ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



«Вильямс Ч. Парусиновый саван»: Центрполиграф; М.; 2000
ISBN 5-227-00832-9
Аннотация
Владельца яхты Стюарта Роджерса вызвали в полицию и предъявили ему для опознания изуродованный труп его помощника Кифера. Во время последнего плавания Роджерс и Кифер похоронили в море матроса Бэкстера, завернув его тело в парус. Неужели две смерти связаны между собой неразрывной нитью? Роджерс желает это выяснить самостоятельно…
Чарльз ВИЛЬЯМС
ПАРУСИНОВЫЙ САВАН
Глава 1
В субботу утром, в одиннадцать примерно, я висел в веревочной люльке на грот-мачте своего «Топаза». Неожиданно к докам, где стоял мой парусник, подъехала полицейская машина. По субботам здесь обычно пусто. Кроме меня да еще охранника у въездных ворот доков, кругом ни души. Машина встала у пирса, где я пришвартовался. Из нее вышли двое. Я окинул их безразличным взглядом, продолжая заниматься своим делом: зачищал наждачной бумагой мачту, которую хотел заново покрыть лаком. Мне подумалось, что полицию интересует жизнерадостный красавчик с яхты «Лейла М.», что промышлял ловлей креветок. Его яхта стояла неподалеку от моей.
В небе ослепительно сверкало солнце. Полицейские пошли по пирсу и вдруг остановились у моей лодки, внимательно вглядываясь в меня. На них были легкие летние костюмы и мягкие соломенные шляпы, но все равно они уже здорово взмокли от пота.
— Вы Роджерс? — спросил один из полицейских, мужчина средних лет с пунцовой квадратной физиономией и невыразительными серыми глазами. — Вы Стюарт Роджерс? — повторил он.
— Да, — отозвался я. — Чем могу служить?
— Мы из полиции. Нам надо с вами потолковать.
— Давайте.
— Спускайтесь сюда.
Я пожал плечами, свернул наждачную бумагу и сунул ее в карман своих рабочих штанов. Затем ослабил веревочный узел, отпустил канат и спланировал на палубу, взмокший и грязный: работка была не из приятных. Я вытер лицо носовым платком, но это мало что изменило. Я спрыгнул на пирс, достал пачку сигарет и сунул одну в рот. Предложил полицейским, но те отказались.
— Моя фамилия Уиллетс, — представился старший. — А это мой напарник Джо Рамирес.
Рамирес кивнул. Это был молодой человек с правильными чертами лица и необыкновенно красивыми голубыми глазами. Он с восхищением разглядывал “Топаз”.
— У вас отличная шхуна, — заметил он. “Не шхуна, а кеч”, — хотел было уточнить я, но передумал: это было ни к чему.
— Спасибо, — сказал я. — Зачем я вам понадобился?
— Вы знаете человека по имени Кифер? — спросил Уиллетс.
— Знаю. — Я щелкнул зажигалкой и улыбнулся. — Он снова что-то натворил?
Мой вопрос Уиллетс пропустил мимо ушей.
— И давно его знаете?
— Три недели примерно, — ответил я и кивнул на “Топаз”. — Он помогал мне перегнать кеч из Панамы сюда.
— Опишите его.
— Лет тридцать восемь. Волосы черные, глаза голубые. Рост примерно пять футов десять дюймов. Вес — сто шестьдесят — сто семьдесят фунтов. На передних зубах коронка. На правой руке татуировка: сердце, а внутри — имя девицы. Не то Дорин, не то Чарлин. Что-то вроде этого. А почему он вас интересует?
Пожалуй, моя информация не очень их взволновала. По их лицам невозможно было о чем-либо догадаться.
— Когда вы видели его в последний раз?
— Наверное, дня два назад.
— Наверное? Вы не совсем в этом уверены? Я разозлился, но решил не показывать вида. Ссориться с полицией — себе дороже!
— Я, конечно, не заносил нашу встречу в судовой журнал, — сухо сказал я, — но постараюсь вспомнить. Сегодня суббота.., значит, я видел его скорее всего в четверг вечером. Ближе к полуночи.
Детективы переглянулись.
— Прошу вас пройти с нами, — сказал Уиллетс.
— С какой стати?
— Во-первых, для опознания…
— Опознания?
— Сегодня утром патрульный катер подобрал утопленника — возле седьмого причала. Сдается, это был ваш друг Кифер, и мы хотели бы в этом убедиться.
