ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Есть у них и свои лоббисты. Вина и невиновность ничего не значат по сравнению с хорошим адвокатом. А это требует денег.— Деньги не понадобятся, — сказал толстый либль. — Когда мы завоюем мир, то введем свою денежную систему.Гэллегер не обратил на него внимания.— Дед, у тебя есть деньги?— Нет. В Мэйне мне немного нужно.Гэллегер окинул взглядом лабораторию.— Может, что-нибудь продать?.. Этот тепловой излучатель… хотя нет. Мне крышка, если кто-нибудь узнает, что он у меня есть. Надеюсь, Кэнтрелл никому его не покажет. Машина времени… — Он подошел к загадочному агрегату и осмотрел его. — Жаль, не помню, как она действует. И на кой черт…— Но ведь ты собрал ее сам, разве нет?— Ее собрало мое подсознание. Оно любит такие фокусы. Интересно, зачем тут этот рычаг? — Гэллегер проверил его. Ничего не произошло. — Все это так сложно. Если я не узнаю, как она действует, значит, не смогу на ней заработать.— Вчера вечером, — задумчиво произнес дед, — ты кричал о каком-то Хеллвиге, который что-то тебе заказал.Глаза Гэллегера вспыхнули, но ненадолго.— Помню, — сказал он. — Это полный нуль с манией величия. Он жаждет славы и сказал, что даст мне кучу денег, если я ему это обеспечу.— Ну, так валяй!— А как? — спросил Гэллегер. — Я мог бы изобрести что-нибудь и отдать ему, чтобы он выдал за свое, но ведь никто не поверит, что такой болван, как Руфус Хеллвиг способен на большее, чем сложить два и два. А может, даже это выше его сил. Впрочем…Гэллегер сел к видеофону, и вскоре на экране появилось жирное белое лицо. Руфус Хеллвиг был чудовищно толстым лысым мужчиной. Больше всего он походил на идиота в крайней стадии монголизма. Деньги обеспечили ему власть, но, к величайшему его сожалению, не позволили добиться всеобщего уважения. Никто им не восхищался, над ним просто смеялись, поскольку кроме денег у него за душой не было ничего. Некоторые магнаты относятся к этому спокойно, но Хеллвиг был не из таких. Сейчас он смотрел на Гэллегера волком.— Что-то придумали?— Да, работаю над одной вещью. Но это дорого стоит, и мне нужен аванс.— Ага… — сказал Хеллвиг неприятным тоном. — Аванс. Но вы уже получили один на прошлой неделе.— Может, и получил, — согласился Гэллегер. — Не помню.— Вы были пьяны.— Да ну?!— И цитировали Хайяма.— Что именно?— Что-то о весне, уходящей с розами.— Значит, точно был пьян, — печально признал Гэллегер. — На сколько я вас раскрутил?Хеллвиг назвал сумму, и конструктор убито покачал головой.— Деньги утекают у меня между пальцами, как вода. Ну ладно, дайте мне еще немного.— Да вы спятили! — рявкнул Хеллвиг. — Сперва покажите результаты, а потом заикайтесь насчет денег!— В газовой камере я только заикнуться и успею, — заметил Гэллегер, но богач уже отключился.Дед отхлебнул из стакана и вздохнул.— А что с этим Кэнтреллом? Может, он поможет?— Сомневаюсь. Я у него на крючке, а о нем самом не знаю ничего.— Тогда я, пожалуй, двину обратно в Мэйн, — сказал дед.Гэллегер вздохнул.— И ты меня бросаешь?— Ну, разве что у тебя есть еще немного водки…— Тебе все равно не уехать: ты теперь соучастник преступления. У тебя точно нет денег?Дед в этом не сомневался. Гэллегер еще раз взглянул на машину времени и жалобно вздохнул. Черти бы взяли это подсознание! Вот что получается, если знаешь о науке понаслышке, а не как следует. То, что Гэллегер был гением, не мешало ему постоянно впутываться в невероятные неприятности. Он вспомнил, что однажды уже построил машину времени, но она не действовала.— Интересно, зачем Кэнтреллу этот тепловой излучатель? — задумался Гэллегер.Либли, изучавшие своими золотистыми глазками и розовыми носами помещение лаборатории, рядком уселись перед Гэллегером.— Когда мы завоюем мир, тебе не о чем будет беспокоиться, — сказали они ему.— Спасибо, — ответил Гэллегер. — Вы мне очень помогли. Однако сейчас мне позарез нужны деньги. И много. Я должен нанять адвоката.— Зачем?— Чтобы меня не осудили за убийство. Это трудно объяснить, ведь вы не знаете законов нашего времени… — Гэллегер открыл рот. — О, у меня идея!— Какая?