ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Рэдволл – 6

«Брайан Джейкс, Мартин Воитель»: «Азбука-классика»; Санкт-Петербург; 2003
ISBN 5-352-00504-6
Оригинал: Brian Jacques, “Martin the Warrior”
Перевод: Евгений Цыпин
Аннотация
Хитрый и жестокий горностай Бадранг был известным морским разбойником, капитаном пиратской флотилии. Сотни и сотни захваченных им рабов трудились над постройкой неприступной крепости, сидя в которой Бадранг собирался повелевать окружающими землями.
Но свирепый разбойник не знал, что среди захваченных им пленников оказался Мартин, отважный мышонок, прирожденный воин, который не смог смириться с несправедливостью и тиранией. Тот самый Мартин, которого вскоре стали называть Мартин Воитель.
Брайан Джейкс
Мартин Воитель


Когда кругом все замело
И в спячке Лес пока,
В Пещерном Зале нам тепло
Сидеть у камелька.
В мороз нам горе не беда
И не страшна метель -
В тарелках вкусная еда
И в кружках плещет эль.
Трое малышей, близнецы-выдрята Бэгг и Ранн, а также их друг кротенок Грабб, тащили буковое поленце по тропинке в аббатство Рэдволл. То и дело на их пути вырастал снежный сугроб, и отважная троица не упускала возможности повеселиться. Распевая во все горло, малыши носились вокруг и закидывали друг друга снежками.
Они так разгорячились, что не заметили, как по тропинке с севера приближаются двое путников. Ранн бросил снежок, но Бэгг пригнулся.
— Уф! Во имя всех сезонов, поосторожнее!
Снежок угодил в одного из путников, большого ежа. Краем плаща пострадавший смахнул снег со щек. Вмиг присмиревшие малыши робко понурились. Щекотливую задачу принести извинения взял на себя Грабб:
— Э-э… извини, очень… это самое… сожалеем.
Спутница ежа, хорошенькая юная мышка, глядя на стоявших с виноватым видом шалунов, едва сдерживала смех:
— Ну, в одном не сомневаюсь — жить Бултип будет. Он и не в таких переделках бывал.
Еж ухмыльнулся от уха до уха и кивнул:
— Что было, то было. Давайте подсоблю с полешком. Куда это вы с ним путь держите?
Бэгг вытянул лапку в заледеневшей варежке:
— В аббатство Рэдволл, вон за тем поворотом. Мы там живем.
Бултип взял привязанную к полену веревку в свои мощные лапы и кивнул спутнице:
— Говорил я тебе, эта тропка ведет в Рэдволл. Ладно, негодники, садитесь на полено, прокачу с ветерком. И ты тоже, Обреция, сядь, твоим лапкам тоже не мешает отдохнуть.
Перекинув веревку через плечо, еж зашагал по снегу, без видимых усилий таща за собой полено и его седоков.
Аббатство Рэдволл стояло на опушке необъятного Леса Цветущих Мхов. Главные ворота, к которым вела тропинка, выходили на запад, а перед ними расстилалась равнина. В снежном убранстве живописное здание напоминало огромный торт, украшенный глазурью; с зубчатых стен, колокольни, крыш зданий из красного песчаника, а также многочисленных башен и башенок свисала бахрома сосулек.
Спрятав лапы в широкие рукава сутаны, аббат Сакстус любовался видом главного здания. Рядом с ним, опираясь на посох из боярышника, стоял старый слепой травник Симеон и принюхивался.
— Какая красота, Сакстус!
У Симеона было удивительное чутье угадывать каждое движение вокруг себя. Помня об этом, аббат согласно закивал:
— Помнишь, как говаривал наш покойный друг старый аббат Бернар, царствие ему небесное: «В любое время года Рэдволл неизменно прекрасен».
Симеон снова принюхался и поднял лапу:
— Сюда кто-то идет. Один зверь, а может, и двое — трудно сказать.
Они вышли на тропинку к открытым главным воротам. Сакстусу пришлось долго всматриваться в даль, прежде чем он заметил приближающуюся процессию.
— Так я и знал. Это Бэгг, Ранн и Грабб. А с ними еще двое.
Симеон радостно пристукнул посохом по снегу:
— Вот и отлично, сегодня вечером в Пещерном Зале мы услышим новые истории!
Старый брат Коклебур и его помощник брат Олдер трудились не покладая лап. Совсем немного времени оставалось до начала Зимнего Пира, и каждое блюдо доводили до совершенства. Работавшая на кухне братия едва успевала выполнять приказы:
— Обмажь пирог как следует медом, если хочешь, чтобы корочка получилась блестящей!
