мишель. Он видел только силуэт, и оставалось лишь догадываться, смотрит она на него с ненавистью или кровожадно облизывается.
Ну, вот и вы, - приветливо заговорила МИшель. Это ещё ничего не значило. Разве дикарь не может приветствовать миссионера, заскочившего на ленч?
Думала, вы никогда не придёте, - продолжала девушка. - Я хочу изменить ваше расписание, если не возражаете.
Если это всё, что она хочет изменить, то он легко отделался. - Не возражаю, - поспешил заверить Уэбстер.
Я бы хотела, чтобы завтра вы помогли нам здесь, обслуживать гостей за столиками. Мне надо уехать, а мисс Аттербери будет занята на кухне.
Да, мэм, она мне говорила. Вы хотите, чтобы я взял на себя её функции хозяйки?
Ей нравится думать о себе, как о хозяйке, - довольно язвительно заметила Мишель. - Но по сути, она просто официантка. Так вы не возражаете? Я заплачу вам, как обычно, и можете оставить себе все чаевые. Начнете в одиннадцать утра, и до семи.
А как же быть с работой у мистера Аттербери? Я мало что успею всего за час, перед тем, как прийти сюда.
Забудьте. С ним я уже договорилась. Кстати, надеюсь, вы захватили всё с собой? Потому что возвращаться туда вам уже не надо.
А почему, мисс? - старик позволил себе придать голосу оттенок недовольства: если он воспримет все указания слишком покорно, она может что-то заподозрить.
Потому что дядя встречается со своей приятельницей и попросил меня очистить территорию.
В кладовую вошла мисс Джулия.
Джулия! - повернулась к ней Мишель. - У нас кончается ваниль, вероятно, в доставке о нас просто забыли. Ты не можешь сходить купить маленькую упаковку, чтобы хватило на завтра?
Конечно, - просияла Джулия. Она даже не спросила денег на покупку, а тут же надела пальто и вышла.
У Мишель был явный талант убирать людей с дороги. Чтобы Джулия не вернулась и не помешала, Мишель захлопнула дверь, ведущую на кухню, и заперла её.
Вот оно, подумал Уэбстер. Но теперь, когда солнце не било ему в глаза, он увидел, что Мишель смотрит на него без особой ненависти.
Что вы делаете в субботу вечером? - спросила она. Старик чуть не рассмеялся: он считал, что к тому времени будет уже мёртв.
Ничего, мисс, - ответил он. - А что бы вы хотели?
У меня будет вечеринка, у нас с мисс Уилсон. Придут самые влиятельные люди Нью-Йорка.
Уэбстер тут же вспомнил список, найденный под бельем в комоде Аттербери. Стены в доме миссис Фостер должны быть резиновыми, чтобы вместить столько важных персон. Впрочем, может быть, придут не все? Может, Перл и Мишель просто будут сидеть, как две Стеллы Даллас, спина к спине.
Но если эту вечеринку спонсируют Макруни с Диамонте, на неё заявятся соглядатаи. Уэбстер подумал, что Кейси рад будет получить приглашение.
Мишель приняла как должное, что Уэбстер её не подведёт. И она была права. Его никому не удалить с поста, даже парой лошадей не сдвинуть. Как и мисс Джулия, о деньгах он спрашивать не стал.
Можете надеть тот же костюм, что и в прошлый раз? - спросила Мишель.
Да, мисс, но у меня есть и получше. Черные атласные бриджи до колен и фрак с белыми аксельбантами. Белые чулки, черные туфли с серебряными пряжками. И белый парик с черной бархатной лентой.
Когда-то давным-давно Уэбстер играл Фаустино, чёрного слугу при дворе Людовика IV. Никогда он не думал, что будет случай сыграть его ещё раз.
Очень элегантно! - кивнула Мишель. - Сможете прийти к половине девятого? Гости приглашены на девять, но надо всё подготовить.
Я приду, - пообещал Уэбстер.
Он гадал, что ещё задумала Мишель. В конце концов, нельзя просто пригласить таких важных шишек и не подумать о программе вечера. Такие персоны не станут просто жевать тосты с мармеладом.
Глава 20
Вечер выдался спокойным. Позвонив в больницу, он узнал, что Стелла продолжает поправляться, но её норма посетителей на этот день исчерпана, так что ему не пришлось напрасно утруждать свои старые кости. Он только попросил передать ей привет.
Когда в пятницу утром Уэбстер явился в "Лейзи Сьюзен", Джулия уже работала. Как ребенок, попавший в химическую лабораторию, она совала нос во всё: два миксера жужжали на полных оборотах, а на плите были включены все четыре горелки.
