ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он был поражен, когда получил бумаги, но еще больше его потрясли предложенные условия: один доллар. Ему до сих пор не верилось: неужели Трейси могла подумать, что он согласится на такое предложение? Да, он всегда хотел владеть ранчо единолично. Но он собирался заплатить за него достойную цену.
Переговорив со своим банкиром, Слейд выяснил, что ему будет легко получить ссуду. Дабл-Джей стоит вдвое больше нужной ему суммы, а надежно обеспеченные ссуды дают с готовностью.
Сидя в гостиной, Слейд ждал. Внешне он был спокоен, однако в душе у него росла неуверенность. Комната говорила о хорошем вкусе и деньгах, как и все в этом доме, что он успел увидеть мельком. Наверняка дом принадлежал Джейсону Мурленду, это вызывало у него неловкость, от которой он не мог отделаться. Но в то же время это и дом Трейси, и, разглядывая полки с книгами и роскошную обстановку, он старался думать только об этом.
Услышав шаги, он медленно поднялся, глядя на открытую дверь. И вот она появилась в дверном проеме, точно в белой деревянной раме, и у него перехватило дыхание. Она снова была в голубом, в модном голубом платье, и он понял, что, несмотря на зеленые глаза, голубое ей гораздо лучше, чем зеленое.
- Привет, - произнес он тихо.
- Привет, Слейд. - Хотя Трейси и не удалось полностью утихомирить волнение, она сумела спрятать его под маской безразличия. Она знала, что выглядит совершенно спокойной, даже под изучающим взглядом Слейда.
Ее каштановые волосы вились блестящими локонами, и она была такой же прекрасной, какой он ее помнил. Однако что-то в ее лице неуловимо изменилось. И пока она шла ему навстречу, он нахмурился, пытаясь определить, что именно. Голос у нее был все тот же, его хрипловатая мелодия ласкала слух.
- Вот это сюрприз, - произнесла она, останавливаясь на безопасном расстоянии.
- Я знал, что ты удивишься. - Он не мог оторвать от нее глаз. Она казалась той же и все-таки другой. Может быть, ему не следовало приезжать? Может быть, Трейси на ранчо и Трейси в Сан-Франциско - это две разные женщины?
Изящным жестом она указала ему на кресло.
- Садись, пожалуй... - И сама села поблизости.
- Спасибо. - Он не был уверен, правильно ли понял ее реакцию. Ощущение, что они не знакомы, приводило его в замешательство. Желудок свело, в голове вихрем пронеслись воспоминания о том, что произошло в Монтане. Она стала такая собранная, такая отчужденная, и он боялся, что ее отношение к случившемуся совсем не изменилось. - Я приехал из-:" этого, - спокойно объявил он, доставая бумаги из кармана пиджака.
- О, продажа. Да, я понимаю. Только сегодня до меня дошло, что у тебя могут возникнуть проблемы в связи с моим предложением. - Апломб, с которым она произнесла это, скрыл ее волнение. А сердце - стучало так, что она удивлялась, как лиф ее голубого шелкового платья остается неподвижным. Она вдруг поняла, что видела его только в джинсах, а сейчас на нем был сшитый из прекрасной ткани и отлично скроенный модный костюм. - Я попросила одного из моих помощников позвонить сегодня утром на ранчо, - продолжила Трейси. - Он говорил с Рейчел, и она сказала, что ты уехал на несколько дней. Мы собирались снова звонить тебе в конце недели.
- Зачем?
- По поводу продажи, конечно. Когда ты не подписал бумаги, стало совершенно очевидным, что тебя не устраивает мое предложение.
- Неужели ты могла думать, что я приму его? - Слейд откинулся назад и наблюдал за ней, его серые глаза смотрели с любопытством.
Она отвела взгляд.
- Наверное, я поторопилась. Они замолчали. Чувствуя себя неудобно, Трейси подняла глаза.
- Позволь мне предложить тебе что-нибудь выпить. - Она встала. - Что ты хочешь? Слейд тоже поднялся.
- Неважно, что есть под рукой.
Господи, какой он высокий, поразительно, подумала она. И только оттого, что он был рядом с нею в комнате, ей стало спокойней и теплее, чем обычно. Поймав себя на этой мысли, она занервничала, и голос у нее слегка дрогнул, когда она произнесла:
- Есть почти все, Слейд. Чего бы ты ни пожелал.
