ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они метались по городу, и везде, где что-то обрушилось или виднелись другие следы времени, щупальца копали, резали, жгли, плавили, доставляли новые материалы. После них оставались новые сверкающие поверхности.Многорукие щупальца собирали обломки веков; нагруженные, они проносились высоко в воздухе чудовищной катапультой, выбрасывавшей мусор далеко в море. И везде, где была серая или зелёная краска, щупальца меняли их на новые яркие цвета.По всем улицам катилась многоликая волна, устремлялась в каждую башню, в каждый дом, на каждую площадь и в каждый парк — уничтожая, разбирая, строя, чиня, восстанавливая. Рогол Домедонфорс схватил Ампридатвир и овладел им, как дерево хватает корнями землю.И через несколько мгновений прежние развалины заменил новый Ампридатвир, сверкающий, блестящий город, гордый, неустрашимый, бросающий вызов красному солнцу.Юлан Дор и Элаи, ошеломлённые, чуть не теряющие сознание, следили за обновлением. Неужели все это возможно? Неужели можно уничтожить город и в мгновение ока построить на его месте новый?Руки из чёрного желе метнулись по холмам острова, нырнули в пещеры, в которых лежали сонные переваривающие пищу гауны, схватили их, вытащили на воздух и подвесили над съёжившимся Ампридатвиром — сотню гаунов на ста щупальцах, словно ужасные плоды страшного дерева.— Смотрите! — прогремел голос, хвастливо и дико. — Вот кого вы боялись!Смотрите, как обойдётся с ними Рогол Домедонфорс!Щупальца мелькнули, и дёргающиеся, извивающиеся гауны пролетели над городом и упали в море.— Он сумасшедший, — прошептал Юлан Дор Элаи, — долгий сон повредил его мозг.— Смотрите на новый Ампридатвир! — гремел могучий голос. — Вы видите его в первый и последний раз. Теперь вы умрёте! Вы оказались недостойны прошлого — недостойны поклоняться новому богу Роголу Домедонфорсу. Эти двое, рядом со мной, будут основателями новой расы…Юлан Дор смотрел встревоженно. Что? Им предстоит остаться одним в пустом Ампридатвире под контролем безумного сверхсущества?— Нет!Одним движением он выхватил меч и, погрузив его в цилиндр с желе, пронзил мозг, рассёк его стальным лезвием.Ужаснейший звук, никогда прежде не слышанный на Земле, потряс воздух.Мужчины и женщины сходили с ума на площадях.Щупальца Рогола Домедонфорса по всему городу забились в лихорадочной агонии, как дёргает лапками раненое насекомое. Великолепные башни рушились, крики жителей прорезали грохот катастрофы.Юлан Дор и Элаи побежали на террасу, где оставили воздушную лодку. За ними слышался хриплый шёпот:— Я… ещё… не мёртв. Если… все мои мечты… разбиты, то я… убью… и вас двоих…Они прыгнули в лодку. Юлан Дор поднял её в воздух. Невероятным усилием одно из щупалец, прекратив хаотические движения, метнулось, чтобы перехватить их. Юлан Дор увернулся, бросил лодку в небо. Щупальце устремилось за ними.Юлан Дор до предела отвёл рычаг скорости, ветер запел и засвистел вокруг машины. А вслед за ней летела дрожащая рука умирающего бога, стараясь раздавить мошку, причинившую ему такую боль.— Быстрее! Быстрее! — молил Юлан Дор машину.— Выше, — прошептала девушка, — выше — быстрее…Юлан Дор поднял нос лодка круто вверх, но чёрное щупальце следовало за ней — чёрная радуга, подножие которой — в далёком уже Ампридатвире.Но тут Рогол Домедонфорс умер. Щупальце превратилось в облако дыма и медленно рассеялось над морем.Юлан Дор продолжал лететь на полной скорости, пока остров не превратился в дымку и не исчез в море. Только тут он замедлил скорость, перевёл дыхание и позволил себе расслабиться.Элаи неожиданно упала ему на плечо и истерически разрыдалась.— Тише, девочка, тише, — успокаивал её Юлан Дор. — Мы спасены; мы навсегда покидаем этот проклятый город.Она успокоилась и скоро спросила:— Куда же мы теперь полетим?Юлан Дур расчётливо и с некоторым сомнением осмотрел летающую машину.— Кандайв не получит никакой магии. Но у меня будет что рассказать ему.