ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Через несколько минут Слейд вернулся и так же, не говоря ни слова, сел в машину. Он ведет себя смешно, подумала Трейси раздраженно.
- Ты заказал комнату для Рейчел? - спросила она.
- Да, - последовал короткий ответ. Было еще рано, и встречные машины попадались редко. Слейд быстро выехал из города и помчался по шоссе.
- Ты намерен все сто миль молчать? Слейд бросил на нее напряженный взгляд.
- Ладно, давай начнем разговор с того, когда ты собираешься уезжать.
- Ты не хочешь разговаривать, ты хочешь ссориться, - обиженно заметила она.
- Единственное, что мне нужно от тебя, так это чтобы ты села в самолет и убралась из Монтаны к чертовой матери, - грубо сказал Слейд.
- Это совсем не то, чего ты хотел прошлой ночью!
- Я не отказываюсь от таких предложений, когда мне делают их столь откровенно, - холодно парировал он.
Трейси задохнулась от возмущения.
- Что? Ах ты, самовлюбленный ублюдок!
Ничего такого я не делала, и ты это прекрасно знаешь!
Слейд напряженно смотрел на дорогу, его губы были плотно сжаты. Гнев был единственным его оружием. Кроме того, он так устал, что у него не было сил что-либо изображать. Все их отношения с Трейси заключали в себе такую иронию, что он был готов рассмеяться.
- Трейси, уезжай домой, - пробормотал он устало.
Она с возмущением смотрела на него.
- Насколько я понимаю, тебе и в голову не приходит, каково мне. Я приехала сюда с самыми добрыми намерениями и была встречена тобой буквально в штыки с первой же минуты. И словно этого оказалось мало, чтобы заставить меня гадать, что здесь происходит, Рейчел с Беном намекнули мне, что твое поведение связано с каким-то мрачным секретом, касающимся Джейса. В довершение всего этого ты сделал поворот кругом на веранде и...
- Я сделал это не один, - вставил он саркастически.
- Да, ты сделал это не один. Я принимаю всю ответственность за свое поведение, но не за твое, Слейд. Причины твоего поведения - величайшая загадка нашего столетия. Мне еще не приходилось встречать человека, который может быть так горяч и так холоден одновременно.
Он бросил на нее быстрый взгляд.
- Переменила мнение обо мне? - пробурчал он, скривив губы.
- Можешь не притворяться, ты тоже этого хочешь. Но главное в том, чтобы у тебя хватило мужества открыть мне свою тайну.
- Думай что хочешь.
- Разве у меня есть выбор? - Все в ней кипело, и, воинственно скрестив на груди руки, она снова уставилась на дорогу. В эту минуту она не испытывала никаких нежных чувств к Слейду Доусону. Чувство, которое овладело ею, было скорее похоже на ненависть. И чтобы заставить его ощутить хотя бы часть той боли, которую он причинил ей, она заявила решительно:
- Есть и другие возможности выяснить, что скрывается за всем этим.
- Да? Какие же?
- Я могу начать с управляющих. Могу нанять детектива, который займется прошлым Джейса. Это позволит мне хотя бы узнать, каким образом он стал владельцем половины ранчо. - Трейси испытала радость победы, когда увидела, что Слейд смутился. - Как ты считаешь? - добавила она и прищурилась.
- Ты можешь обнаружить нечто, что предпочла бы не знать.
Трейси насмешил его ответ.
- Сомневаюсь. Я не верю, что Джейс мог сделать что-то столь ужасное, чем я была бы шокирована.
- Он был столь великолепен? - Губы Слейда скривила горькая усмешка. - Если он был такой замечательный, если все твои воспоминания так прекрасны, что же это ты растаяла, едва я к тебе прикоснулся?
- Ты ненавидишь его, признайся!
- О да, я его ненавижу. Джейсон Мурленд самый большой сукин сын из когда-либо появлявшихся здесь.
Она враз потеряла дар речи. Слейд отвел взгляд от дороги и смотрел на нее широко раскрытыми глазами. Трейси прочла угрозу на его лице.
- Насколько я понимаю, нет и капли надежды на то, что ты скажешь мне, почему так ненавидишь человека, которого даже не видел никогда, - проговорила наконец Трейси.
- У меня огромное искушение сделать это, - ответил Слейд низким, напряженным голосом.
