ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

 


— Давай перекусим, — весело предложил он. — Что ты делала? Ходила купаться?
Глори повернула голову, глаза их встретились, и снова Гарри показалось, что перед ним чужой человек. Никогда еще эта женщина не смотрела на него так. Глаза ее, всегда лучащиеся любовью, были сейчас пусты и холодны.
— Нет, я не ходила купаться, — безразлично ответила она.
— Зря! Это тебя освежило бы. Ну, давай поедим. Я зверски голоден. А ты?
Глори взглянула ему в глаза.
— Ну, как она, Гарри? Оправдала твои надежды? Гарри застыл, чувствуя, как в нем поднимается волна ярости.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Пришлась ли она тебе по вкусу?
— Замолчи! — крикнул он. — Не хочу слышать этих глупостей!
— Почему? Ты же страшно гордишься своими мужскими достоинствами, вот я и хочу знать, как у вас все получилось?
— А я тебе говорю — заткни пасть!
— Только не пытайся убедить меня, что ты ее любишь, — продолжала Глори, — я тебе все равно не поверю, потому что единственный человек, которого ты можешь любить — это твоя собственная персона. В ней тебя привлекают три вещи: молодость, красота и.., деньги. Разве не так, милый?
Гарри шагнул вперед и наотмашь ударил Глори по лицу. Голова женщины дернулась, но сама она не пошевелилась и смотрела на своего мучителя холодными глазами.
— Я тебя просил по-хорошему, чтобы ты замолчала! — кричал Гарри, наклонившись к ней. — Ты сама нарвалась! Что, получила?! А вот теперь слушай меня: я хотел, чтобы мы расстались добрыми друзьями, но теперь мне на это плевать! Можешь собираться и катиться отсюда ко всем чертям. Я больше не хочу тебя видеть. Я дам тебе тысячу долларов, и чтобы духу твоего здесь больше не было!
— Нет, Гарри, — прошептала она, — я никуда отсюда не уйду.
— Уйдешь, еще как уйдешь! Между нами все кончено, так что оставаться здесь тебе нет никакого смысла. Ты, наверное, знаешь, что по нашему следу идет Берг?
Даже из-за этого одного мы должны разойтись, иначе он застукает нас обоих. Впрочем, если хочешь, можешь остаться до утра, я перейду в другой домик. Но завтра тебя уже не должно здесь быть. Лицо Глори окаменело.
— Тебе не удастся избавиться от меня, Гарри, ничего не выйдет!
Гарри удивленно взглянул на нее. Жесткий блеск, неожиданно появившийся в этих холодных глазах, поразил его.
— Давай-ка без глупостей, голубушка. Зачем тебе оставаться здесь, когда тебя не хотят видеть? Глори молчала.
— Слушай, неужели ты не понимаешь, что с тобой покончено навсегда?
— Ошибаешься, Гарри, ты не покончил со мной. На ее щеке выступили красные пятна от оплеухи, Гарри старался на них не смотреть.
— Что с тобой, Глори? Ты не понимаешь человеческого языка? У меня своя жизнь, и в ней нет для тебя места.
— А когда-то было, Гарри. Или, может быть, я ошибаюсь?
— Не надо начинать все сначала, — нетерпеливо выкрикнул Гарри. — Прошлое — это прошлое. А теперь мы расстанемся, и точка! Тебе же это не впервой: твой приятель Делани бросил тебя, когда ты ему надоела. Были и другие, разве не так? Можно уже было привыкнуть к таким вещам, так что не устраивай комедии.
— Дай мне закурить, Гарри, — спокойно сказала она. — Пока я тебя ждала, мои сигареты кончились. Гарри швырнул ей пачку.
— Бери все, я сейчас ухожу в другой домик.
— Нет, Гарри, ты никуда не уйдешь. Ты останешься. Мы с тобой поженимся.
— Ты что, с ума сошла?
— Мы не только поженимся, но будем партнерами в бизнесе. Впервые в жизни ты сделаешь не то, что тебе заблагорассудится, а то, что тебе прикажут.
— Вон отсюда! — заорал Гарри. Она холодно усмехнулась.
— Ты, кажется, не понимаешь: у тебя нет другого выхода. Или ты делаешь, как я говорю, или я объясню полиции, где искать Гарри Грина…
* * *
Берг открыл телефонный справочник и, перелистав его, нашел, что надо: телефон и адрес Джейн Гренджер. Взяв напрокат автомобиль, он поехал на бульвар Рузвельта, остановился неподалеку от нужного дома и стал ждать. Через некоторое время показалась Джейн. Она села в серебристо-голубой “бентли”, и, когда доехала до угла, Берг двинулся следом.
