ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- А что, если отцом Слейда был не Джейс! - воскликнула она.
Дикая надежда вселила в нее пьянящую энергию, и Трейси принялась ходить по спальне. Эта догадка могла объяснить несколько разных фактов: ее мнимое бесплодие, конечно, а также полное отсутствие какого-либо сходства между Слейдом и Джейсом.
Последнее, правда, не на сто процентов соответствовало действительности. Разве она не сетовала на их сходство в том, что касалось излишней скрытности? Однако это качество присуще многим людям, и его, конечно, никак не достаточно.
В прошлом Джеммы и Джейса было нечто большее, чем рассказал Слейд, поняла Трейси, и тут же задумалась о том, утаил ли он что-то от нее. Учитывая его замкнутость и уклончивость, это было весьма возможно. Но в следующий момент она усомнилась, что Слейду известно больше того, что он выложил. Ведь после того как она увидела старую фотографию, у него заметно полегчало на душе.
Рейчел знает всю правду! - осенило ее.
От волнения пульс Трейси участился, и она бросилась искать письмо Рейчел. Она потратила на поиски несколько минут и наконец обнаружила его в библиотеке, в ящике стола. Она быстро перечитала письмо, задержавшись на одной фразе: "Джемма была моей лучшей подругой, и я знала ее, как никто другой, она не была плохой, Трейси".
Почему Рейчел решила, что Джемму можно считать плохим человеком? Конечно, сама фраза была старомодной, но она прекрасно передавала страхи Рейчел.
Получив письмо, Трейси прочла его невнимательно. А теперь оборонительный тон Рейчел показался ей странным. Какое значение имело, что она подумает о Джемме Доусон? Она вовсе не думала о ней - ни плохого, ни хорошего. Ведь не эта бедная, печальная женщина разбила ей сердце, а ее сын.
Вздохнув, Трейси отложила письмо. Расскажет ли когда-либо Рейчел правду? раздумывала она.
Преданность Рейчел Мунли своей подруге Джемме была неколебима. За неделю, проведенную на ранчо, Трейси не раз убеждалась в этом и понимала, что Рейчел не станет раскрывать душу без достаточного на то основания.
Руки Трейси коснулись низа живота, и она снова ощутила радость от присутствия ребенка.
Будет ли ребенок достаточно веским аргументом? Развяжет ли этот ребенок язык Рейчел?
Рисковать она не могла. При настоящем положении вещей Трейси боялась вытягивать из Рейчел эту старую историю. Она еще не решила, рассказать ли Слейду о ребенке, но склонялась к тому, чтобы не говорить. Она любила его и, принимая такое решение, чувствовала себя виноватой, но она боялась множества проблем, которые могли возникнуть, если бы он узнал о ребенке. Он захотел бы заботиться о нем, принимать участие в его воспитании. Но самое важное - это бы навсегда связало их со Слейдом.
Она разрывалась на части, безумно счастливая и глубоко подавленная одновременно. Это было самое прекрасное событие в ее жизни, но вместо того, чтобы прыгать от радости, она грустила из-за двойственности своего положения. И ни с кем не могла поделиться этой невероятной новостью, даже с отцом.
Джим Киркленд стал бы задавать вопросы. Он захотел бы узнать, кто отец ребенка. Возможно, он рассердился бы на нее за то, что она отказывается назвать его имя... Нет, она не хочет заставлять волноваться отца и сама переживать по этому поводу. Она поступит, как наметила, решила Трейси и порадовалась, что вовремя собралась уехать из Сан-Франциско.
Позднее она придумает историю появления ребенка. Может быть, она расскажет правду, назвав Слейда другим именем, а возможно, сделает вид, что взяла малыша на воспитание. Как бы то ни было, к счастью, теперь у нее есть нечто реальное, с чем она может связывать свои мысли о будущем.
Ребенок Слейда!
Трейси вся сжалась и опустила голову на руки, горькие слезы полились из ее глаз. Она любила его. Прямо сейчас ей следовало бы набрать номер, позвать его к телефону, сказать ему, что она любит его и что у них будет ребенок. Но это уже слишком. Трейси с трудом поднялась со стула и вернулась в спальню. Она закончила приготовления ко сну, принудив себя не думать о Слейде. Настало время перейти от размышлений о будущем к осуществлению своих планов.