Он кивнул.
- Прекрасно. Дай мне тогда виски с содовой.
Как на угольях, Трейси подошла к одной из полок и нажала кнопку. Секция отъехала в сторону, открыв освещенный бар с прекрасным выбором напитков.
- Я принесу лед, - сказала Трейси и поспешила выйти из комнаты.
Нахмурившись, Слейд подошел к бару, изучая впечатляющий набор бутылок и хрустальных бокалов. Было очевидно, что ее мир совсем не тот, что в Дабл-Джей, и Трейси просто не могла не быть здесь другой.
Она вернулась с серебряным ведерком для льда и стала готовить ему коктейль.
- Рейчел не сказала, что ты полетел в Сан-Франциско, - заметила она.
- Ну, ты же знаешь Рейчел, - небрежно ответил он.
Трейси остановилась и подняла глаза.
- Да, из нее много не вытянешь. - Впервые ее взгляд открыто встретился с его взглядом. Увидев, что он понял подтекст сказанного, она отвела глаза и снова сосредоточилась на приготовлении коктейля. - Вот, пожалуйста. - Когда она подавала ему стакан, их пальцы легко соприкоснулись, и ток пробежал по руке Трейси. Она разволновалась еще больше, думая только о том, как скрыть свое волнение.
- А ты ничего не выпьешь?
- Просто воды. - Трейси бросила несколько кубиков льда в стакан и налила в него содовой. - В последнее время у меня болит желудок, - призналась она. И в тот же миг пожалела о сказанном. Неразумно выкладывать Слейду свои неприятности, это придает их общению неверный тон, звучит приглашением к личному разговору. - Так, ничего серьезного, - быстро прибавила она и поспешила сменить тему. - Как здоровье Бена? - спросила она, возвращаясь в свое кресло.
- Уже ковыляет, и довольно сносно, - ответил Слейд, тоже садясь. - Хотя и скрипит при каждом шаге. Врач запретил ему подходить к лошади по крайней мере еще месяц, и Бен совсем не в восторге от этого.
Трейси улыбнулась.
- Могу представить. А как Рейчел? Здорова?
Слейд кивнул.
- Она прекрасно себя чувствует. Выхаживает Бена и радуется каждой минуте своих хлопот. - Он старался говорить беззаботным тоном, но сам услышал, как напряженно звучит его голос. Оба они держались свободно, но атмосфера в комнате была далека от непринужденности. - Как ты поживаешь? Я хочу сказать, кроме болей в желудке.
- Прекрасно, прекрасно, - быстро ответила Трейси, игнорируя все, что выходило за рамки буквального значения его вопроса. - Занята, большую часть дня я провожу в офисе. Обычно в это время я не бываю дома.
- А сегодня что случилось?
Трейси поймала себя на том, что, пока они сидят здесь и говорят о всяких пустяках, она украдкой изучает Слейда, пытаясь найти в нем сходство с Джейсом.
- Я плохо себя почувствовала, - ответила она, удивляясь тому, что не находит в их чертах ничего общего.
- Боли в желудке, плохо себя чувствуешь... В чем дело, Трейси? Ты была у врача?
Она покраснела, сожалея, что допустила еще одну оплошность.
- Ничего страшного. Вероятно, просто нервы. - О, черт, еще не легче! Теперь он заинтересуется "нервами", еще предположит, что причина в нем. Конечно, это так и есть, но она не желает никаких доверительных бесед с ним!
Продажа - вот безопасная тема.
- Если ты собираешься пробыть в городе несколько дней, можешь зайти в офис и уладить все на своих условиях. Кайл Уизерби ведет это дело по моей просьбе.
- Не ты?
- Нет. Кайл - моя правая рука, очень квалифицированный бухгалтер. Проект этого договора он отработал с юристами.
Слейд потягивал виски, глядя на нее поверх стакана.
- Бухгалтеры, юристы - звучит так, словно ты живешь в гуще большого бизнеса. Тебе нравится это?
- Ну, иногда нравится. На самом деле мой вклад состоит в том, что я просматриваю финансовые отчеты.
- Подсчитывая свои деньги, так сказать?
Щеки Трейси покрылись красными пятнами.
- Я говорю таким покровительственным тоном?
Слейд улыбнулся.
- Да нет. Просто я стараюсь приспособить этот имидж к той женщине, которая в один прекрасный день вдруг упала на меня с небес. Это трудно сделать, спокойно сказал он.