— Вы рассказали мне, как сделать этот тепловой излучатель. Может, расскажете еще о чем-нибудь? На чем можно быстро заработать?— Конечно, с удовольствием. Но лучше бы вам воспользоваться обратной мозговой связью.— В другой раз. Начинайте же. Или нет, лучше я буду спрашивать. Какие устройства есть в вашем мире?В дверь позвонили. Это явился детектив по фамилии Махони — высокий мужчина с ироничным взглядом и ухоженными черными волосами. Либли, не желавшие, чтобы их видели, пока они не разработают до конца план завоевания мира, поспешно спрятались. Махони приветствовал Гэллегера и деда сдержанным кивком.— Добрый день. У нас в участке возникла небольшая проблема. Так, ничего серьезного.— Это неприятно, — согласился Гэллегер. — Выпьете?— Нет, спасибо. Я хотел бы снять у вас отпечатки пальцев. И рисунок сетчатки, если можно.— Пожалуйста, пожалуйста.Махони кликнул техника. Пальцы Гэллегера прижали к особой ткани, а фотоаппарат со специальным объективом сделал снимок палочек, колбочек и кровеносных сосудов глаза. Махони хмуро следил за процедурой. Вскоре техник представил детективу результаты.— Ну и дела, — сказал Махони.— О чем это вы? — поинтересовался Гэллегер.— Этот труп с вашего двора…— Ну-ну?— У него те же отпечатки пальцев, что и у вас. И рисунок сетчатки тоже. Этого не объяснить даже пластической операцией. Что это был за парень, мистер Гэллегер?Конструктор вытаращился на него.— Черт возьми! Мои отпечатки? Но это же просто невозможно!— Совершенно верно, — согласился Махони. Вы действительно не знаете, кто это?Техник, стоявший у окна, протяжно свистнул.— Эй, Махони, — позвал он, — подойди-ка на минутку. Хочу тебе кое-что показать.— Это может подождать?— При нынешней жаре не очень долго, — ответят техник. — Во дворе лежит еще один труп.Гэллегер с дедом испуганно переглянулись. Они так и остались сидеть, когда детектив и техник поспешно выбежали из лаборатории. Со двора донеслись возбужденные крики.— Еще один? — спросил дед.Гэллегер кивнул.— Похоже на то. Пожалуй, надо…— Смываться?— И думать не моги. Надо посмотреть, что там такое на этот раз.Это и вправду оказался труп. И на сей раз причиной смерти было узкое отверстие, прожженное в жилете из пластикорда и, соответственно, в груди. Несомненно, выстрел из теплового излучателя. Вид убитого поверг Гэллегера в шок — и было от чего: конструктор смотрел на собственный труп!Впрочем, не совсем. Убитый выглядел лет на десять старше Гэллегера, лицо его было еще более худым, а в черных волосах поблескивала седина. Одежда его была весьма необычного покроя, однако сходство было несомненно.— Та-ак… — протянул Махони, разглядывая Гэллегера.— Ваш брат-близнец?— Я удивлен не меньше вас, — слабым голосом пробормотал конструктор.Махони скрипнул зубами, дрожащей рукой вынул сигару и прикурил.— Послушайте, — сказал он, — не знаю, что это за фокус, но он мне не нравится. Если и у этого парня отпечатки пальцев и сетчатки окажутся такими же, как у вас… Я вовсе не собираюсь сходить с ума. Ясно?— Это невозможно, — сказал техник.Махони загнал всех в дом и позвонил в участок.— Инспектор? Я насчет тела, которое привезли час назад… помните, дело Гэллегера?— Вы его нашли? — спросил инспектор.Махони замер.— Не понял… Я говорю о теле с непонятными отпечатками пальцев.— И я о нем же. Нашли вы его или нет?— Но оно же в морге!— Было, — сказал инспектор. — Еще десять минут назад. А потом его украли. Прямо из морга.Махони, облизывая губы, медленно переваривал сообщение.— Инспектор, — сказал он наконец, — у меня есть для вас тело. Но другое. Я только что нашел его во дворе у Гэллегера. Причина смерти та же.— Что-о?!— Дыра, прожженная в груди. Труп здорово похож на Гэллегера.— Похож на… А как с отпечатками пальцев, которые я велел вам проверить?— Я все сделал. Ответ положительный.— Но это же невозможно!— Подождите, вот увидите новый труп! — рявкнул Махони. — Пришлите сюда парней, ладно?— Уже отправляю. Что за сумасшедшее дело…Экран погас. Гэллегер раздал всем выпивку и брякнулся на диван. Голова у него кружилась.— Послушай, — сказал дед, — тебя нельзя отдать под суд за убийство того, первого, парня. Если его украли, нет corpus delicti Corpus delicti (лат.) — состав преступления.

