ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но она научилась сдерживать дикий гнев, который вызывал в ней окружающий мир, её желание убивать уменьшилось, а лицо стало менее напряжённым.Так бродили они, погруженные каждый в свои мысли, наблюдали печальное великолепие заката, и видели, как на небе расцветают безмолвные белые звезды.— Разве звезды не прекрасны? — шептал Этарр из-под своего чёрного капюшона.А Т'саис, находившая в солнечном закате только тоску и видевшая в звёздах лишь бессмысленный узор маленьких искорок, ничего не могла ему ответить.— Двух более несчастных людей нет на свете, — вздыхала она.Этарр ничего не отвечал. Они шли молча. Неожиданно он схватил её за руку и потянул в заросли утесника. Три большие тени, хлопая крыльями, пронеслись по небу.— Пелгрейны!Твари пролетели над самой головой — химеры с крыльями, скрипящими, как ржавые оконные петли. Т'саис мельком увидела жёсткое кожистое тело, большой клюв в форме топора, жестокие глаза на сморщенной морде. Она прижалась к Этарру. Пелгрейны скрылись в лесу.Этарр хрипло рассмеялся.— Тебя испугал вид пелгрейнов. Но моя внешность заставила бы самих пелгрейнов бежать.На следующее утро он опять повёл её в лес, и она нашла деревья, напомнившие ей Эмбелион. Они рано вернулись домой, и Этарр занялся своими книгами.— Я не волшебник, — с сожалением сказал он ей. — Я знаю лишь несколько простейших заклинаний. Но иногда я использую магию, и она поможет мне спастись от опасности сегодня ночью.— Сегодня ночью? — рассеянно переспросила.— Сегодня ночь Чёрного Шабаша, и я должен отыскать Джаванну.— Я пойду с тобой, — сказала Т'саис. — Хочу увидеть Чёрный Шабаш и Джаванну.Этарр уверял, что вид и звуки Шабаша ужаснут её и приведут в смятение её мозг. Но Т'саис настаивала, и в конце концов Этарр согласился взять её с собой, когда через два часа после захода солнца он направился в сторону утёсов.Через заросли вереска, через скальные выступы отыскивал Этарр путь во тьме, и стройная тень Т'саис следовала за ним. Крутой откос лежал у них на пути. Через чёрную щель они вышли на длинную каменную лестницу, вырубленную в скалах в незапамятные времена; по этой лестнице они поднялись на верх утёса, и Модавна Мур остался лежать внизу чёрным океаном.Этарр жестом призвал Т'саис к тишине. Они бесшумно прокрались между двумя скалами, рассматривая собравшихся внизу.Они стояли над амфитеатром, освещённым двумя большими кострами. В центре возвышался каменный помост. У костров вокруг помоста раскачивались два десятка фигур, одетых в серые монашеские рясы. Лица их скрывали капюшоны.Т'саис стало холодно. Она взглянула на Этарра.— Даже в этом есть красота, — прошептал он. — Дикая и причудливая, но способная околдовать мозг. — Т'саис со смутным пониманием снова посмотрела вниз.Все больше и больше одетых в рясы фигур раскачивалось у костров; Т'саис не видела, откуда они появляются. Очевидно, праздник только что начался, и участники его располагались, готовясь к таинству. Они скакали, перемешивались, сплетались и расплетались. Вскоре послышалось приглушённое пение.Раскачивание и жестикуляция становились все более яростными, фигуры в рясах все теснее толпились у помоста. И вдруг одна из них выпрыгнула на помост и скинула рясу — ведьма средних лет с приземистым нагим телом и широким лицом. Глаза её сверкали в экстазе, крупные черты лица непрерывно двигались в идиотском возбуждении. Рот открыт, язык свешивается, жёсткие чёрные волосы, подобные кусту утесника, ниспадают по обе стороны головы, когда она трясёт ею. В свете костров ведьма танцует сладострастный похотливый танец, лукаво поглядывая на собравшихся. Пение прыгающих взметнулось диким хором, над головами появились тёмные фигуры и заскользили вниз со злобной уверенностью.