ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- А вы не подумали, что меня это могло заинтересовать после той ночи? парировал он жестко.
- Джейс не был стариком. Как вы могли сказать такое? Вы ведь даже не знали его. - Трейси отвела взгляд от пронзительного света в глазах Слейда. - И я пришла сюда не для того, чтобы обсуждать.., ту ночь. Этого не должно было произойти. Я не знаю, как это случилось.
- Не может быть, чтобы вы были так наивны, как изображаете. - Слейд поднялся и стал мерить комнату шагами. Свет лампы блестел на его гладкой загорелой спине. Он был глубоко взволнован, мышцы его напряглись, походка была неровной. - Это может случиться опять. Прямо сейчас! Это могло произойти сегодня днем в конюшне. Не делайте вид, что не понимаете!
Трейси съежилась, настороженно наблюдая за ним.
- Это не имеет никакого отношения к Джейсу, - прошептала она.
- Почему, черт вас возьми, я уехал сегодня днем, как вы думаете? - с холодной яростью произнес Слейд, точно не слыша слов Трейси. Он повернулся к ней. - Как вы думаете, почему я уехал? - повторил он.
- Я не знаю, почему, - призналась она. - Но подозреваю, что это связано с тем, о чем вы и все остальные не хотите сказать мне.
Слейд мрачно усмехнулся.
- Конечно, я уехал не потому, что меня не соблазняет ваше прекрасное тело, леди, - отрезал он, тряхнув головой. - Наверное, не очень умно говорить вам это, но то, что случилось на веранде, ни на минуту не давало мне покоя.
Она оцепенела, глядя на него широко раскрытыми глазами. Почему он признается ей в этом? Она о другом собиралась говорить. Может быть, это тонкий ход, цель которого - сбить ее со следа, предложив тему, с которой ей нелегко будет справиться?
И вдруг она ощутила тот же магнетический вихрь, который соединил их в первую ночь. Они смотрели друг на друга, не отрываясь. Время остановилось, шум дождя стал слышнее, он словно заключил их в свой кокон, в котором разум таинственным образом перестал подчиняться им. Она видела, как он шагнул к ней и остановился. Что-то в его взгляде выдавало внутреннюю борьбу.
- Возвращайтесь в свою комнату, - страдальчески прошептал он. Убирайтесь, черт возьми, отсюда, пока...
Ноги у нее стали ватными. Трейси медленно поднялась. Вся сцена происходила, как в замедленной съемке, и она с удивлением поняла, что плохо ориентируется в комнате. До двери было всего несколько шагов, но они показались длиннее, чем целая миля. Мысли ее мешались, она чувствовала неодолимое притяжение между ними и страдала оттого, что множество тайн разделяет их. Ей придется уехать, так и не узнав правды, она всю жизнь будет гадать, в чем же причина его столь нелогичного поведения... У самой двери она оглянулась.
- Вы не намерены рассказать мне про Джейса, так? - Голос у нее дрогнул.
Он сжал кулак. Ситуация была невыносимой, и Слейд мог справиться с ней только с помощью гнева. Его переполняла боль и горечь, он прекрасно понимал, что влюбился в эту женщину, что желает ее, как никакую другую. Да, он сам это натворил. Судьба лишь подыграла ему, когда он задумал эту дурацкую месть холодному, бесчувственному человеку, которого знал лишь по старой фотографии.
Фотография! Он рассматривал ее, когда услышал шаги Трейси, и она все еще стояла на бюро. Слейд метнул взгляд на высокое бюро красного дерева и тут же подумал, что, если даже Трейси и увидит фото, она наверняка не поймет, кто там изображен. Джемма Доусон и Джейсон Мурленд остались на нем вечно молодыми. Широкие улыбки, руки, обнимающие друг друга. Вряд ли Трейси узнает своего мужа. Слейд перевел взгляд на Трейси: она казалась потерянной - ни о чем не догадывающаяся участница одного из жестоких жизненных фарсов. Слейду до боли хотелось утешить ее. Он сделал к ней еще один шаг.
- Вам ни о чем не нужно знать, - голос его звучал резко. - Вы утром уезжаете. Возвращайтесь домой и навсегда забудьте, что были здесь.
