ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Должна же эта чертова машина иметь какое-то назначение. Да, она пожирала землю, но материю уничтожить невозможно, ее можно только преобразовать.Земля входила в машину, а на выходе не было ничего.Ничего видимого.Свободная энергия?Она невидима, но ее можно обнаружить приборами.Вольтметром, амперметром, электроскопом…Гэллегер еще раз включил машину. Ее пение было довольно громким, но в дверь никто не позвонил, а вскоре Гэллегер вновь поставил переключатель в нейтральное положение. Он так ничего и не узнал.Позвонил Эрни, ему удалось добыть нужную информацию.— Это было нелегко, пришлось воспользоваться несколькими хитрыми приемами. Но я узнал, почему акции «Любых Заданий» падают.— Слава богу. Выкладывай.— Понимаешь, «Задания» — это как бы крупная биржа заказов. Они нанимают подрядчиков для разных дел. В данном случае это большое административное здание, которое должно быть построено в центре Манхеттена. Вот только строительная фирма не может начать работу. Речь идет о больших деньгах, и пошли слухи, здорово навредившие акциям «Заданий».— Валяй дальше.— На всякий случай, — продолжал Эрни, — я собрал все, что смог. За этот заказ дрались две фирмы.— Какие именно?— «Аякс» и кто-то по фамилии…— Случайно, не Смит?— Почти, — подтвердил Эрни. — Таддеус Смейт. Пишется С-м-е-й-т.Долгая тишина.— Смейт, — повторил наконец Гэллегер. — Вот почему она не могла… Что? Нет, ничего. Я должен был догадаться.Когда он спросил Каффа, пишется ли фамилия Толстячка через «е» или «и», тот ответил, что через обе буквы. Смейт. Ха-ха!— Заказ получил Смейт, — продолжал Эрни. — Он обошел «Аякс», однако у того оказалась волосатая лапа на самом верху. Они нашли какого-то советника, который устроил бучу, ссылаясь на старый муниципальный устав, и остановил Смейта. Парень ничего не может сделать.— Почему?— Потому, что устав запрещает ему блокировать, движение на Манхеттене. Это касается и воздушного движения. Клиент Смейта или, точнее, клиент «Любых Заданий» выкупил недавно участок, но права на воздушное движение над ним на девяносто девять лет принадлежат «Трансуорлд Страто». Ангары стратопланов находятся рядом с этим участком, а ты прекрасно знаешь, что стратопланы вертикально не стартуют. Они какое-то время летят по прямой, и взлетный коридор проходит точно над этим участком. С арендой все в порядке — девяносто девять лет линии «Трансуорлд Страто» имеют право использовать воздух над этим участком на высоте свыше пятнадцати метров от поверхности земли. Гэллегер задумчиво смотрел на Эрни.— Тогда как же Смейт собирался поставить там здание?— Новый владелец имеет право на пространство с пятнадцати метров над поверхностью земли до центра планеты. Понимаешь? Большое восьмидесятиэтажное здание, у которого большинство этажей под поверхностью земли. Так уже кто-то делал, но Смейту мешают политики. Если Смейт не сможет выполнить условия контракта, работу получит «Аякс», а он идет рука об руку с тем советником.— Да, с Максом Каффом, — сказал Гэллегер. — Я уже с ним познакомился. Но… что это за устав, о котором ты упоминал?— Старый, но по-прежнему действующий. Нельзя мешать дорожному движению и препятствовать воздушному.— Ну и что?— Если копать яму под восемьдесят этажей, — объяснил Эрни, — придется извлечь массу земли и камней. Как вывезти все это, не мешая движению? Я даже не возьмусь рассчитать, сколько это будет тонн.— Понимаю… — тихо произнес Гэллегер.— Вот и все дело. Смейт получил контракт, но оказался в тупике. Он не может избавиться от земли, а вскоре «Аякс» получит заказ в свои руки и как-нибудь добьется разрешения на вывоз земли.— Как он это сделает, если Смейт не может?— Ты забываешь о советнике. Так вот, несколько недель назад в том районе закрыли несколько улиц для ремонта и устроили объезд у самого строительного участка. Движение там дикое, и самосвалы с землей забили бы все до предела. Разумеется, объезд этот временный… — Эрни коротко рассмеялся, — до тех пор, пока Смейт не откажется от контракта. Тогда объезд исчезнет, и «Аякс» сможет получить нужное разрешение.