.— Чтоб меня… ну, конечно! — Гэллегер вскочил. — Это так, Махони?Детектив прищурился.— В общем-то, да. Однако не забывайте о том, что я нашел во дворе. Вас вполне могут отправить в газовую камеру за второго.— О! — Гэллегер вновь опустился на диван. — Но я же его не убивал!— Это вы так говорите.— Разумеется. И дальше буду говорить. Разбудите меня, когда все закончится. Я должен подумать. — Гэллегер сунул мундштук органа в рот, настроил его на медленную подачу и расслабился, потихоньку глотая коньяк. Он закрыл глаза, задумался, но ответа так и не нашел.Вскоре комната вновь заполнилась людьми, и началась обычная в таких случаях рутина. Гэллегер отвечал на вопросы, используя только часть своего мозга. Наконец полиция уехала, забрав с собой второе тело. Подкрепленный алкоголем разум Гэллегера обострился, его подсознание помалу переводило управление на себя.— Кажется, я понял, — наконец сказал он деду. — Ну-ка, посмотрим… — Он подошел к машине времени и подергал рычаги. — Нет, не могу ее выключить. Похоже, она настроена на определенное событие. Я начинаю вспоминать, о чем мы говорили вчера вечером.— О предсказании будущего? — спросил дед.— Угу. Не было у нас спора насчет того, может ли человек предвидеть собственную смерть?— Был.— Вот тебе и ответ. Я настроил машину так, чтобы она предсказала мою собственную смерть. Она движется вдоль темпоральной линии, догоняет мое будущее in articulo mortis In articulo mortis (лат.) — в момент смерти.

и переносит мой труп в наше время. То есть, мой будущий труп.— Спятил, — уверенно констатировал дед.— Нет, тут все правильно, — настаивал Гэллегер. — Первым трупом был тоже я. В возрасте семидесяти или восьмидесяти лет. Тогда меня убьют выстрелом из излучателя. Через сорок лет или около того, — задумчиво закончил он.— Гм-м… Излучатель у Кэнтрелла…Дед недовольно скривился.— А как быть со вторым телом? Не знаешь?— Разумеется, знаю. Параллельные временные линии. Альтернативное будущее. Вероятности. Слышал о такой теории?— Не.— Она утверждает, что существует бесконечное множество различных вариантов будущего. Изменив настоящее, мы автоматически переходим к иному варианту будущего. Нечто вроде переключения железнодорожной стрелки. Если бы ты не женился на бабушке, меня бы здесь сейчас не было. Понятно?— Не, — ответят дед, наливая себе еще, а Гэллегер продолжал:— Согласно варианту А, я буду убит выстрелом из теплового излучателя в возрасте около восьмидесяти лет. Я доставил свой труп по временной линии в настоящее и, разумеется, оно изменилось. До этого в варианте А не было места трупу восьмидесятилетнего Гзллегера. Появившись здесь он изменил будущее. В результате мы переместились на другую временную линию.— Глупости, — пробормотал дед.— Тихо, дедуля, дай поразмыслить. В данный момент действует другая линия, вариант В. На этой линии я буду убит из излучателя в возрасте около сорока пяти лет. Поскольку машина настроена так, чтобы переносить сюда мое тело, едва только я умру, она так и сделала — материализовала мой сорокапятилетний труп. А труп восьмидесятилетнего меня, ясно, исчез.— Ха-ха!— Так и должно быть. Его просто не существовало в варианте В. Когда вариант В был реализован, вариант А отпал. Равно как и первый труп.Старик вдруг радостно закивал.— Понял! — воскликнул он. — Решил прикинуться психом? Мудрое решение.— Ха! — фыркнул в ответ Гэллегер.Он подошел к машине времени и попытался ее выключить. Ничего не вышло, машина не поддавалась. Казалось, она всецело посвятила себя материализации трупов Гэллегера.Что же теперь будет? В данный момент действует альтернативный вариант В. Однако, труп В не должен был существовать в конкретном настоящем. Это был фактор X. АВ + Х = С. Новая переменная и новый труп. Гэллегер поспешно выглянул во двор. Он был пуст, пока, по крайней мере. Слава Богу и за это.«Так или иначе, — думал Гэллегер, — меня не могут осудить за убийство самого себя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

загрузка...