— Живо вытащи из духовки сдобу, пока не подгорела!
— Дарри Дикобраз, перестань перчить суп!
— И это суп называется? Сплошная преснятина!
Уперев лапы в бока, Коклебур бросил на ежика-поваренка Дарри грозный взгляд:
— Ступай-ка лучше в погреб к своему дядюшке Габриэлю и позаботься о напитках.
Дарри засунул в рот засахаренный каштан и, пришепетывая, сообщил:
— А там все и так готово: и октябрьский эль, и вино бузинное, и ликер земляничный, и шипучка из одуванчиков — мне нечего делать в погребе. Дядюшка Гейб соснуть прилег перед ужином, чтоб животу роздых дать.
Гости осматривали Рэдволл и дивились его красоте. Обреция и Бултип бурно выражали свое восхищение по любому поводу. Затем Кротоначальник показал отведенные для гостей кельи.
Отдохнув и переодевшись в теплые зеленые рясы, гости спустились в Пещерный Зал, где уже все было готово для Зимнего Пира, чтобы принять участие в пиршестве. Вокруг Обреции суетились мышата, пытаясь превзойти друг друга в галантности и предугадать любое желание прелестной мышки.
Бултип явно не страдал отсутствием аппетита. Едва успели произнести молитву, как он уже пустил в ход свои зубы, отдавая должное одному блюду за другим и то и дело протягивая свой кубок старому Гейбу Дикобразу, дабы тот наполнил его.
— Рэдволльский октябрьский эль — лучший во всей Стране Цветущих Мхов.
Обреция пригубила вино из своего кубка и зажмурилась от удовольствия:
— Какой чудесный вкус и как пенится!
Симеон пододвинул к ней большую конфетницу:
— Этот напиток называется игристый одуванчиковый крюшон. К нему хорош пудинг с меренгами и терном — угощайся. Когда мы сегодня встретились, я сразу почуял, что ты врачевательница. Я прав?
Обреция была удивлена необычайной проницательности слепого травника:
— Да, Симеон, ты прав. Я врачевательница.
Симеон наклонился и нащупал мощную лапу Бултипа:
— А ты, полагаю, вовсе не врачеватель.
— Я всего-навсего сопровождаю Обрецию в дороге, ну и охраняю, само собой.
Вскоре смех и веселый гомон заполнили огромный зал. Обреция и Бултип веселились вместе со всеми, просто купаясь в легендарном гостеприимстве аббатства Рэдволл. Здесь никто не обижался на шутку или добродушный розыгрыш.
Стояла уже глубокая ночь. Малыши уже давно сопели в своих постельках, на стенах заменили сгоревшие факелы, а Бултип вгрызался в четвертый пирог.
Кротоначальник поднял нос от тарелки с запеканкой из репы, картошки и свеклы.
— Обреция, видать, ты много где побывала, может, расскажешь нам, это самое… историю какую хорошую? Свои-то мы уже все по сто раз слышали.
Все, кто не хотел спать, расставили полукругом стулья возле большого камина и разложили подушки, в огонь подкинули дров, а сверху набросали сырых трав, чтобы они курились приятным запахом. Обрецию и Бултипа усадили в кресла с высокими спинками. Слушатели почтительно затихли, поедая гостей нетерпеливыми взглядами.
— Сегодня, осматривая ваше прекрасное аббатство, мы увидели гобелен, — начала юная мышка. — Я сразу же узнала изображенную на нем мышь — Мартина Воителя. Насколько я понимаю, он один из основателей вашей обители и ее покровитель. А много ли вам о нем известно?
Аббат Сакстус вздохнул и покачал головой:
— Мартин всегда был незримо с нами. Мы особенно это сильно чувствовали, когда здесь жили Дандин и Мэриел. К сожалению, они уже полтора сезона как покинули нас, а мы слишком мало знаем о покровителе нашего аббатства. Я всем сердцем желал бы знать больше.
Мордочка Обреции осветилась легкой улыбкой: — Значит, вашему желанию суждено исполниться, ибо у меня для вас есть длинная и замечательная история…
Говорят, заветной мечтой Бадранга было стать властителем всего Восточного побережья. Бывший пират давно бросил разбой на море, дабы воздвигнуть свою империю на суше. Территория была выбрана удачно: вдоль берега Восточного моря, с севера ее ограждали холмы, с юга — скалы, а с запада — болота, за которыми расстилались дремучие леса. Укрепив свои позиции на побережье, закаленный в битвах горностай мог выдержать любой удар. А потом здесь выросла неприступная крепость.
