ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Еще двое горилл охраняли дверь квартиры Аттербери, на случай, если кто-то прорвётся сквозь заслон внизу.
Две прелестницы, Перл и Мишель, никогда ещё не выглядели так ослепительно. Когда Уэбстер прибыл, они хозяйничали в квартире Кита, не сомневаясь, что второй раз парень из питомника не ошибётся. Они ждали, чтобы провести Уэбстера мимо охранников, не надеясь, что те вспомнят описание его внешности, хотя она была довольно примечательной.
В гардеробе поместились шесть переносных стоек, на каждой из которых было по полсотни крючков для одежды. Номерков же было не меньше пятисот. Возможно, позже ожидались ещё гости, но пока, как на всех вечеринках, никого ещё не было.
Около четверти десятого Уэбстер услышал шаги на лестнице и насторожился. Но его услуги не понадобились - джентльмен умудрился оставить пальто где-то внизу. Он вошёл в раздевалку и внимательно посмотрел на Уэбстера, а тот - на него. Старик узнал этого человека: старший команды пуэрториканцев, доставлявших колесо рулетки. Как демократично со стороны Мишель позволить ему прийти посмотреть на игру! Вместо комбинезона на мужчине был неловко сидящий костюм, видимо, взятый напрокат. Его это явно угнетало.
Мне не сказали, что тут будет маскарад, - пожаловался он. - Они хотят, чтобы я выглядел глупо? Что же, у меня есть костюм не хуже вашего. Сейчас вернусь.
Он убежал, прежде чем Уэбстер успел всё объяснить. Ну вот, - подумал он, - единственный клиент сорвался с крючка. Мишель это не понравится.
Но вскоре он забыл об этом, так как гости начали прибывать пачками и вставать в очередь за номерками. Он не мог и представить, что столь народу жаждут нарушить закон и предаться нелегальным удовольствиям. Такие все приятные, прилично одетые, и явно не страдающие угрызениямй совести. Ах, как же они будут ненавидеть себя утром, когда ребята Кейси сделают свое дело!
Каждый раз, когда открывалась дверь, Уэбстер прислушивался в ожидании услышать признаки шумного оживления. Потом решил, что между игорным залом и раздевалкой должна быть шумозащитная стена - ничего слышно не было.
Почти все номерки уже иссякли, и Уэбстер стал подумывать о том, чтобы перевесить пальто и суть примять норковые манто. Он решал эту проблему в углу, как вдруг услышал, что кто-то тихонько вошёл.
Обернувшись, он увидел все того же старшего пуэрториканцев. Тот действительно переменил наряд. Теперь на нём был старомодный ковбойский костюм под Буффало Билла, с меховыми штанами, парусиновой рубахой и кожаным жилетом со звездой шерифа.
Мистер Аттербери, я полагаю, - догадался Уэбстер.
Дядюшка Брюс переменился в лице.
Как вы догадались? Мишель будет в ярости. Она сказала, я могу прийти, если никто меня не узнает. Она никогда не хотела, чтобы меня видели. А теперь она упрячет меня обратно, в то жуткое место... Да, она это сделает. Меня выпустили только потому, что она за меня поручилась...
Уэбстер мягко положил руку ему на плечо. - Всё в порядке, мистер Аттербери. Обещаю не говорить ей, что я вас узнал, если вы мне тоже кое-что расскажете: зачем вы ударили по голове такую славную девушку, как Стелла?
Мишель меня заставила. Сказала, что Стеллу надо убрать с дороги. Сначала она сменила замок, но потом решила, что Стелла пожалуется адвокату. Тогда она послала ей новый ключ и велела мне подпилить ступеньку у стремянки. Напасть на девушку была моя идея, я хотел угодить Мишель. Я увидел, как девушка стоит на углу, я узнал её по пальто Перл. У меня был с собой молоток, я всегда ношу его, когда на мне рабочая одежда. Ну вот, чтобы доставить удовольствие Мишель, я...
А стрелять в Макруни и стреножить Диамонте - тоже ваши идеи? Мишель вас не заставляла?
Нет. - дядюшка хитро ухмыльнулся. - Я думал, что смогу её остановить, поссорив этих типов. Но это не сработало, - удивленно добавил он.
Уэбстер потрепал его по руке. Ему жаль было несчастного дурачка, которого поработила племянница. Почему Мишель не оставила бедолагу на мирном пастбище, а привезла сюда, где он страдал во взятом напрокат костюме? В любых других местах он был бы просто безобидным чудаком.