В последовавшие за этим недели Трейси методично собирала вещи, составляла списки и с помощью Милдред паковала хрусталь и фарфор. И только когда дошла до гардеробной Джейса, она поняла, что подсознательно отложила это на самый последний момент. Все здесь было точно так, как он оставил: ряды костюмов, стопки рубашек и свитеров - вся его одежда. В течение полутора лет дверь в эту комнату оставалась закрытой.
Даже теперь она вошла сюда с трепетом, все еще испытывая тягостное чувство. Джейс так упорно охранял свою личную жизнь, - возможно, поэтому ей и не хотелось разбирать его вещи.
Что ж, больше откладывать нельзя, решила Трейси и осмотрела аккуратные вешалки и полки. Кому-то может пригодиться вся эта одежда. Надо отдать ее в какую-нибудь благотворительную организацию.
Один за другим Трейси сняла с вешалок дорогие костюмы и аккуратно уложила их в коробки. Потом она занялась спортивными куртками и брюками, рубашками, свитерами, бельем и носками. Целых две коробки заняла только обувь. Трейси потянула ручку очередного ящика, надеясь, что он откроется так же легко, как и остальные, и удивилась, когда этого не произошло.
Ящик был заперт.
Нахмурившись, Трейси выпрямилась и внимательно посмотрела на него. Зачем Джейс запер ящик собственного шкафа?
Она вспомнила о его связке ключей. Куда же она ее положила?
Ах да, в его кожаный кейс с ценными бумагами.
Через несколько минут она вернулась с ключами и, перепробовав несколько из них, нашла подходящий. Замок щелкнул, и ящик открылся.
Она села на пол, чтобы изучить его содержимое - небольшую, аккуратно перевязанную пачку бумаг и стопку блокнотов.
И вдруг ее взгляд упал на фотографию. Такую же, какую она видела у Слейда.
Трейси открыла от удивления рот и стала лихорадочно снимать резинку с пачки бумаг. Пальцы ее дрожали. В пачке оказались письма, которые она пока отложила, и какая-то бумага, похожая на официальный документ. Она развернула ее и увидела акт о передаче ранчо, в нем говорилось: "Джейсон Ф. Мурленд передает Джемме Л. Доусон половину пая на владение указанной собственностью, состоящей в...".
Она отложила бумагу и взялась за письма. Кровь ударила ей в голову, когда она увидела, что это письма Джеммы. Пока прочитала все три письма, сердце чуть не выпрыгнуло из груди, слезы застилали глаза. Она устало откинулась на коробки. Все было правдой. Джемма сообщала о своей беременности, умоляла понять ее. Трижды она пыталась достучаться до сердца Джейса, но, как видно было из ее писем, раз за разом терпела неудачу.
Трейси со страхом посмотрела на блокноты. Они были перевязаны ленточками разного цвета, некоторые уже выцвели от времени. Что в них?
Чувствуя такую слабость, словно из нее выкачали всю энергию, она взяла верхний блокнот и открыла его. Перед глазами поплыли строчки, исписанные аккуратным почерком Джейса. Дневник? Его дневник?
Да. Эти блокноты были дневниками Джейса, сохранившими почти ежедневные записи о его жизни.
Она перелистала страницы, читая о событиях года, предшествовавшего смерти Джейса. Она присутствовала в его дневнике, ее имя часто мелькало на этих страницах. При этом Джейс не просто регистрировал факты своей жизни, он записывал еще и свои мысли.
Трейси была в шоке и продолжала читать, охваченная волнением, временами останавливаясь, чтобы внимательно прочесть абзац, потом перескакивала на другую страницу. Здесь было все. Все четыре года, проведенные вместе. Она не верила своим глазам, испытывая нечто похожее на брезгливость.
Один за другим она вынимала блокноты из ящика и прослеживала всю жизнь Джейсона Мурленда. Но она была не в состоянии вчитываться и пролистывала их один за другим. Теперь Трейси знала, что в одном из старых блокнотов найдет записи о Джемме, и стала искать его.
Наконец она нашла блокнот, запечатлевший тот период жизни Джейса. Это был подробный отчет о том, как он приехал в долину в поисках подходящей земли, как он встретил Джемму Доусон, "очаровательную молодую женщину с длинными черными волосами и сияющими голубыми глазами". Его описание Джеммы было очень похоже на стихи и говорило о сильных чувствах Джейса.