Берг видел сцену под пальмами, а потом, когда любовники распрощались, проследил за Гарри и выяснил, где он поселился. Притаившись под окнами домика, он слышал каждое слово бурного разговора Гарри и Глори.
— Много лет, — говорила женщина, — я вела себя как малодушная дура. Я пыталась найти счастье и отдала свою любовь многим мужчинам. Я все делала для того, чтобы удержать хоть кого-то, заботилась, чтобы им было хорошо. Только теперь я поняла, что это было ошибкой. Они начинали думать, что раз женщина так относится к ним, они чего-то стоят, и что другие будут относиться к ним еще лучше. Я казалась им просто безделицей, которую можно подобрать или выбросить прочь, когда захочется. Оказывается, мужчины любят стерв, как ни печально… Когда я встретила тебя, Гарри, то не верила, что мы будем вместе. Потом я думала, что это не на долго. Но, когда ты посвятил меня в свой план и попросил помощи, я решила, что может быть, что-то значу для тебя. А помнишь, ты сказал, что тебя разыскивают за убийство? Ведь я ни на секунду не усомнилась, я решила остаться с тобой, хотя могла бы бросить.
И вот теперь, когда все самое страшное позади, появляется эта блондинка. Я видела, как ты смотришь на нее, и поняла, что ты забыл прошлое. Я для тебя — ничто. Сегодня тебя не было весь день, и у меня было время подумать. И вот я впервые в жизни поняла, что могу навязать свою волю мужчине. Поняла, что ты — первый мужчина, который не посмеет бросить меня, потому что я этого не хочу. Ты обещал когда-то жениться на мне. Конечно, я понимаю, мы не будем идеальной парой, но замужество даст мне ощущение безопасности. Я не собираюсь становиться партнершей в твоем бизнесе, но я требую половину денег, которые ты выудил у Делани: двадцать пять тысяч и ни цента больше. Скажешь этой девушке, что решил организовать компанию на паях со мной, и тебе не нужны ни ее деньги, ни любовь. Ты человек злой, эгоистичный и довольно глупый, но из тебя еще может выйти что-то путное, если станешь поступать, как я говорю. Если же нет — я сообщу в полицию все, что знаю, а знаю я достаточно для того, чтобы усадить тебя на электрический стул. Только не думай, что это пустая угроза. Клянусь, я сделаю так, как сказала.
Во время этого монолога Гарри чуть не задохнулся от ярости. Он привык к покорности этой женщины, ему и в голову не приходило, что она может шантажировать его.
— Слушай, если я дам тебе тридцать тысяч, ты оставишь меня в покое?
— И не подумаю. Завтра утром ты обратишься в мэрию за разрешением на брак. На формальности уйдет, приблизительно, неделя, тем временем мы поищем кого-нибудь, кто мог бы продать нам пай в компании воздушных такси. Если не найдем — уедем отсюда. И кроме того, завтра ты переведешь в Западный национальный банк на мое имя двадцать пять тысяч.
— Если ты выдашь меня полиции, — выложил последний козырь Гарри, — сама попадешь за решетку на десять лет.
— Мне все равно. В камеру смертников я, в отличие от тебя, не попаду.
— Ты за это поплатишься! — воскликнул Гарри. — Я разделаюсь с тобой!
— Нечего кричать, — спокойно сказала Глори и вышла из домика.
Берг шмыгнул из-под освещенного окна в темноту Глори прошла совсем рядом с ним и направилась в ресторан.
Несколько минут Гарри сидел неподвижно, потом вскочил и бросился к телефону.
— Послушай, малышка, ты была права. Возникли кое-какие трудности с Глори. Она хочет вытянуть побольше денег. Она догадалась о наших отношениях. Пока отложи разговор с отцом. Нам лучше не встречаться, пока эта дрянь не уберется отсюда. Я позвоню тебе тогда.
Положив трубку, он пошел на пляж и, сев под пальмой, задумался. Нужно было любой ценой избавиться от Глори. Но как? Пока обстоятельства складывались в его пользу — в Майами они появились недавно и еще не обзавелись знакомыми. Если он… Джейн будет думать, что Глори уехала в Мексику к брату. На самом же деле родных у нее нет, так что никто не будет беспокоиться.