- Ну так и сделай! Я уже с ума схожу от всех этих намеков!
- Трейси, я измотан. Ты можешь оставить меня в покое?!
В его голосе было столько ярости, что Трейси молча отвернулась к боковому стеклу. Конечно же, она совсем не знает Слейда, и ей трудно понять, как далеко можно заходить. Видно, терпение у него на пределе...
Прекрасно, у нее тоже. Она устала от Слейда Доусона. Тот факт, что их безумно влечет друг к другу, ничего не значит. Ее наивность и нежелание верить в то, что она может хотеть мужчину, не любя его, заставляли ее воспринимать вожделение как нечто серьезное. Кроме этого, ничего и не было, решила она. Только вожделение. Настало время взглянуть в лицо этой неприятной истине и принять ее.
Однако у нее оставался еще один козырь в запасе, и после часового каменного молчания она не выдержала.
- Я решила, что не продам тебе свою часть ранчо, - заявила она, довольная собой.
Вместо ответа Слейд бросил на нее еще один ледяной взгляд.
- Ты слышал?
- Слышал. Если это твоя месть, наслаждайся ею.
- Более того, я планирую наведываться на мое ранчо несколько раз в году. Слейд горько усмехнулся.
- Только заранее предупреждай меня, чтобы я мог уехать.
Она задохнулась от навернувшихся слез.
- Ненавижу тебя, - прошептала она и отвернулась. Она вытирала бегущие по щекам слезы, презирая себя за то, что проявила такую слабость, дав ему ясно понять, что он победил.
Слейду хотелось остановить пикап, на какой-то миг он даже направил машину к краю дороги. Он хотел обнять ее и попросить прощения, прижать ее к себе. Ему так хотелось сделать это, что замирало сердце, но он понимал, что нельзя. Пусть она думает худшее, решил Слейд. Со временем все пройдет. Если она когда-нибудь узнает правду, она будет благодарна ему за то, что он поставил точку здесь и сейчас.
Даже с заплаканным лицом, без косметики и с прической, далекой от совершенства, Трейси казалась ему прекрасной. Он никогда не найдет другую такую женщину, никогда. Жена отца... Слейд до сих пор не мог поверить, что это правда. Это было похоже на дурной сон. Однако она не была сном, у нее была теплая плоть и горячая кровь. И то, что они пережили вместе, тоже не было сном. Она и сейчас выглядела очень женственной, хотя и сидела так напряженно. Самое мимолетное воспоминание о том, какая она без одежды, приводило его в возбуждение. Слейд резко опустил боковое стекло и глотнул свежего воздуха. Они уже приближались к ранчо. Как только они приедут, он сможет вылезти из этой проклятой машины и убраться подальше.
Он знал, что она испытывает боль. Но ей будет еще больнее, если она узнает, почему он старается избегать ее. Он не должен был укладывать ее в постель. И он не может поручиться, что снова не сделает этого, потому что больше всего на свете ему хотелось остановить пикап и овладеть ею прямо сейчас.
С огромным облегчением он свернул на дорогу к Дабл-Джей. Как только пикап остановился у дома, Трейси выскочила из машины и кинулась к дверям. Слейд медленно вылез и пошел в конюшню.
Из окна кухни Трейси наблюдала за ним. Боль настолько переполняла ее, что она не вытирала слез. Но даже сейчас ее пульс участился, едва она увидела его широкий шаг, прямую спину и узкие бедра.
- Ублюдок! - прошептала она, и от этого ей немного полегчало.
Глава 7
Приняв ванну, Трейси упаковала вещи для Рейчел, поставила чемодан у кухонной двери и поднялась в свою спальню. Несмотря на все волнения, усталость взяла верх, и она заснула так крепко, что даже не слышала, когда вернулся Слейд.
Поднялась Трейси в час дня. В большом старом доме было тихо, и она подумала, что Слейд уже уехал в Хелину. Еще не полностью проснувшись, она надела халат и спустилась вниз. Чемодан для Рейчел стоял на прежнем месте, пикап Слейда - тоже. Значит, Слейд еще дома? Интересно, он сейчас с рабочими или наверху, в своей комнате?
Ее сердце застучало. Подумай! - приказала она себе. Вспомни, каким холодным и враждебным он был в машине!