— Гм, — Гэллегер оглянулся через плечо на машину. — Возможно, есть способ…В дверь позвонили. Нарцисс вопросительно взглянул на хозяина.— Окажи мне еще одну услугу, Эрни. — сказал Гэллегер. — Доставь мне сюда Смейта.— Хорошо, я позвоню ему.— Его видеофон прослушивают, лучше не рисковать. Ты не мог бы заехать к нему и привезти его сюда?Эрни вздохнул.— Тяжкий у меня хлеб. Ну, хорошо.Экран погас. Гэллегер наконец обратил внимание на звонок и кивнул роботу.— Посмотри, кто там. Сомневаюсь, чтобы Кафф попробовал еще какой-нибудь фокус, но… в общем, посмотри. Я покуда спрячусь в шкаф.Он стоял в темноте, ожидая, напрягая слух и думая. Проблема Смейта была решена. Машина пожирала землю. Это был единственный эффективный способ избавления от вынутой земли, если не хотелось рисковать и устраивать водородный взрыв.Восемьсот кредитов аванса за устройство или метод, позволяющий удалить достаточно земли, чтобы получить котлован для постройки подземного здания.Что ж, возможно. Но куда же все-таки девалась вся эта земля?Вернулся Нарцисс и открыл дверь шкафа.— Пришел командор Джон Уолл. Он звонил из Вашингтона, помнишь?— Джон Уолл?Дж.У. — полторы тысячи кредитов! Третий клиент!— Впусти его! — приказал Гэллегер. — Быстро! Он один?— Да.— Ну, быстрее же!Нарцисс ушел и вернулся с хорошо сложенным седовласым мужчиной в мундире космической полиции. Уолл скупо улыбнулся Гэллегеру, его взгляд остановился на машине у окна. — Это она?— Добрый день, командор, — сказал Гэллегер. — Я… я почти уверен, что это она. Но сначала хотел бы обсудить с вами некоторые детали.Уолл нахмурился.— Деньги? Вряд ли вы будете шантажировать правительство. А может, я вас неверно оценил? Пятидесяти тысяч кредитов должно хватить вам на какое-то время. — Лицо его прояснилось. — Вы уже получили чек на полторы тысячи, и я могу выписать вам остальные, как только вы продемонстрируете мне ее в действии.— Пятьдесят ты… — Гэллегер глубоко вздохнул. — Нет, дело, конечно, не в этом. Я просто хотел убедиться, что выполнил условия договора. Хочу быть уверен, что учел все пожелания.Если бы только он мог узнать, что заказал Уолл! Может, тоже машину, пожирающую землю…Надежды на это почти не было, но узнать все-таки следовало. Гэллегер жестом пригласил командора садиться.— Но мы уже все детально обсудили…— Лучше проверить еще раз, — настаивал Гэллегер. — Нарцисс, налей выпить господину командору.— Спасибо, не нужно.— Кофе?— Буду весьма обязан. Итак, как я уже говорил вам несколько недель назад, нам требуется гибкий элемент ручного управления космическим кораблем, удовлетворяющий требованиям эластичности и сопротивления растяжению.«Ого», — подумал Гэллегер.Уолл наклонился вперед, глаза его заблестели.— Космический корабль громоздок и сложен, и конструкция его требует, чтобы управляющие тяги шли не по прямой, а сворачивали, причем зачастую под острыми углами.— Но…— Представьте, — сказал Уолл, — что вы хотите повернуть кран, находящийся в двух кварталах отсюда. И сделать это надо, не выходя из лаборатории. Каким образом?— Веревка. Провод. Трос.— Который, следует добавить, мог бы огибать углы, как, например… нет, жесткий провод не мог бы. Однако, мистер Гэллегер, хочу повторить сказанное две недели назад: этот кран поворачивается очень туго, а поворачивать нужно довольно часто, сотни раз в день. Самые надежные стальные тросы оказались недостаточно прочными. Изгибы и натяжение быстро выводят их из строя. Вы понимаете?Гэллегер кивнул.— Конечно. Любой провод сломается, если то и дело сгибать его.— С этой проблемой мы и обратились к вам, и вы ответили, что это можно сделать. Вам удалось?Ручное управление, где тяги могут поворачивать и выдерживать постоянные нагрузки. Гэллегер посмотрел на машину. Азот… какая-то мысль блуждала по дальним закоулкам его мозга, но он никак не мог ее поймать.В дверь позвонили. «Смейт», — подумал Гэллегер и кивнул Нарциссу. Тот исчез из виду.Вернулся он с четырьмя людьми. Двое из них были полицейскими, а другие двое — Смейт и Делл Хоппер.Хоппер кровожадно усмехнулся.