Трейси с трудом переводила дыхание. Как же это она прожила четыре года с человеком и не знала о том, что он ведет дневник? Джейс записывал даже данные метеосводок. Она узнала, что в тот день, когда он встретил Джемму Доусон, сияло солнце и температура была идеальной - 25 градусов.
Следующие записи были проникнуты глубоким чувством.
"Я люблю ее. Страсть, которую она во мне вызывает, поражает меня самого. Я буду просить ее выйти за меня замуж. В ней есть все, что я хотел бы видеть в своей жене, - красота, ум, полнота жизни".
Но, если он любил Джемму, почему он оставил ее? Трейси стала читать дальше, и ей открылась тайна Джейса.
"Я решил не говорить ей о моем бесплодии. Это не имеет значения. При всех обстоятельствах ребенок встал бы между нами. Мне нужна только она".
Пораженная, Трейси снова схватила стопку блокнотов, лежавшую у ее ног, и стала искать последний. Тяжело дыша, словно только что пробежала дистанцию, она нашла записи, отражающие начало ее знакомства с Джейсом.
В них было еще одно упоминание о его бесплодии:
"Трейси молода и, видимо, захочет иметь детей. Я боюсь, что, если скажу ей о моем бесплодии, это оттолкнет ее от меня, а я не перенесу этого. Буду молчать".
Трейси запустила пальцы в волосы. В какой трагический, бессмысленный кошмар вверг ее Джейс. Он не был отцом Слейда. Он не был ничьим отцом.
Но кто же тогда был отцом Слейда? Она вновь вернулась к старым записям, и ее пронзила боль, когда она начала читать их:
"Дурачка, она пытается убедить меня, что я на самом деле отец ее внебрачного ребенка. Она разрушила все. Мы могли быть так счастливы вместе".
Несколькими страницами ниже он написал:
"Господи, помоги мне, я все еще люблю ее. Я не могу побороть это чувство, как бы ни старался. Боюсь, что это на всю жизнь. А у нее нет ничего, она не может обеспечить себя и ребенка. Она сообщила мне об этом, а также о том, что ее родители обвиняют ее во всем, жестоки к ней. Я должен ей помочь".
- Отсюда ранчо, - невнятно пробормотала Трейси, закрывая блокнот.
Ее так мутило, что, казалось, вот-вот вырвет, и она поспешила в ванную комнату, выпила специальной микстуры, прописанной ей доктором Лессингом.
Совсем забыв об упаковке вещей, Трейси пошла в спальню. Лежа на кровати, она смотрела в потолок невидящими глазами. Итак, все это было ложью. Господи, зачем? Зачем Джемма внушила своему сыну такую ужасную, с такими далекими последствиями ложь?
А ведь Рейчел знает, почему Джемма заставила сына поверить в то, что Джейсон Мурленд его отец. И теперь у Трейси есть доказательства, которые она может предъявить Рейчел. Когда перед ней будут лежать дневники Джейса, при всей своей преданности любимой подруге экономка не сможет больше запираться.
Слейд тоже должен знать это, но поверит ли он? От мысли, что он всю жизнь презирал человека, который не заслуживал этого, у Трейси на глаза навернулись слезы. Какая ужасная бессмыслица! Бедный Джейс, невинный объект такой дикой ненависти. Его самое тяжкое преступление состояло в том, что он беспокоился о женщине, которую действительно любил. Если бы ее судьба не волновала Джейса, у Слейда не было бы столь дорогого ему ранчо. Он должен узнать правду.
После всего этого сможет ли она рассказать ему о ребенке?
У Трейси заболело сердце. Ей так хотелось поделиться своим счастьем со Слейдом, сказать ему, что она любит его, и услышать, что он ее тоже любит...
Если любит.
Она много значит для него. Он ведь так сказал? Но та ли это любовь, что выдержит испытание временем и послужит надежной опорой для них троих: Слейда, ее и их ребенка?
К этим соображениям примешивалось и еще одно. Уверенность в любви к Слейду Доусону не исключала некоторых сомнений. Оставалась еще одна проблема:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

загрузка...