- Что забыть? Неделю полного замешательства? Вы очень жестокий человек, Слейд, впутали меня во что-то такое, чего я совсем не понимаю. - Трейси заморгала, чтобы скрыть подступающие слезы. - Возможно, вам стало легче, но мне это принесло только вред! - Ничего не видя перед собой, она отвернулась, собираясь уйти, и споткнулась на пороге, не в силах больше сдерживать горячие слезы. И в тот же миг почувствовала, что его рука подхватила ее.
- Трейси... - В его голосе было столько муки!
Сквозь застилавшие глаза слезы Трейси все смотрела, не в силах отвести взгляда от темных волос на его груди, стараясь перевести дыхание.
- Пожалуйста... - тихо сказала она, пытаясь высвободиться из его рук, чтобы он не заметил ее слез.
- Я... Извините меня. - Губы Слейда коснулись ее уха. - Простите, прошептал он страстно. - Вы не должны были участвовать в этой истории. Она не имеет к вам никакого отношения.
Трейси резко подняла голову, забыв о слезах, которые текли по ее щекам.
- В какой истории? Ради Бога, скажите мне! - Он был так близко, его мускулистое бедро прижималось к ее бедру, сильные пальцы сжали ее руку. Вдруг до нее дошло, что он попросил у нее прощения, что он тоже страдает. - Я не знаю, что мне думать обо всем этом, - прошептала она.
Слейд помолчал, пристально изучая ее.
- Продайте мне вашу часть ранчо, - произнес он мягко.
- Продать? - Трейси была потрясена, она замерла. - Вы серьезно?
- Да. Пусть оценщики решат, сколько она стоит, и я соберу нужную сумму. Продайте ее мне, Трейси. Позвольте мне владеть Дабл-Джей. Ведь для вас оно ничего не значит.
Новый шквал вопросов обрушился на нее.
- Вы пытались выкупить ранчо у Джейса? Слейд отступил назад.
- Нет.
- Я ничего не понимаю, - слабо проговорила она. - Я не могу ответить вам прямо сейчас. Мне нужно подумать об этом, хотя бы немножко.
- Вы подумаете? Она кивнула.
- Да, обещаю вам.
- И дадите мне знать, когда решите?
- Да, это я тоже могу сделать. - Пораженная тем, как их разговор переключается с одной темы на другую, и чувствуя, что Слейд внимательно наблюдает за ней, Трейси глубоко вздохнула и потянулась к дверной ручке.
- Может быть, если ранчо будет целиком принадлежать вам, вы станете менее скрытным, - подумала она вслух.
- Может быть, - мягко согласился он. Трейси резко повернулась к нему.
- Это мое условие, Слейд. Если я позволю вам выкупить мою долю, я должна знать о Джейсе все, что знаете о нем "вы, все, до мельчайших подробностей.
Зрачки его сузились.
- Вы действительно любили его? - спросил он умоляюще.
Она не ждала такого вопроса, тем более от Слейда, и он увидел, что она смутилась.
- Какой странный вопрос, - нарочито спокойным тоном сказала Трейси. - Это имеет для вас значение?
Лицо Слейда застыло.
- Вы молоды, красивы, умны. Мне трудно поверить, что вы действительно любили старика.
- Он не был стариком! Да, Джейс действительно был намного старше меня, но он был активным, энергичным человеком. Почему вы все время говорите так, словно он был развалиной? - Глаза ее сверкнули.
- Он был хорошим любовником?
- Господи! - прошептала она, потрясенная его грубостью. - Вы вообразили, что я стану обсуждать с вами эту сторону моего замужества?
Губы Слейда сложились в циничную улыбку, потемневшие глаза горели страстью. Он неожиданно шагнул к ней и, прежде чем она успела отреагировать, привлек ее к себе, обхватив стальными руками.
- Хорошим? - прошептал Слейд, заставляя ее откинуть голову назад и глядя ей прямо в глаза. Какое-то безумие овладело им, и он уже не мог остановиться. Он хотел услышать, как она скажет, что не любила Джейсона Мурленда. Ему необходимо было услышать это, и даже испуганное выражение ее лица не могло его успокоить. - Хорошим?
Она тяжело дышала, хватая воздух ртом, и при каждом вдохе ее груди упирались в его голую грудь. Она чувствовала, как что-то горячее поднимается со дна ее живота, это было желание, разбуженное им тогда ночью. Зрачки его превратились в алмазные точки, пронизывающие ее, требующие ответа. Он еще теснее прижал ее к себе, и она задохнулась, почувствовав жаркую плоть, приникшую к ее животу.