Маршанк!
Банда Бадранга была в прямом смысле разношерстной: лисы, хорьки, куницы, крысы искали здесь легкой наживы. Только горностаям Бадранг не доверял, полагая, что его сородичи — самые хитрые и изворотливые из всех зверей. Затопив свой искалеченный корабль у северо-западного побережья, бывший пират двинулся по суше, направляясь к дальнему побережью. По дороге злой горностай разорял все кругом, убивая тех, кого не мог покорить. Прошло два долгих сезона, пока Бадранг достиг намеченной цели. С большим обозом награбленного за горностаем следовала банда беспощадных разбойников, а перед собой он гнал длинную вереницу рабов.
Эти несчастные вначале вырубили в скале каменоломню, а потом под злые крики стражи и свист плетей стали воздвигать крепость. Работа подвигалась быстро, и вскоре было завершено длинное жилое здание, а после — окружавшая его оборонительная стена с воротами, выходящими на побережье.
Каждый день Бадранг внимательно осматривал морские подходы, ибо вынужден был опасаться врагов, которых он нажил за годы своего пиратства. К счастью, на горизонте ни разу не показалось ничего похожего на судно или парус. Тем не менее он яростно подгонял рабов и своих солдат, торопясь закончить укрепления. Лишь тогда он будет полновластным хозяином всей округи.
Книга первая
Узник и тиран
1
Несмотря на юность, мышонок был крепко сложен, а блеск глаз выдавал в нем прирожденного бойца. Июньское солнце Восточного побережья немилосердно жгло его непокрытую голову, а он все таскал обломки камня и складывал их в кучи. Такие же невольники-каменотесы должны были изготовить из них каменные блоки для новых укреплений форта Маршанк.
Вокруг рабов вперевалочку кружил хорек по имени Хиск. Он угрожающе пощелкивал бичом, ища повод обрушиться на рабов. Вот он высмотрел мышонка:
— Давай-давай, шевелись. Скоро пожалует сам Властитель Бадранг. Пошевеливайся, а то отведаешь кнута!
Мышонок отшвырнул камень, который нес, и застыл, невозмутимо глядя разбушевавшемуся хорьку прямо в глаза. Хиск злобно щелкнул бичом, кончик которого просвистел на волос от глаз мышонка, но тот не шелохнулся. Прищурив глаза, он молча стоял, всем своим видом выражая неповиновение.
Хорек снова поднял бич, но встретил гордый, полный гнева взгляд. Подобно всем забиякам, в душе хорек был трусом. Не приняв вызов молодого раба, Хиск защелкал бичом в направлении невольников посмирнее:
— Лентяи! Не потопаете, так и не полопаете. Шевелись, дохлятина, вон идет сам Властитель Бадранг!
В сопровождении своих помощников, крысы Гуррада и лиса Скалрага, на стройке появился Бадранг Тиран. Он подождал, пока два ежа поспешно соорудили для него из тесаных камней подобие сиденья. Скалраг молниеносно покрыл его бархатным плащом, и Бадранг уселся, оглядывая кипевшую кругом работу.
— Будет ли моя крепость закончена до конца лета? — обратился горностай к Хиску.
Хиск помахал свернутым бичом в сторону рабов:
— Властитель, если бы погода была попрохладнее, а у нас побольше этого зверья…
В гневе Бадранг обретал молниеносную быстроту движений. Схватив камень, он метнул его и попал Хиску прямо в зубы. Хорек застыл в ужасе, не смея утереть капавшую с разбитой губы кровь, а тиран между тем рвал и метал:
— Опять оправдания?! Слышать ничего не хочу! Крепость должна быть готова до наступления осени. Ишь расхныкался, живо за работу!
Хиск поспешил выполнить приказ и, вымещая на рабах плохое настроение своего господина, замолотил бичом направо и налево:
— Пошевеливайтесь, болваны! Маршанк должен быть готов до конца лета! С этой минуты работать будете вдвое больше, а жрать вдвое меньше.
Мимо, согнувшись в три погибели под тяжестью большого камня, брел старый раб-белка. Хиск накинулся на него. Бич обвился вокруг задних лап раба, он споткнулся и выронил камень. Хиск подскочил к несчастному и начал хлестать его по чем попало.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

загрузка...