Уэбстер поинтересовался:
Должно быть, Мишель вас очень любит? Зачем она привезла вас в Нью-Йорк?
Чтобы настроить колесо и остальные механизмы так, чтобы всегда выигрывать. Я замечательный механик.
Да, мисс Джулия мне говорила.
Джулия? Вы её знаете? Уэбстер кивнул, и мистер Аттербери расплылся в улыбке. - Я её обожаю, и она старого дядюшку тоже. Когда я уехал на Запад, она поехала со мной, чтобы присматривать. Не так, как присматривают в том ужасном месте, где я был раньше, а по-дружески.
Кто вас поместил в то ужасное место?
Мишель. Я был в порядке, зарабатывал подсобными работами, у меня не было врагов. Но она стала меня стесняться, увезла и упрятала в то место. Но потом оттуда забрала.
Когда ты ей понадобился, - подумал Уэбстер, - и не раньше. Вслух он сказал:
Почему бы вам не спуститься переодеться в вечерний костюм? Мишель это больше понравится.
Правда? Надо, чтобы ей понравилось. И ещё я хочу походить тут и посмотреть, как люди веселятся. Вот увидите, тут будет весело.
Он глупо хихикнул.
Прибыло с полдюжины гостей, и мистер Аттербери растолкал их, поспешно спускаясь по лестнице.
Глава 24
Когда наступило затишье и гости перестали прибывать, что должно было насторожить полицию, сквозь вращающуюся дверь протиснулась Перл. На глядя по сторонам, она прошла к окну, отодвинула металлический экран перед батареей, достала припрятанную бутылку виски и от души отхлебнула. Но одна ласточка весны не делает ("ласточка" и "глоток" по-английски пишутся одинаково. - Прим. перев.), поэтому Перл сделала ещё один глоток, затем ещё один, и вдруг заметила, что Уэбстер за ней наблюдает.
В конце концов, - заявила она, как будто Уэбстер ей возражал, - разве может один несчастный бокал шампанского помочь мне выдержать весь этот кошмар? А больше наш "Орлиный Глаз" - Мишель - не позволяет.
Кошмар? - переспросил Уэбстер. - Разве вечеринка идёт не как надо?
Смотря как к ней относиться. - Она глотнула ещё. - Для Мишель это адские муки. Для гостей - рай земной.
Перл откинула голову и сделала долгий глоток. Спустя минуту она уже улыбалась.
Уэбстеру она напомнила того классического пьяницу в старом фильме Чаплина, который под хмельком был радушным другом, а трезвым становился холодным и надменным. Сейчас Перл становилась радушной и любезной.
Смех и только... Видели бы вы лицо Мишель. Хотите выпить, Уэбстер? Она махнула бутылкой.
Нет, мисс, спасибо. А что там происходит?
Могу сказать, чего не происходит. Всё идет не так, как задумала Мишель, все не по её.
Настроение её вдруг изменилось, сейчас Перл была печальна, как Хелен Морган. - Бедный старик, - протянула она, снова ища утешения в бутылке. Он дождется, Мишель его просто убьет.
Какой старик? - поинтересовался Уэбстер, хотя и так догадывался.
Мой дядя, вот какой. Он должен был установить всё оборудование так, чтобы Мишель выигрывала кучу денег. Но не вышло. Я считаю, он нарочно это сделал. Никогда не видела, чтобы в автоматах шел сплошной джек-пот. И деньги так и сыплются!
Она махнула одной рукой, продолжая держать бутылку в другой.
- А рулетка! Крутится и крутится, и останавливается, где ей вздумается, сколько бедный парень ни жмет под столом кнопку. И все не в пользу казино. Сумасшедший дом! Вот за это она и готова убить дядюшку Брюса. Она на это вполне способна, знаете, она кого-то уже убила. Задушила собачьим поводком в подвале, потом спрятала тело в стенном шкафу, а ночью закопала в землю. Как ни в чем не бывало присыпала сверху и продолжала свой бизнес. Кит никогда не узнает, на чем растет его куст.
Уэбсте содрогнулся, подумав, что ощутит Кит, когда все узнает. А Перл продолжала болтать без умолку:
Но хотя Мишель и хладнокровная, но тоже не стальная. Когда я зашторила окно, так как не могла смотреть на могилу, она сделала то же самое. - Она помолчала, потом спохватилась: - Эй! Что там за шум?