Все в толпе начали сбрасывать рясы, и обнажилось множество мужчин и женщин, старых и молодых: огненно-рыжие ведьмы с Кобальтовых гор, лесные колдуны Асколайса, седобородые волшебники из Заброшенных земель, сопровождаемые маленькими дьяволицами-суккубами. Одетый в великолепные шелка принц Датул Омает из Кансапара — Города Павших Колонн с берега Мелантинского залива. Чешуйчатое существо с глазами на стебельках — человекоящер из пустынь Южного Олмери. А эти никогда не расстающиеся девушки — сапониды, почти исчезнувшая раса из тундр севера. Стройные темноглазые некрофаги из земли Падающей Стены. Ведьма с мечтательным взором и голубыми волосами — она живёт на мысе Печальных Воспоминаний и ночами ждёт на берегу тех, кто выходит из моря.Обнажённая ведьма с отвисшими грудями танцевала, а собравшиеся, все более возбуждаясь, вздымали руки, изгибались, жестами изображая все зло и все извращения, какие только могли себе вообразить.Бесновались все, кроме одной спокойной фигуры, по-прежнему одетой в рясу и с удивительной грацией медленно двигавшейся через вакханалию. Вот она вышла на помост, ряса соскользнула с неё, и Т'саис увидела Джаванну в полупрозрачном облегающем платье, собранном у талии, свежую и целомудренную, как солёные морские брызги. Сверкающие рыжие волосы водопадом спускались на плечи, их завитки парили над грудями. Большие серые глаза ведьмы были скромны, земляничный рот полураскрыт. Она молча смотрела на толпу. Все кричали, теснились друг к другу, и Джаванна с обдуманной дразнящей неторопливостью начала двигаться.Джаванна танцевала. Она поднимала и опускала руки, извивалась всем телом… Джаванна танцевала, и лицо её светилось безрассудной страстью.Сверху опустилась туманная тень, прекрасное и зловещее создание соединилось с Джаванной в фантастическом объятии. Толпа внизу кричала, прыгала, каталась, сплеталась и расплеталась.Со скалы смотрела Т'саис, мозг её напряжённо работал. Но — странный парадокс — зрелище и звуки очаровали её, проникли в глубину души, сквозь порок её мозга, разбудив тёмные струны, спящие в каждом человеке. Этарр смотрел на неё, его глаза горели голубым огнём, а она смотрела на него, раздираемая противоречивыми чувствами. Он мигнул и отвернулся; Т'саис снова засмотрелась на оргию внизу — наркотический сон, дикое торжество плоти при свете костров. Шабаш окружала пространственная дымка, аура, свитая из многочисленных пороков. Демоны слетали вниз, как птицы, и присоединялись к общему безумию. Т'саис видела их отвратительные лица, и её мозг пылал, пока она не почувствовала, что вот-вот закричит и умрёт, — злобные глаза, разбухшие щеки, дёргающиеся тела, чёрные лица с крючковатыми носами, дёрганье, прыганье, ползание порождений демонских земель. У одного нос был как трижды сложенный белый червь, рот — разлагающаяся язва, муравьиные челюсти и чёрный уродливый лоб; в целом существо вызывало тошноту и ужас. Этарр указал на него Т'саис.— Вот это, — сказал он приглушённым голосом, — двойник того лица, что под моим капюшоном.И Т'саис, глядя на чёрный покров Этарра, отшатнулась.Он горько рассмеялся… Через мгновение Т'саис коснулась его руки.— Этарр…Он повернулся к ней.— Да.— Мой мозг болен. Я ненавижу все вокруг, не могу контролировать свои страхи. Но все, кроме мозга, — кровь, тело, душа — это все во мне любит тебя, даже такого, каков ты под маской.Этарр смотрел на неё с неистовым напряжением.— Как можешь ты любить то, что ненавидишь?— Я ненавижу тебя той же ненавистью, что и весь мир. Я люблю тебя, и эти чувства не вызывает во мне противоречия.Этарр отвернулся.— Мы странная пара.Суматоха, стонущее соитие плоти и псевдоплоти затихли. На помосте появился рослый человек в высокой конической чёрной шапке. Он, запрокинув голову, начал выкрикивать в небо заклятия, чертя руками в воздухе руны.И высоко над ним начала формироваться гигантская призрачная фигура, громадная, выше самых больших деревьев, выше неба. Постепенно она становилась все отчётливее, зеленые волны тумана сходились и расходились, и вскоре её очертания стали ясно видны — колеблющаяся фигура женщины, прекрасной, строгой и величественной. Фигура стала устойчивее, засветилась неземным зеленоватым свечением. У неё были золотистые волосы, убранные в старинную причёску, одежда тоже была из глубокой древности.Волшебник, вызвавший её, возбуждённо завопил, стал выкрикивать ядовитые насмешки, разносившиеся над утёсами.— Она живая! — прошептала Т'саис. — Она движется. Кто это?