- Вы действительно любили его? - настойчиво шептал Слейд. Он поднял голову и плотно закрыл глаза, боль исказила его лицо. - Зачем вы только приехали сюда? - бормотал он.
Трейси видела, как сильно его влечет к ней и как мучительно он борется с этим желанием. Но почему? Она пристально посмотрела на него, еще больше растерявшись. Он так крепко держал ее, что она не могла пошевелиться, он был не в состоянии отпустить ее и в то же время старался побороть в себе этот порыв.
- Слейд, что случилось?
- О Господи! - простонал он. Его губы коснулись ее волос. - Я так хочу тебя, - прошептал он сдавленным голосом. - Мне нужно было уехать раньше, я не должен был этого допускать. Я думал, ты улетела домой. Почему ты осталась?
- Я уже сказала, почему, - ответила она мягко. Волосы на его груди щекотали ей щеку, и она придвинулась, чтобы ощутить их прикосновение, от которого по ее позвоночнику пробегала волна дрожи. Ей хотелось прекратить его страдания, и она прижалась к его груди, чувствуя острую, безумную радость оттого, что нужна ему. Ее обуревало то же влечение к этому человеку, какое она испытала и раньше. - Я улетаю завтра утром, - прошептала она и поняла: вот что в действительности терзает ее сердце, тающее в объятиях Слейда.
- Трейси... - Голос его стал сдавленным, приглушенным. - Это непростительно... - Он слегка отодвинул ее от себя и взял за подбородок, чтобы видеть ее лицо. - Но я хочу поцеловать тебя.
Его губы прижались к ее губам. Поцелуй расплавил все, что их сдерживало, и взрыв безумной страсти поглотил их.
Она знала, что он раздевает ее, но глаза ее оставались закрытыми. Халат был отброшен, и бретельки ночной рубашки соскользнули с плеч. Его губы оторвались от ее губ и стали жадно ласкать ее грудь, дыхание было громким и свистящим. Потом рубашка превратилась в маленький холмик на полу, и его руки подхватили Трейси. Он горел от нетерпения, охваченный порывом страсти. Когда она оказалась на кровати, он выскользнул из джинсов и в одно мгновение оседлал ее бедра. Обнаженный он был великолепен.
- Трейси, ты так прекрасна, так прекрасна! - шептал он, лаская ее грудь и тонкую талию.
Что же случилось - минуту назад они спорили, а теперь она в его постели. Но это не имело значения.
Все потеряло значение, кроме охватившей ее лихорадки, и Трейси поняла: с первого момента, едва увидев Слейда Доусона, она желала его, даже не пытаясь привести это желание в согласие с принципами своего поведения. Никогда еще она не встречала мужчину, который имел бы над нею такую власть, к которому она хотела бы прижаться навсегда. Обхватив его за шею, она притянула его к себе.
- Целуй меня! Люби меня! - прошептала она страстно.
Он издал стон и прильнул к ее губам, его горячий язык ворвался в ее рот. Раздвинув готовые принять его бедра, он сразу нашел свою цель и с каждым движением все глубже погружался в горячие недра. Их сознание гасло, поцелуи становились все более лихорадочными, движения - все более одержимыми. Задыхаясь, Слейд оторвал свои губы от ее губ.
Комната медленно закружилась, и безумный, прекрасный ритм, раскачивающий их тела, поглотил обрывки последних мыслей. Это был рывок к звездам фантастический, опьяняющий полет...
Когда Слейд разжал объятия, реальность не спешила вернуться к ним. Вначале Трейси охватил умиротворяющий покой. Она была отгорожена от всего мира мощью мужского тела и дурманом страсти. Затем пришло удивление. Еще никогда она не испытывала столь острого наслаждения. Так, наверное, совокупляются молодые животные, которым неведомы запреты. Она отдала ему все, желая отдать, и получила не меньше - Слейд тоже отдал ей всего себя.
Наслаждаясь остротой пережитых мгновений, она почувствовала, как ее пальцы вновь оживают, гладя спину и плечи любимого. Он тоже воскрес и медленно поднял голову.
Их глаза встретились.
Ни один не заговорил, не улыбнулся. Ее пальцы замерли на его спине, пока они изучали друг друга. Слейд облизнул пересохшие губы. Каких слов он ждал?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...