Хороший вопрос. Это полиция пустила в ход свой козыр. В дверь громко стучали, требуя именем закона отворить. Двое горилл поспешили вниз по лестнице, чтобы присоединиться к четырем своим коллегам.
У нас есть ордер, - крикнул офицер. - Если не откроете, выбьем замок.
Тут всего лишь частная вечеринка, сэр, - раздался голос из холла.
Тогда откройте и дайте нам удостовериться.
Кругом раздались восклицания и перешёптывания: по лестнице поднималось два десятка полицейских и детективов в штатском. Остальные заняли позицию внизу, блокируя вход.
Патрульный полицейский пнул дверь квартиры. На пороге показался мистер Аттербери, который дружелюбно сообщил, что вечеринка происходит этажом выше. Уэбстер и сам хотел это сообщить, но решил не показывать, что болеет за гостей, а не за родную команду. Перл была пьяна, но не настолько, чтобы не заметить такую промашку.
Впрочем, казалось, она осталась равнодушна ко всему происходящему, глядя остекленелым взором на то, как полицейские промчались по комнате и исчезли в дверях.
Уэбстер собрался с духом. Скоро тут начнется столпотворение, когда все кинутся за своими пальто. Впервые он подумал, что до сих пор не видел ни Макруни, ни Диамонте.
Но он напрасно беспокоился: вскоре полицейские вернулись, и арестованных среди них не было. Кейси отделился от группы и махнул Уэбстеру. - Просто частная вечеринка, - процитировал он. - Как и сказал тот тип. Люди сидят и пьют шампанское. Уэбстер, вы выставили меня посленим ослом.
Уэбстер был потрясён, но быстро сообразил, в чем дело.
Там столько же народу, сколько у меня тут пальто? - спросил он, показывая на вешалки.
Что? Ну, трудно сказать... Там было темно. Но я не думаю... Что вы хотите сказать?
Лейтенант махнул, чтобы его не ждали, и полицейские удалились.
Дом по соседству, - объяснил Уэбстер. - Они, должно быть, прорубили стену. Дом принадлежит Диамонте...
Но почему вы раньше не сказали?
Забыл. Я думал, часть гостей уйдёт наверх...
Но тут же он отверг эту идею: никто туда не поднимался. Из задней комнаты не было прохода наверх, разве что через соседнее здание. Вероятно, верхние этажи домов соединили, исключая квартиру Мишель. Он не слышал наверху никакого движения, значит, её квартиру не использовали. Вряд ли оттуда в казино вела лестница.
Это он Кейси и объяснил. Тот засопел:
У нас ордер на обыск здесь, а не там. Можно получить и его, но время уйдет, и гости могут разбежаться. Вот что, задержите их немного, перепутав номерки.
Сделаю всё, что смогу. Это нетрудно...
Старик замолчал, услышав шуршание шёлка и уловив запах духов. Кейси уставился на кого-то за его спиной. Уэбстер обернулся - там была Мишель.
Интересно, - подумал он, - давно она там? И сколько успела услышать...
Вам не кажется, что вы уже всем надоели? - спросила Мишель у Кейси. Может, покинете помещение? Честное слово, я подам иск за вторжение.
Ну конечно, уходим, простите за беспокойство.
Перл вышла из ступора.
- Привет, Мишель! - она старалась говорить трезво и холодно.
Пока Мишель с отвращением её разглядывала, Кейси успел жестами показать Уэбстеру, что он ничего не может сделать. Оставалось лишь отправиться за новым ордером.
Я только что говорил вашему слуге, - громко сказал он, - как он похож на Луи Армстронга. Хотелось, чтобы ребята посмотрели, как он его имитирует. Но раз вы говорите, что пора уходить, я пойду.
И чем скорее, тем лучше, - отрезала Мишель. Кейси удалился.
На мгновение Уэбстер растерялся. Он вовсе не походил на Армстронга, Кейси это прекрасно знал. Потом старик понял: лейтенант говорил не об имитации трубы, а о носовом платке. Луи любил завораживать публику развевающимся белым платком, и Уэбстер вполне сможет это повторить, подойдя к окну. Кто-нибудь из полицейских его заметит.
Перл уже довольно твёрдо стояла на ногах.
Как идёт вечеринка, Мишель? - поинтересовалась она.
Только началась, - та раскрыла свою бисерную сумочку, достала кольт и приказала Уэбстеру:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...