ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вход вёл в ближайший монолит, дверь была из чёрного металла.Они подошли к ней, и Гвил легонько постучал в маленький гонг.Петли заскрипели, дверь раскрылась, и на них пахнуло холодом подземелья.В чёрном проёме невозможно было ничего различить.— Кто здесь? — крикнул Гвил.Тихий, дрожащий, как бы плачущий голос отозвался:— Идите вперёд. Вас ждут.Гвил напряжённо вглядывался в темноту, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть.— Дайте свет, нам ничего не видно.Еле слышно прошелестело в ответ:— Свет не нужен. Ваш путь согласован с мастером.— Ну уж, нет, — заявил Гвил, — мы хотим видеть лицо нашего хозяина. Ведь мы пришли по его приглашению, значит, мы его гости и нам нужен свет, чтобы войти в подземелье. Мы пришли за знаниями — значит, мы почётные гости.— Ах, знания, знания… — прошелестело в воздухе, — что станется с вами, если вы слишком много будете знать о разных странных вещах? О, вы утонете в потоке знаний.Гвил прервал этот стонущий глас:— Ты не Хранитель? Сотни миль я прошёл, чтобы поговорить с ним и расспросить его кое о чем.— Нет, я даже не хочу слышать это имя, он очень коварен.— Кто же ты?— Я никто и ничто. Я нечто абстрактное, тайна страха, испарения ужасов, голос умерших.— Ты говоришь как человек.— А почему бы и нет? Мой голос может раздаваться и в самых светлых и в самых тёмных закоулках человеческой души.— Ты не сделаешь нам ничего плохого? — тихо спросил Гвил.— Нет, нет, вы должны войти в темноту и отдохнуть.— Мы войдём, если будет свет.— В Музее Человека света не бывает.— В таком случае, — заявил Гвил, вынув свой светящийся кинжал, — я изменю процедуру встречи. Здесь будет свет!Разлился яркий свет, дух издал зловещий вопль и, став мерцающей лентой, растворился. В воздухе витало лишь несколько светящихся пылинок. Дух исчез.Шири, боясь шевельнуться, стояла, как загипнотизированная.— Зачем ты так? — спросила она, тяжело дыша.— Право, я сам не знаю, — ответил Гвил. — Я не хочу унижаться ни перед кем. Я верю в свою судьбу и не боюсь.Он стал поворачивать кинжал в стороны, и они рассмотрели дверь, вырезанную в скале. Впереди была темнота.Ступив за порог, Гвил встал на колени и прислушался.Кругом было тихо. Шири стояла позади Гвила, широко раскрыв испуганные глаза. Гвил, взглянув на неё, почувствовал, как у него сжалось сердце от жалости: маленькое, нежное, беззащитное существо стояло за ним.Опустив кинжал, он увидел лестницу, ведущую вниз, в темноту.Свет играл их тенями.— Ты боишься? — прошептала Шири.Гвил повернулся к ней:— Мы пришли в Музей Человека, и нельзя допустить, чтобы мешала всякая нечисть. Ты представляешь свой народ, я — свой… Надо быть готовыми к встрече с врагом. Если мы решили назло всему пойти вперёд, мы будем двигаться обдуманно. Я предлагаю идти смело вниз по лестнице, может, там мы найдём Хранителя.— Но зачем его искать?— Привидение уж чересчур настроено против него.— Ну что ж, пойдём, — решилась Шири. — Я готова.— Мы идём навстречу приключениям! — торжественно сказал Гвил. — Не нужно бояться, и привидения будут исчезать с нашего пути, а с ними — и ужас подземелья. Вперёд!Они стали спускаться. Лестница извивалась, то расширяясь, то сужаясь.Молодые люди, осторожно ступая, медленно следовали за ней. Их чёрные тени причудливо изгибались на стенах.Спуск закончился. Гвил и Шири очутились в помещении, похожем на верхнее.Перед ними была ещё одна дверь, на стенах висели латунные тарелки с непонятными письменами.Гвил толкнул дверь, в лицо ударил поток холодного воздуха. Вскоре сквозняк ослабел и наконец иссяк. Тогда Гвил распахнул дверь шире.— Эй, послушайте!Откуда-то издалека доносился прерывистый треск. Звук был такой, что у Гвила встали дыбом волосы. Он сжал потной рукой ладошку Шири. Тускло мерцал кинжал. Гвил и Шири вошли в проем. Все тот же неприятный звук эхом отдавался в большом зале, в котором они теперь стояли.Гвил посветил на дверь. Та была из какого-то упругого чёрного материала.Стены — из полированного камня.