Его замечание смутило ее.
- Мне не следовало появляться у вас столь театрально. Машина подошла бы гораздо больше.
- Возможно. Но, как выяснилось, проблема состояла не в способе твоего появления, так ведь?
- Да, думаю, не в нем. - Она быстро перевела дыхание. - Что ж, мы поговорили о Бене, о Рейчел и обо мне. Итак, остался ты. Что ты делал?
Он прищурился.
- Тебе действительно интересно?
- Ты ездил на Биг-Блаф в последнее время? - поспешила продолжить она.
- Несколько раз. Надо было убедиться, что все готово к охотничьему сезону. Мои друзья собираются туда.
- Чтобы подстрелить своего кабана?
- И лося.
Таким манером они исчерпали темы светского разговора. Трейси нервно потягивала содовую, наблюдая, как Слейд делает то же со своим коктейлем. Зачем он приехал? Изменения в договоре о продаже можно было с таким же успехом обговорить по телефону. Она старалась разобраться в своих чувствах, но это было трудно.
Смятение охватило ее. Не желая того, она чувствовала его присутствие каждой порой, каждой клеткой и нервничала, потому что он даже отдаленно не походил на Джейса. Ей все время хотелось, чтобы он ушел, и в то же время она надеялась, что он не сделает этого.
Слейд первым нарушил тяжкое молчание.
- Как насчет того, чтобы пообедать вместе? Предложение поразило ее.
- Пообедать?
- Да. Я не очень хорошо здесь ориентируюсь, а ты, наверное, знаешь какое-нибудь хорошее место.
- Ну, я не уверена...
- У тебя другие планы?
Она заколебалась. Как все это глупо! Оба они стараются уйти от очевидного.
- Это неподходящая идея, Слейд, - тихо сказала она.
Он долго, внимательно всматривался в нее.
- Ты все еще не можешь успокоиться, да? Голос ее сорвался.
- Нет.
- Сможешь ли ты с этим когда-нибудь примириться? - спросил он отчужденно.
- Не знаю, - просто ответила она, и эти слова точно отражали то, что она думала.
Слейд опустил стакан с недопитым виски на журнальный столик.
- Знаешь, ты не права. Ты обвиняешь себя и меня в том, что случилось много лет назад.
- Я обвиняю тебя, - заявила она резко. - Себя я не могу считать виноватой ни в том, что случилось много лет назад, ни в том, что произошло этим летом. И ты не более меня отвечаешь за прошлое, однако ты полностью виноват в том, что случилось этим летом.
Глаза его потемнели, взгляд стал пронзительным.
- Неужели ты действительно так сожалеешь об этом? Я - нет. Я думаю о тебе постоянно. Он увидел, как она сжалась, словно от боли.
- Я не желаю этого слышать. Если ты страдал, то и я тоже. Но я не хочу усугублять нашу ошибку.
- Обед вдвоем мог бы усугубить ее? Она выдержала его взгляд.
- Мог бы.
В его улыбке мрачная ирония соединилась с трогательной нежностью.
- Потому что, черт возьми, тебе прекрасно известно, между нами что-то есть.
- Было, - поправила она. - Но это прошло. Кончилось в ту самую минуту, когда я увидела фотографию. - Проклятье! Боль этой минуты мгновенно вернулась к ней, кольнула сердце. Это несправедливо! Он не имеет права напоминать ей...
Слейд никогда не был разговорчив и часто завидовал своим более речистым приятелям. Он умел говорить только то, что чувствует, и он не хотел уйти, не сделав этого. Но если просто сказать ей: "Я думаю, что люблю тебя", это может вывести ее из равновесия, она слишком напряжена. Под напускным спокойствием он чувствовал - скрывается смятение.
- Ты очень много значишь для меня, Трейси, - сказал он без пафоса, но искренне, с чувством, чтобы она поняла более глубокий смысл, скрытый за этими простыми словами.
Она была потрясена. Как он смеет взваливать это на нее? На миг у нее перехватило дыхание, потом она вдохнула полной грудью и встала - она слишком волновалась, чтобы сидеть спокойно. Лицо ее побледнело.
- Не говори ничего об этом, - сказала она нетвердым голосом. - Я не стану слушать, Слейд. У тебя нет права...
- Нет права? - Он тоже поднялся. - Мне нужно "право" на то, что ты мне небезразлична?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...