Гарри поднялся и направился в бар. Там он спросил бармена, нет ли у него крупномасштабной карты местности. Карта нашлась, и Гарри изучал ее минут двадцать. Потом он поблагодарил бармена и отправился к домику. Окно было освещено, и тень Глори четко вырисовывалась на фоне шторы. Когда Гарри зашел в комнату, Берг снова занял свой наблюдательный пост под деревьями.
Глори собиралась ложиться. Она, молча, стояла перед зеркалом и расчесывала волосы.
— Хочу извиниться перед тобой, — сказал Гарри. — Я вел себя, как последний негодяй. Мне очень жаль…
— Ты не можешь выражаться ясней? — холодно поинтересовалась Глори.
— Я сейчас обо всем подумал. Не знаю, что на меня нашло. Я ведь, действительно, всем тебе обязан. Но ты же знаешь меня, Глори. Эта девочка сбила меня с толку: у нее столько денег. Теперь я понял, что старик не подпустил бы меня к ней ни на шаг. Ты все сказала правильно, Глори: будь моей партнершей, если хочешь. Могу даже научить тебя летать. Ну, прости меня, девочка. Ты не представляешь, как мне стыдно за все, что я тут говорил и делал…
— Боже, какое счастье, — проговорила Глори, бросаясь к любимому. — Прости и ты меня, прости, Гарри, что я тебе угрожала. Я делала это ради нас обоих.
— Конечно же, Глори, конечно. Вот все и уладилось. Ты всегда была умницей. Мне кажется, будет лучше, если мы уедем из Майами. Боюсь, эта девочка не оставит меня. Давай, завтра же уберемся отсюда. Я куплю машину, и мы сможем уехать, ну, например, в Нью-Йорк, хочешь? А там поженимся. Я положу на твое имя двадцать пять тысяч долларов, давно уже надо было сделать это.
В глазах Глори заблестели слезы.
— Хорошо, милый.
Он притянул Глори к себе, но она высвободилась.
— Не трогай… Не сейчас. Со временем это пройдет, но пока я не могу, Гарри, мне неприятно.
— Поверь, все будет хорошо…
* * *
Утром Гарри купил старый “бьюик”, поставил его в центре города, а сам направился в магазин хозтоваров. Там он купил лопату с короткой ручкой, вернулся к машине и спрятал покупку в багажник.
Берг, который шел следом, сразу догадался о назначении покупки. Он видел, как Гарри достал из ящика с инструментами тяжелый разводной ключ и спрятал его в карман на дверце…
Догадавшись обо всем, Берг выехал на автостраду и, свернув на одну из боковых дорог, стал ждать. Приблизительно через час машина Гарри проехала мимо и вскоре уже мчалась вдоль берега канала Тамиано. Гарри посмотрел в боковое зеркальце: сзади мчался какой-то автомобиль, но за ним открывалась лента совершенно пустой дороги. Гарри сбросил скорость, пропуская автомобиль.
— Слышишь, что-то гремит?
— Нет, я ничего не слышала, — ответила Глори.
— Наверное, показалось, — сказал Гарри, нажимая на тормоз… Сердце его колотилось где-то в горле, по лбу струился пот.
— Глори, посмотри все же: сзади что-то гремит. Кажется, отскочил задний бампер.
Рука его скользнула в карман на дверце и пальцы крепко сжали рукоятку ключа. Глори обошла машину и наклонилась.
— Вот оно, — вспыхнуло в его мозгу, — один удар и все. Потом я оттащу ее в кусты.
Он подошел сзади, держа ключ за спиной.
— Ничего не отскочило, Гарри, тебе почудилось. Теперь они стояли лицом к лицу и смотрели друг другу в глаза. Он, не выдержав этого взгляда, сам склонился над бампером.
— Верно… Мне показалось.
Он до боли в пальцах стиснул тяжелый ключ и, когда Глори повернулась спиной, замахнулся. Сзади послышался шум автомобильного мотора. Быстрым движением спрятав ключ в карман, он сделал шаг и взял Глори за руку.
— Подожди немного… Слушай, давай пойдем в лес, разомнемся немного.
— О, нет, — испугалась Глори, — там полно змей, я не пойду.
Рядом остановился нефтевоз, из окна высунулся водитель:
— Вы не знаете, денбриджская станция обслуживания на этой дороге?
Глори села в “бьюик” и закрыла дверцу.
— Да, — буркнул Гарри, — мили через три. Водитель поблагодарил, и тяжелая машина тронулась с места. Гарри некоторое время провожал ее глазами, потом медленно обошел вокруг автомобиля.
— Это нужно было сделать на побережье, — думал он. — Останавливаться здесь — настоящее безрассудство!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

загрузка...