Осветив дальнюю стену, молодые люди увидели громоздкий ящик с медными выступами, а рядом — поднос с битым стеклом, на подносе была выгравирована замысловатая эмблема.Потом они разглядели и другие такие же ящики, тяжёлые и мрачные, стоявшие на одинаковом расстоянии друг от друга.Пробираясь дальше, путники заметили, что неприятный звук начал отдаляться. Они шли гуськом, в темноте, на ощупь.Стена закруглялась, за поворотом была дверь.Гвил заколебался. Пойти в этом направлении — значило приблизиться к месту, откуда шёл треск. В затруднении он обратился к Шири, но та только пожала плечами:— Не все ли равно, куда идти? Раньше или позже, но привидения нападут на нас.— Нет, пока у меня есть светящийся кинжал, они не посмеют расправиться с нами, — возразил Гвил. — Мы найдём Хранителя, может быть, он находится именно за этой дверью.Он нажал плечом на дверь, та легко отворилась. Заглянув за неё, Гвил вскрикнул от удивления: в глаза ему хлынул золотистый свет. Юноша шире раскрыл дверь, Шири крепко вцепилась в его руку.— Это Музей! — восхищённо воскликнул Гвил. — Кажется, здесь нам ничто не угрожает… Тот, кто живёт среди такой красоты, должен быть добрым…Свет лился из невидимого источника и, казалось, был соткан из мельчайших частиц, которые добавляли юноше и девушке силы.На полу лежал огромный ковёр, переливающийся всеми цветами радуги. Стены, отделанные драгоценными сортами дерева, были украшены резьбой и покрыты эмалью. На них висели гобелены, на которых были вытканы сценки из быта давно ушедших цивилизаций.Все это радовало и вселяло надежду.Ещё молодые люди обратили внимание на зеленые мерцающие диски, по которым пробегали красные и чёрные точки — и оживали прекрасные цветы, рождались сверкающие созвездия.Здесь были собраны самые поразительные сокровища, когда-либо созданные человечеством.Дверь бесшумно закрылась за ними. Каждой клеточкой своего существа Гвил и Шири чувствовали, как пред ними проходит вся история Земли.— Хранитель где-то близко, — прошептал Гвил. — Надо попытаться осторожно пройти в галерею.Напротив них было две двери, в одной из них торчал ключ. Гвил тихо постучал, но ответа не дождался.— Слишком таинственно. Может, не стоит рисковать? — Шири крепко держалась за его руку.Но они все же вышли в галерею.— Какое величие в этих сокровищах, оставленных предками, — прошептал Гвил. — Какие мастера исчезли во тьме веков! Какую чудесную память о себе оставили они… Сейчас ничего подобного уже не делают.Шири смотрела на него, как на чудо. Её глаза были прекрасны, и в душе Гвила рождалась любовь. Девушка почувствовала, что он дрожит, и шепнула:— Гвил, я твоя и всегда буду с тобой…
Галерея завернула за угол. И опять в темноте возник тот противный звук.Казалось, он идёт из дугообразного дверного проёма.Гвил решительно зашагал к этой двери, Шири последовала за ним. Они заглянули в комнату.Огромная, нечеловеческих размеров голова смотрела на них от стены. Подбородок её лежал на полу, волосы были небрежно закинуты назад.Гвил отшатнулся. После увиденной красоты его поразило это гротескное уродство. Лицо было грубым и безобразным. Кожа отливала каким-то металлическим блеском, глаза зло сверкали из-под зеленоватых складчатых век.Гвил обернулся к Шири:— Не кажется ли тебе, что здесь, в Музее, слишком много необычного?Глаза Шири были полны ужаса. Холодный пот струился по лицу. Дрожащими руками она схватила Гвила за плечо и потащила к выходу.— Гвил! — кричала она. — Пойдём скорее отсюда! — Её голос дрожал. — Скорее пойдём!Юноша удивился:— Что ты кричишь?— Здесь так страшно!— Но это же только картина, написанная человеком с больным воображением.— Она живая!— Да нет же.— Живая. — пролепетала Шири чуть слышно. — Сначала она посмотрела на меня, потом на тебя и зашевелилась. Тогда я потащила тебя.Гвил нежно взял девушку за руку и недоверчиво заглянул за дверь.— Ой… — выдохнул он.Лицо изменилось, его оцепенение исчезло. Глаза смотрели на Гвила осмысленно. Губы кривились, изо рта вырывалось шипение. Вдруг рот раскрылся, явив огромный серый язык, на котором копошились щупальца, покрытые слизью. Один из таких мерзких отростков выстрелил и жадно схватил Гвила за ногу.