Может быть, он останется доволен… И, конечно, он захочет летающую лодку. Но мы ещё посмотрим, ещё посмотрим…Девушка прошептала:— А нельзя ли нам просто лететь на восток? Все лететь, лететь и лететь, пока не найдём место, где встаёт солнце, и хороший луг, и фруктовые деревья возле него?..Юлан Дор посмотрел на юг и подумал о Кайне с его тихими ночами и окрашенными в цвет вина днями, о просторном дворце, в котором он живёт, о лежанке, с которой он будет смотреть на воды залива Санреаль, на старые оливковые деревья, на суматоху праздничных дней…И сказал:— Элаи, тебе понравится Кайн. ГВИЛ ИЗ СФЕРЫ Рождение маленького Гвила, очень непохожего на своих родителей и других жителей селения, было причиной постоянной досады для его отца. Внешне совершенно нормального ребёнка все время мучила странная жажда необычного. Говорили, что его кто-то заколдовал ещё во чреве матери. Часто при самом незначительном волнении мальчик как-то странно хохотал, и это очень развлекало окружающих. Когда Гвилу исполнилось четыре года, он начал задавать странные вопросы:— Почему у квадрата больше сторон, чем у треугольника?— Почему мы ходим в темноте и не спотыкаемся постоянно?— Растут ли в океане цветы?— Почему, когда ночью идёт дождь, звезды не шипят?На все это отец сердито отвечал:— Таковы законы философии, и квадраты с треугольниками им подчиняются! — Или:— Мы находим путь на ощупь. — Или:— Я над этим не задумывался. Что там на дне, известно только Хранителю! — Или:— Не знаю, ведь звезды выше даже самых высоких облаков!Когда Гвил подрос, он стал очень вспыльчив, быстро раздражался, но, многого не понимая, продолжал задавать свои вопросы:— Почему человек умирает, когда его убивают?— Куда исчезает красота?— Сколько будут жить на земле люди?— Что находится выше неба?Отец сердился, но пытался ответить и на это:— Смерть — следствие жизни, — говорил он. — Жизнь человека походит на воздушный шар. Шар летит, а жизнь течёт, похожая на цветной причудливый сон.— Красота часто коварна, она обманывает зрение. Но когда нет любви, глаза смотрят и не видят красоты.— Некоторые люди считают, что они приходят на этот свет, чтобы есть, а потом умереть; другие живут в своих делах.— Только Хранитель может ответить на все вопросы.Гвил размышлял, пытаясь постичь многое, пока не понял тайный смысл явлений. Шла молва, что при родах ему повредили голову и сейчас он пытается восстановить свой рассудок.Гвил часто бродил по травянистым холмам Сферы. Ему хотелось ближе узнать то, что его окружает.Наконец отцу окончательно надоели его расспросы, он больше не хотел их слушать, отговариваясь тем, что рассказал все, что знал.Гвил к этому времени повзрослел и всматривался в жизнь широко распахнутыми глазами. Но в уголках его рта, казалось, притаился какой-то страх.Видя, что отец сердится, юноша попросил:— Разреши задать ещё один вопрос — последний!— Задавай, — ответил отец, — но только один, не больше.— Ты часто ссылаешься на Хранителя. Кто он? Где я смогу его найти, чтобы удовлетворить своё любопытство?Отец посмотрел на сына, как на сумасшедшего, и спокойно сказал:— Хранитель стережёт Музей Человека, который находится в древней Земле Падающей Стены. Правда, я не совсем уверен, что Хранитель и Музей Человека все ещё существуют. Многие считают, что Хранитель знает все на свете, он, несомненно, колдун, и может дать ответы на вопросы о жизни и смерти.— Я найду Хранителя и Музей, чтобы тоже научиться понимать суть всех явлений, — сказал Гвил.Отец тихо проговорил:— Я подарю тебе моего любимого белого коня; мой волшебный плащ, чтобы укрываться от злых сил; мой светящийся кинжал, чтобы освещать путь, и главное — моё благословение, которое будет хранить тебя в нелёгком пути.На языке Гвила вертелось много новых вопросов, главный из которых: откуда у отца волшебные вещи, но… Он только поблагодарил его за чудесные вещи и благословение.Гвил оседлал коня, наточил кинжал, последний раз посмотрел на свой старый дом в Сфере и отправился на север, горя страстным желанием познать мир.На старой барже он поплыл по реке Скаум, мечтая о богатстве знаний Хранителя, как вдруг из реки за бортом баржи вынырнул зловещий чёрный человек с сучковатой дубиной. Юноша начал отбиваться и не без труда столкнул его обратно в воду.