Привет! - просияла она. - Я готовлю пироги "Леди Балтимор", "Джордж Вашингтон", и шарлотку по-русски.
Звучит очень интригующе, - кивнул Уэбстер.
Джулия не поняла шутки, она была слишком поглощена работой. Уэбстер отметил, что впервые она не принялась болтать о Лео Хейринге, и немало этому порадовался.
В самом деле, вспомнила она про этого субъекта не раньше полудня, и то только потому, что он позвонил. Для Уэбстера день выдался нетрудным. Даже две толстухи не явились, чтобы поесть сладкого; вероятно, расплачивались за вчерашнее обжорство где-нибудь в душном спортзале.
Девушка, совмещавшая должность кассира и телефонистки, наоборот, постоянно была занята. Уэбстера раздражало, что через стекло он ничего не слышит. Один звонок поступил от Лео, и его переключили на аппарат в кухне.
Уэбстер услышал, как там раздался звонок, и чуть позже заглянул туда в надежде, что Джулия ему всё расскажет. Даже если разговор был скучный, всё же интересно. Джулию он застал перед треснувшим зеркалом, в которое она смотрела, открыв рот и произнося "А-а-а".
Увидев его отражение, девушка обернулась.
Мой голос вам кажется грубым? - с вызовом спросила она.
Скажите ещё что-нибудь. Я сегодня вас почти не слышал. Прочитайте "У Мэри был ягнёнок".
Она так и сделала, а он слушал. Наконец она закончила стихотворение, и Уэбстер её заверил:
По-моему, всё в порядке. А с чего вам это взбрело в голову? У вас болит горло?
Пока нет, но так у меня обычно начинается простуда. Сначала хрипнет голос, а наутро я просыпаюсь с полным набором всех признаков простуды. О, нет! Только не завтра.
Почему вы так переполошились? Вы мне кажетесь совершенно здоровой.
Лео так не думает. Я только что с ним говорила. Он сказал, что мой голос звучит ужасно, и он не сомневается, что я не смогу с ним завтра встретиться. А он так этого хочет, ведь с самой нашей ссоры во вторник мы не виделись. Не знаю, что и делать, если не приду на свидание. Я уже не говорю о том, что не смогу поработать здесь завтра, если понадоблюсь Мишель.
Какая длинная речь, мисс Джулия, - заметил Уэбстер. - Вы всё-таки кажетесь мне совершенно здоровой.
Да, но Лео знает точно. Он видел меня простуженной две - три недели назад, это было ужасно.
Почему бы вам не пойти домой и не принять аспирин? - Уэбстер оглядел кухню: - Здесь достаточно выпечки, чтобы продержаться до июня. У нас в сто раз больше продуктов, чем посетителей. Идите домой и отдохните.
Не могу. Лео привезёт мне лекарства. Их прописал его доктор, и он говорит, это лучшие средства от простуды.
Ну, как только их привезут, идите домой. По пятницам дела всегда так вяло?
Иногда.
А по субботам? Уэбстер не сказал, что будет работать в субботу. Зная теперешнее положение вещей, он подумал, что если понадобится Джулии, то станет таким же ленивым, как все в "Лейзи Сьюзен". И ещё он не хотел оставлять Джулию одну с нимфой из будки.
Она сказала, что ничего не решает: Мишель ещё не распорядилась.
Я позвоню вам утром, - пообещал он, - чтобы узнать, как дела.
Спасибо. Вы можете выйти и посмотреть насчёт лекарств?
Конечно.
Лекарства доставил не мальчик-рассыльный, а испитого вида старик, который вручил Уэбстеру грязный конверт и принял от него четвертак. Ну и рассыльные нынче в аптеках!
Вернувшись в кухню, Уэбстер сообщил:
- Вот лекарства, милая. Ну, идите!
Но мне надо всё закрыть. Кассирша уходит ровно в пять, а после этого я принимаю деньги, если есть от кого. Она не соглашается оставаться.
Я могу запереть двери, - предложил он, - если вы оставите ключ.
Девушка нахмурилась.
- Не пойдёт. Утром ключ мне понадобится, чтобы открыть входную дверь.
Я оставлю его вам в отеле.
Нет, в это время я уже лягу спать.
Тогда у администратора.
Нет, не стоит. Они вечно всё путают - посылки, сообщения... Я могу просто не попасть сюда.
Можно подумать, что от этого перевернётся мир.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...