Гвил отпрыгнул, щупальце отпустило его. У Гвила от страха заболел живот, он выбежал в галерею. Щупальце потянулось к Шири, застывшей в углу.Глаза чудовищной головы блестели, вялый язык раздувался, выпуская все новые и новые побеги.Шири попыталась убежать, но споткнулась, глаза её закатились, на губах выступила пена.Ужасно закричав, Гвил выбежал вперёд и рубанул кинжалом по щупальцу, но, звякнув, кинжал отскочил, как от металла. Гвил зубами вцепился в склизкую плоть и притянул щупальце к своему колену.По лицу монстра пробежала дрожь, щупальца свернулись. Гвил схватил Шири, и они выбежали вон, оглядываясь через плечо, полные ужаса и отвращения.Рот головы закрылся, на морде появилась гримаса разочарования.Потом Гвил увидел, что из ноздри вырвался столб белого дыма, завихрясь, он превратился в длинную фигуру в белой мантии.У существа было вытянутое лицо с пустыми глазницами. Морщась от света и хныча, привидение, извиваясь, потекло в галерею, медленно и нерешительно.Гвил остолбенел. Его мозг лихорадочно работал, пытаясь понять, чего ещё можно ожидать. Может, стукнуть привидение кинжалом, и оно рассеется?— Держи! Держи! Держи! — раздался обиженный голос. — Держи! Держи! Держи! Мои чары и заклинания… недобрый день для Торсингала… Но твой дух вылетит из тела… Так говорю я! Иди, пока разрешаю… не злоупотребляй моим терпением. Таков приказ Ликурга из Торсингала. Убирайся!Привидение заколебалось и… остановилось в нерешительности, устремив пустые глазницы на старика, который хромая вышел в галерею.Ещё мгновение, и привидение шмыгнуло обратно в ноздрю храпящего чудища.Голова зашлёпала губами и зевнула, выпустив изо рта что-то похожее и непохожее на бледное пламя, которое накрыло старика. Из жезла, закреплённого над дверью, метнулся искрящийся диск и разрезал языки пламени — оно исчезло в пасти монстра, но ему на смену вытекло что-то чёрное, превратилось в вихрь и поглотило искры.Наступила мёртвая тишина.Первым нарушил её старик:— О, исчадие ада, ты хотело навредить мне, но мой верный жезл разрушил твоё колдовство. Скоро ты превратишься в ничто. Почему бы тебе не убраться в Джелдред?Огромный рот чудовища открылся, похожий на серую пещеру, глаза гневно засверкали. Голова истошно закричала. Такого жуткого вопля Гвил никогда не слышал. Из жезла вылетела серебряная стрела, она с огромной скоростью ударила монстра. Раздался взрыв, лицо исказилось от боли, нос растёкся бесформенной серой массой. Голова извивалась, как морская звезда, все больше увеличиваясь.Старик произнёс:— Вы видели, как был повержен мой враг. И не помешали старому Керлину исполнить свой долг. Вы чистосердечны, но равнодушны к добру и злу.Впрочем, хватит, жезл!Голова вздохнула, её веки поползли вверх. Керлин — Хранитель пронзительно расхохотался и повернулся к молодым людям, которые стояли в дверном проёме, прижавшись друг к другу.— Что это значит? Почему вы стоите? Ведь часы учёбы закончились. — Старик погрозил пальцем. — Музей не место для бездельников. Идите домой в Торсингал, в следующий раз будете проворнее и не станете нарушать установленный порядок… — Он замолчал, бросив гневный взгляд через плечо:— День закончился скверно; Ночной Хранитель Ключа опаздывает… Конечно, я подожду этого лентяя, но сообщу Ликургату… Пожалуй, пойду к себе, отдохну, здесь не место старику. Не задерживайте меня, уходите! — и, жестом показав Гвилу и Шири на дверь, он пошёл сам.Гвил обратился к уходившему:— Мой господин, мне очень нужно поговорить с вами!Старик остановился и посмотрел на юношу.— Ну что ещё? Разве день не кончен? Вы нарушаете порядок, а этого никак нельзя допустить. Приходите ко мне завтра, и я выслушаю вас. А сейчас уходите.Гвил опешил.— Господин Хранитель, — легонько прикоснулась к нему Шири. — мы рады бы вас не беспокоить, но нам некуда идти.Керлин равнодушно посмотрел на неё:— Некуда идти? Что за чушь? Идите домой или в пубесцентарий, или в темпль, или в гостиницу. Ведь Музей не таверна.— Мой господин! — отчаянно крикнул Гвил. — Выслушайте меня. Мы здесь по воле случая.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...