— Этодея, богиня милосердия, из того времени, когда солнце было ещё жёлтым.Волшебник вскинул руки, и огненная пурпурная стрела пронеслась по небу и ударила в туманную зеленоватую фигуру. Спокойное лицо исказилось от боли. Наблюдающие за представлением демоны, ведьмы и некрофаги радостно завопили. Колдун на помосте снова поднял руки, и пурпурные огненные стрелы обрушились на пленённую богиню. Ужасно было слышать вопли и крики у костров.И тут послышался прозрачный ясный звук охотничьего рога, прорезавший бешеную сумятицу. Веселье мгновенно стихло.Звук, музыкальный, чёткий, прозвучал вновь. Он был совершенно чужд происходящему. И вот на утёсы, как прибой, налетела группа людей, одетых в зеленое и движущихся с фанатической решимостью.— Валдаран! — закричал волшебник на помосте, а зелёная фигура Этодеи заколебалась и исчезла.Паника охватила амфитеатр. Послышались хриплые крики, тела смешивались, демоны облаком неясных теней вздымались вверх. Несколько колдунов, сохранивших самообладание, бросали в наступавших горсти пламени, заклятия уничтожения и неподвижности, но тех окружала мощная противомагия, и нападавшие невредимыми ворвались в амфитеатр. Их мечи вздымались и падали, рубили, кололи, резали без удержу и милосердия.— Зелёный легион Валдарана Справедливого, — прошептал Этарр. — Посмотри, вот и он сам. — И он указал на чёрную фигуру на вершине одного из утёсов, с жестоким удовлетворением следящую за происходящим.Демоны не спаслись. Когда они начали пониматься в ночное небо, на них из темноты набросились большие птицы, выпущенные людьми в зеленом. Птицы несли трубы, из которых извергалось ослепительное пламя, и демоны, которых оно касалось, издавая ужасные крики, падали на землю и взрывались облаками чёрной пыли.Несколько колдунов спаслись среди утёсов, они спрятались в тени. Т'саис и Этарр слышали под собой их тяжёлое дыхание. Наверх отчаянно карабкалась та, кого искал Этарр, — Джаванна. Её рыжие волосы вились по ветру.Этарр прыгнул, схватил её и сжал сильными руками.— Пошли, — бросил он Т'саис и, таща извивающуюся Джаванну, заторопился сквозь мрак.Наконец они оказались внизу на болотах. Шум битвы стих в отдалении.Этарр поставил женщину на ноги и отнял ладонь от её рта. Ведьма впервые увидела того, кто её поймал. Лицо её стало спокойнее, на нем появилась лёгкая улыбка. Джаванна пригладила свои длинные рыжие волосы, разбросав локоны по плечам и все время разглядывая Этарра. Подошла Т'саис. Джаванна бросила на неё оценивающий взгляд и рассмеялась.— Итак, Этарр, ты не сохранил мне верность: у тебя новая любовница.— Тебе нет дела до неё, — ответил Этарр.— Отошли девку, — сказала Джаванна, — и я снова полюблю тебя. Помнишь, как мы впервые поцеловались под тополями, на террасе твоей виллы?Этарр коротко резко рассмеялся.— Мне нужно от тебя только одно — моё лицо.А Джаванна насмехалась:— Твоё лицо? А чем тебе не нравится то, которое на тебе? Оно тебе больше подходит; и в любом случае твоё прежнее лицо погибло.— Погибло? Как это?— Тот, у которого оно было, сгорел сегодня в огне Зеленого легиона.Этарр оглянулся на утёсы.— Так что теперь твоя внешность превратилась в пыль, в чёрный пепел, — продолжала Джаванна.Этарр в слепом гневе ударил её по прекрасному бесстыдному лицу. Джаванна быстро шагнула назад.— Осторожнее, Этарр, или я использую против тебя магию, и твоё тело станет тогда соответствовать лицу.Этарр взял себя в руки и отступил, глаза его горели.— У меня тоже есть магия, но даже без её помощи, одним кулаком я заставлю тебя замолчать при первых же звуках твоего заклятия.— Посмотрим, — воскликнула Джаванна, отбегая. — Моё заклятие удивительно короткое. — Этарр прыгнул, а она произнесла заклятие. И Этарр на середине прыжка остановился, руки его безжизненно повисли, он стал безвольным существом, всю его волю отобрала магия.Но Джаванна стояла точно в такой же позе, её серые глаза тупо смотрели вперёд. Только Т'саис оставалась свободной — потому что на ней была руна Панделума, которая обращала магию против того, кто применил её.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...