Впереди возник гористый северный берег. Показались тёмные пирамидальные тополя и какие-то белые колонны. Баржа причалила к берегу. Гвил увидел селение с кривыми улочками. На одной из улочек он встретил одноглазого весельчака, который повёл его к прорицателю. Одинокое жилище колдуна было исписано каббалистическими знаками. Сам прорицатель оказался худым стариком с бронзовой кожей, красноватыми глазами и длинной седой бородой.— Могу ли я тебя кое о чем спросить? — отважно начал Гвил.— Я отвечаю на некоторые вопросы, — ответил тот, — двадцатикратно я буду отвечать трехстишиями на твоём языке; десять раз я отвечу наклоном головы; расскажу пять притч, которые как хочешь, так и понимай; а один раз я заговорю с тобой на незнакомом языке.— Во-первых, я хочу знать, много ли ты знаешь?— Я знаю все, — гордо заявил прорицатель, — секреты красного и чёрного, тайны добра и зла, чары великого Мотылька, язык рыб и птиц.— Где ж ты всему этому научился?Старик усмехнулся:— Когда из дальних странствий я вернулся в своё жилище, то решил углубиться в себя, хотя понимал, что таким образом постичь мир невозможно.— Зачем тебе держать все, что ты знаешь, про себя? — рискнул спросить Гвил. — Почему ты скрываешься в четырех стенах и ведёшь такое существование?Прорицатель рассвирепел, но сказал:— Продолжай! Я уже потратил впустую пятьдесят гран мудрости — у тебя никогда не было в кошельке столько меди. Если тебе нужны какие-то особенные знания, — весело хихикнул он, — то ищи Хранителя. — С этими словами он скрылся в хижине.Гвил нашёл пристанище на ночь, а утром отправился дальше на север. По ночам он защищал себя и коня волшебным плащом. Плащ верно укрывал их от злых сил, острых когтей, согревал в холодные ночи. Под ним они спокойно отдыхали, не боясь ни злых духов, ни зловещей темноты.Гвил упорно ехал вперёд.Багровое солнце грело все слабее, дни и ночи становились все холоднее.Но вот на горизонте показались скалы. Лес стал ниже и реже. Среди деревьев преобладали даобады с массивными стволами и тяжёлыми сучьями. Их стволы, блестящие, будто отполированные, были красновато-коричневого цвета. Тёмные листья, окутывающие дерево, делали крону похожей на огромный шар.На одной из лесных полян Гвил увидел деревушку из торфяных лачуг. Из жилищ вышли странные кричащие люди и окружили Гвила, с любопытством разглядывая его.Гвила они заинтересовали не меньше, но он молчал, пока к нему не подошёл предводитель — здоровенный косматый мужик в меховой шапке и плаще. От мужика так противно пахло, что Гвил отодвинулся.— Куда направляешься? — спросил атаман.— Мне нужно попасть в Музей Человека, — ответил Гвил, — не укажешь ли дорогу?Атаман кивнул на север, где виднелись горы.— Осконское ущелье — наиболее короткий и удобный путь, хотя там нет никаких дорог. Когда выедешь из ущелья, то попадёшь в неизвестную страну.Впрочем… туда все равно невозможно добраться.Эта новость не смутила Гвила.— Откуда ты знаешь, что дорога через Осконское ущелье ведёт к Музею?Атаман пожал плечами.— Так говаривали наши предки.Гвил резко повернулся к коню, который стал беспокойно всхрапывать. Ему бросилась в глаза изгородь, за которой копошились несколько человек, очень неуклюжих, восьми-девяти футов ростом. Их тела были обнажены, грязные жёлтые волосы спутаны, водянистые голубые глаза странно блестели, а восковые лица были грубы и тупы. Гвил увидел, как один из них начал жадно и шумно лакать какое-то мутное пойло.Юноша поинтересовался:— Что это за люди?Атамана удивила наивность Гвила:— Это же наши оусты, — и он жестом указал на коня Гвила, — никогда не видел такого странного оуста, как у тебя. Наши более покорны и менее злы. И при том у них очень вкусное мясо. — Подойдя ближе к коню Гвила, атаман стал внимательно разглядывать седло и попону, расшитую красными и жёлтыми цветами:— Какое великолепное покрывало. Мне бы хотелось подарить такое моим оустам.Гвил вежливо объяснил, почему он вынужден отказать, на что атаман обидчиво пожал плечами.Загудел рожок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...