Это не помогло. Она продолжала представлять его в постели - стройное тело и пристальный взгляд.
Трейси резко втянула воздух. Она должна вернуться в Сан-Франциско. Это единственный оставшийся ей здравый поступок. Нельзя и дальше вести себя так, как сейчас, - ненавидеть его и желать одновременно.
Он грубый, дерзкий, а возможно, и лживый. Он продолжает утверждать, что никогда не видел Джейса, но нельзя так ненавидеть совершенно незнакомого человека!
Быстро, словно движение могло уменьшить ее боль, она включила кофейник и пошла наверх одеваться. Проходя мимо плотно закрытых дверей Слейда, отметила, что внутри тихо. Очевидно, он спал, что было вполне естественно. Он бодрствовал всю ночь: вечером где-то скрывался от нее, потом они провели два часа вместе, потом позвонили из больницы... Как он сказал, "это была та еще ночь".
Может, воспользоваться тем, что Слейд должен ехать в город, или разумнее позвонить в "Чартерную службу Макфи"? Трейси стояла у двери веранды и невидящим взглядом смотрела на сад. Ей было очень грустно уезжать, но именно это нужно было сделать.
А что потом? Смутные чувства волновали ее, сбивали с толку... Она открыла дверь. Вчерашняя гроза прошла, пробудив к жизни умиротворенную красоту. Воздух был так прозрачен, что, казалось, искрился, а деревья, газоны и цветы выглядели умытыми и обновленными. Трейси ступила на веранду и жадно вдохнула воздух. Вот если бы и она могла так легко обновляться!
Она задумалась о мужчине, спавшем так близко от нее и в то же время так далеко, об их отношениях. Вспомнила и Джейса - таким, каким знала и любила его, и попробовала примирить свои воспоминания с образом человека, которого проклинал Слейд. Но у нее ничего не получалось.
Не мудрено, что она оказалась в таком затруднительном положении, грустно заключила Трейси.
Итак, у нее нет выбора, она должна покинуть Дабл-Джей и забыть Слейда Доусона. От этой мысли глаза Трейси заволокло пеленой. Как могла здравомыслящая, разумная, выросшая в городе Трейси Мурленд влюбиться в неотесанного грубияна из Монтаны? Это было столь же необъяснимо, как и связь Джейса с этими краями. Но факт оставался фактом: и она - каким-то непостижимым образом, и Джейс - из-за его причастности к мрачной тайне - прочно связаны с Дабл-Джей.
Если бы только Слейд стал откровеннее с нею! Она была уверена: несмотря на то что он прогоняет ее, войди она сейчас в его спальню, все повторится, как этой ночью. Ей достаточно просто скользнуть к нему под одеяло и...
Что будет, если она тихонько войдет в комнату и ляжет рядом с ним? Неужели он оттолкнет ее?
У Трейси пересохло во рту. Как ей может приходить в голову такое? Разве ей нравится, когда ее оскорбляют? Трудно представить себе, чтобы кто-то был с ней более жесток, чем Слейд. Он хочет, чтобы она уехала, убралась из его жизни. Да, он всегда примет ее в своей постели, но он наверняка поступил бы так же с любой другой достаточно привлекательной женщиной.
Ну нет, размышляла она. Он не будет так же ласков и нежен с любой женщиной! В его объятиях она чувствовала необыкновенную близость. Она не могла просто придумать это.
Трейси подняла голову. Никогда ей не узнать больше, чем известно в данный момент, - ни о Джейсе, ни о Слейде. В каком-то смысле они похожи как две капли воды: оба скрытные, не допускающие никого в свою личную жизнь. Конечно, до смерти Джейса она не представляла, насколько он был закрыт от нее.
Бессмысленно снова пытаться давить на Слейда. Он не собирается говорить, и с этим ничего нельзя поделать. Трейси посмотрела на свои чемоданы. Рейчел поймет ее, когда узнает, что она передумала и не осталась. Да, она может просто позвонить из Сан-Франциско и сказать ей об этом сама.
Нужно связаться с Макфи. Страшно подумать о второй за этот день поездке с таким отчужденным от нее Слейдом. Исполненная решимости, Трейси вышла из своей комнаты и спустилась в кухню. Набрала номер, выждала три гудка и услыхала веселый голос Макфи.
Десять минут спустя она положила трубку на рычаг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...