— Привет, Гэллегер, — сказал он. — Мы не успели, когда входил этот тип, — он указал на командора, — но дождались еще одного случая.— Мистер Гэллегер, — сказал Смейт, удивленно поглядывая по сторонам, — в чем дело? Я нажал кнопку, и вдруг меня окружили эти трое…— Ничего страшного, — сказал Гэллегер. — Вам крупно повезло. Выгляните в окно.Смейт послушался, а когда повернулся обратно, лицо его сияло.— Эта яма…— Точно. И землю я отсюда не вывозил. Сейчас я вам продемонстрирую.— Продемонстрируешь, только в кутузке, — язвительно заметил Хоппер.— Я предупреждал, Гэллегер, что меня не обманешь. Я дал тебе тысячу аванса, а ты ничего не сделал и не вернул деньги.Командор Уолл вытаращил глаза, совершенно позабыв о чашке, которую держал в руке. Один из полицейских подошел и взял Гэллегера под руку.— Минуточку, — начал было Уолл, но Смейт оказался быстрее.— Кстати, я кое-что должен мистеру Гэллегеру, — сказал он, вынимая бумажник. — Наличными у меня только тысяча, но, надеюсь, вас устроит чек на остальную сумму. Если этот… господин хочет наличные, тысяча здесь есть.Гэллегер проглотил слюну, а Смейт ободряюще кивнул ему.— Мой заказ вы выполнили. Я могу начинать земляные работы хоть завтра, и мне не нужно никакое разрешение на вывоз земли.Хоппер оскалил зубы.— Плевал я на деньги! Я хочу преподать ему урок! Мое время дорого стоит, а этот тип поставил с ног на голову всю мою программу. Заказы, агенты… Я уже многое сделал, надеясь, что он выполнит мой заказ, а он теперь хочет от всего открутиться. Нет, мистер Гэллегер, тебе это не удастся. Ты не явился по вызову в суд, значит, нарушил закон и получишь свое, черт побери!Смейт огляделся по сторонам.— Но… я готов поручиться за мистера Гэллегера. Я уплачу…— Нет! — рявкнул Хоппер.— Этот тип говорит «нет», — буркнул Гэллегер. — Он жаждет моей крови. Бывают же такие злыдни!— Пьяный болван! — заорал Хоппер. — Господа, прошу вас забрать его в тюрьму. Немедленно!— Не бойтесь ничего, мистер Гэллегер, — утешал его Смейт. — Я вытащу вас оттуда. Уж поверьте, я нажму на все рычаги.— Рычаги… — прошептал Гэллегер. — Провода… И… и стереоэкран, на который можно смотреть под любым углом. Провода!— Заберите его! — повторил Хоппер.Гэллегер пытался вырваться из рук державших его полицейских.— Подождите! Минуточку! Я нашел решение. Хоппер, я сделал то, что вам нужно. И вам тоже, командор. Отпустите меня.Хоппер фыркнул и показал пальцем на дверь. Тихо ступая, подошел Нарцисс.— Может, разбить им головы, шеф? — мягко спросил он. — Я люблю цвет крови. Это один из самых красивых цветов.Командор Уолл отставил, наконец, чашку и поднялся.— Господа, прошу отпустить мистера Гэллегера. — Голос его звучал металлически четко.— Не отпускайте, — упорствовал Хоппер. — И вообще, кто вы такой? Капитанишка космического корабля?Загорелое лицо Уолла посерело. Он вынул из кармана кожаный футляр, показал значок.— Командор Уолл, — представился он. — Из Правительственной Комиссии по Астронавтике. Назначаю тебя, — он указал на Нарцисса, — временным правительственным уполномоченным. Если эти полицейские в течение пяти секунд не освободят мистера Гэллегера, можешь разбить им головы.Впрочем, этого уже не требовалось. Комиссию по Астронавтике уважали все! За ней стояло правительство, а в сравнении с ним местные власти мелко плавали. Полицейские поспешно отпустили Гэллегера и сделали вид, будто вообще его не трогали.Хоппер, казалось, вот-вот лопнет.— По какому праву вы становитесь на пути закона, командор? — потребовал он объяснений.— По праву приоритета. Правительству необходимо устройство, и мистер Гэллегер сделал его для нас. Он, по крайней мере, имеет право на то, чтобы его выслушали.— Нет, не имеет!Уолл смерил Хоппера ледяным взглядом.— Если не ошибаюсь, несколько минут назад мистер Гэллегер сказал, что ваш заказ тоже выполнен.— Вот это что ли? — Здоровяк указал пальцем на машину. — По-вашему, это похоже на стереоскопический экран?— Нарцисс, дай-ка мне ультрафиолетовую лампу, — сказал Галлегер и подошел к машине, молясь, чтобы его предположение оказалось верным.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

загрузка...