Я смотрел на полицейского широко раскрытыми глазами.
— Он что же, утонул?
— Нет, — резко ответил Уиллетс. — Его прикончили.
"Да ну!” — чуть не вскрикнул я. Водная гладь залива, спокойная и безмятежная, сияла на солнце, словно расплавленная стеклянная масса. И лишь на выходе из залива расходились мягкие волны от тяжело груженного танкера, который уходил в море от причала нефтеперегонного завода. Бог свидетель, Кифер был далеко не ангел. Симпатий он у меня не вызывал, но… Как же трудно разобраться в человеке.
— Пошли, — сказал Уиллетс. — Вам нужно переодеться?
— Да.
Я швырнул сигарету в воду и снова поднялся на “Топаз”. Детективы шли рядом по пирсу, но чуть ниже меня. Я нырнул в каюту на баке и вытащил из ящика под койкой чистую одежду и полотенце. Полицейские не спускали с меня глаз. Когда я взбежал по трапу, Уиллетс спросил:
— У вас что, нет душа?
— На борту сейчас ни капли воды, — ответил я. — Приходится мыться возле доков.
— Ясно.
Полицейские следовали за мной по раскаленному солнцем пирсу.
— Ждем вас в машине, — сказал Уиллетс. Душевая находилась в небольшом помещении возле механической мастерской, за которой был выход на морской простор. Я разделся и принял душ. Неужели человек, о котором они говорили, в самом деле Кифер? Впрочем, он сильно пил и мог попасть в любую переделку. Но зачем было убивать его да еще бросать в воду? Денег у него не водилось, разве что несколько жалких долларов. Вполне вероятно, что утопленник вовсе и не Кифер.
Я вытерся, натянул выцветшие, застиранные брюки, надел белую тенниску и кроссовки. Затем застегнул на руке часы, рассовал по карманам бумажник, сигареты и зажигалку. Рабочие штаны отнес на “Топаз” и, уходя, запер дверь трюма на висячий замок.
…Рамирес тронул машину. Когда мы выезжали из ворот, пожилой охранник поднял голову от журнала, который он читал, и с любопытством на нас взглянул.
Уиллетс, сидевший впереди, обернулся ко мне и спросил:
— Так вы говорите, познакомились с Кифером в Панаме?
Я кивнул, прикуривая сигарету от зажигалки.
— В Кристобале он опоздал на судно, на котором служил матросом. А когда узнал, что я направляюсь в Штаты, попросился ко мне на “Топаз”.
— Почему он не полетел самолетом?
— Он был на мели.
— Как это?
— Денег на билет не было.
— Сколько вы ему заплатили?
— Сто долларов. А что?
Уиллетс не ответил. Машина переехала железнодорожные пути и углубилась в лабиринт примыкавших к порту улочек с множеством складов и промышленных предприятий.
— Все же я не понимаю, — заговорил я. — Неужели в одежде утопленника не было никаких документов?
— Никаких.
— Так почему вы думаете, что это Кифер?
— Есть причины, — коротко ответил Уиллетс. — Он здешний?
— Не думаю, — сказал я. — Он говорил, что ушел в плавание из Филадельфии.
— Что вы еще о нем знаете?
— Он заправский моряк. Матрос первого класса. Его полное имя — Фрэнсис Л. Кифер, но для всех он был просто Блэки. Девиз его:
"Бери от жизни все, что можешь”. Он рассказывал, что у него и раньше бывали неприятности с профсоюзом моряков из-за опозданий. В тот раз его грузовое каботажное судно шло в Сан-Педро. В Кристобале Кифер сошел на берег и попал по пьянке в какую-то передрягу. В результате очутился в тюрьме, на панамском берегу, в городе Колон. И судно ушло без него.
— И он решил наняться к вам?
— Да, так оно и было.
— Странно, вы не находите? Ведь моряки торгового флота, как правило, не ходят на посудинах вроде вашей. Верно?
— Конечно. Но мне кажется, тут другое дело. Кифер застрял на берегу без единого цента в кармане, вообще без ничего, кроме одежды, которая была на нем. Я дал ему двадцать долларов аванса, чтобы он купил себе рабочие брюки и все необходимое для предстоящего перехода.
— Значит, на “Топазе” вас было всего трое? Вы, Кифер и тот человек, который умер в море? Как его звали?
— Бэкстер, — ответил я.
— Он тоже был моряком торгового флота?
— Нет. Он где-то служил, кажется бухгалтером. Впрочем, это всего лишь моя догадка.
— Неужели он не рассказывал, чем занимается?
— Нет, он в основном помалкивал. Честно говоря, в море он оказался намного полезнее Кифера, хотя и не был профессиональным моряком.
— Вы не ссорились с Кифером?
— Нет.
Полицейский впился в меня своими блеклыми, цвета серого мрамора глазами. Лицо его при этом оставалось бесстрастным.
— И между вами не было ни одной стычки?.. В газетах писали, что плавание проходило не так уж гладко.
— Мы же были не на морской прогулке, — возразил я.
— Не было между вами драки или чего-нибудь в этом роде?
— Нет. Правда, однажды я его выругал за то, что по его вине на грот-мачте лопнул парус. Но драки не было. Он знал, что такое может случиться.., с парусом.
Рамирес на несколько секунд притормозил перед светофором, затем свернул к центру города, лавируя между машинами.
— Так что произошло с парусом?
— Нужно уметь управляться с оснасткой. Кифер свалял дурака, вот парус и лопнул. Это случилось сразу после смерти Бэкстера. Я был взвинчен, вот и выругал Кифера.
— После прихода сюда вы с ним больше не встречались?
— Нет. После того как он получил расчет, мы с ним не сталкивались. Кроме одной короткой встречи в баре.
Машина замедлила ход и спустилась по пандусу в подземный гараж, отдаленно напоминавший пещеру. Там стояло несколько патрульных автомобилей и машина “Скорой помощи”. Рамирес встал на месте, обозначенном каким-то номером, и мы вышли. У противоположной стены гаража находилась дверь лифта, от него начинался полутемный коридор. Уиллетс пошел по этому коридору, мы двинулись за ним. У двери справа он остановился, и мы вошли в невзрачное помещение с бетонными стенами, покрытыми побелкой. Под потолком горела голая лампочка. По обе стороны в стенах располагались ниши — временное прибежище неопознанных и невостребованных трупов, без которых не обходится ни один современный город. В дальнем конце помещения лестница вела наверх. Возле нее стояли три белые эмалированные каталки на колесах. Тут же сидел за столом пожилой человек в белом халате. При виде полицейских он поднялся и по дошел к нам, держа в руке пачку бумаг, схваченных большим зажимом.
— Четвертый номер, — сказал Уиллетс. Старик подошел к указанной нише и потянул за рукоятку. Из стены выкатились носилки на роликах с мертвым телом под простыней. Рамирес взялся за простыню и взглянул на меня.
— Если вы успели позавтракать, постарайтесь не реагировать на то, что сейчас увидите.
И он поднял край простыни. У меня перехватило дыхание. В тишине мертвецкой было слышно, как что-то булькает у меня в горле. Да, зрелище не из приятных… Я ощутил приступ тошноты, но постарался удержать его. Усилием воли заставил себя еще раз взглянуть на утопленника. Точно, это был Блэки. Никаких колебаний у меня не было, несмотря на его изувеченное лицо. Крови не было — ее давно смыла морская вода. От этого, однако, зрелище не становилось менее ужасным: с Кифером расправились зверски.
— Ну? — произнес Уиллетс своим невыразительным, бесстрастным голосом. — Это Кифер?
Я кивнул.
— А где татуировка?
Рамирес сильнее потянул на себя простыню. Обнаженное тело целиком открылось нашим взорам. На одном из предплечий виднелись очертания сердца, каким его изображают в День святого Валентина. Контур его был нанесен синим красителем. Внутри него красными косыми буквами было выведено имя:
Дарлин. Все сомнения отпали. Я отвернулся. Мне вдруг вспомнился порывистый ветер, дождь, палуба “Топаза”, уходящая из-под ног. Тогда-то я и схватил Кифера за грудки и крыл его последними словами… Теперь мне хотелось просить у него прощения. Лучше бы этого вообще не было.
— Значит, сомнений нет? — спросил Уиллетс. — Это действительно тот самый человек, который пришел с вами из Панамы?
— Да, никаких сомнений, — подтвердил я. — Это Кифер.
— Ладно, пошли наверх.
Мы поднялись в крохотную каморку с затхлым, спертым воздухом на четвертом этаже. В окошко с грязными стеклами виднелась часть крыши соседнего здания, устланная раскалившимся на солнце гравием. В комнатушке стояли стальные шкафы, стол с пятнами от горячего пепла сигарет и несколько стульев с прямыми спинками.
Уиллетс кивнул Рамиресу:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

загрузка...