ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

 


— О, Гарри, я так волновалась. Я слышала обо всем по радио. Ты не ранен?
— Со мной все в порядке, — он швырнул стальной ящичек на кровать. — Было очень несладко, но я выкрутился. Остальным пришлось хуже.
— Они убили охранника…
Гарри поглядел на бледное, перепуганное личико своей подруги, заметил синяки под глазами, темные, всклокоченные волосы, и та нежность, которую он еще недавно чувствовал к ней, начала таять.
— Я его не убивал! — почти враждебно сказал Гарри. — Если бы Френке не прикончил этого дурака, я был бы сейчас на его месте. Он уже держал меня на мушке, когда Френке выстрелил.
— Сообщили, что с тобой бежал еще кто-то. Где он? Гарри облизал пересохшие губы.
— Послушай, мне страшно хочется выпить. У нас есть что-нибудь?
— Немного виски…
— Ладно, давай скорей.
Гарри налил почти полный стакан, добавил немного воды и выпил все одним духом. Потом он закурил и сел на кровать.
— Я бросил Френкса в пустыне. У меня не было другого выхода.
— Ты… Ты бросил его? Но ведь он же ранен? — Глори с ужасом посмотрела на Гарри.
— Не гляди на меня так. Я же тебе говорю, у меня не было другого выхода. Недалеко от того места, где он остался, я угодил в полицейскую облаву. Проверяли всех, понимаешь? И обыскивали машины. Хорош бы я был с истекающим кровью Френксом в салоне.
— Та-ак! — Глори почувствовала, что у нее подкашиваются ноги. — А это что? — она показала на ящичек.
— Алмазы! Что же еще?
— Как! Почему ты их не отдал Бергу?
— Я не отдал их Бергу потому, — медленно и, едва сдерживая нарастающую ярость, процедил Гриффи, — что за эту ночь очень сильно поумнел. Конечно, я понимаю, у твоего бывшего дружка, очень хорошенькие глазки, но даже они не стоят три миллиона. Я, конечно, не так красив, но у меня хватило ума понять, что рисковать жизнью за пятьдесят тысяч не стоит. Я знаю человека, который даст за эти булыжники полтора миллиона долларов! К черту твоего Делани и Берга вместе с ним!
— Нет! — закричала Глори, прижимаясь к стене. — Не делай этого, любимый! Отдай алмазы Делани. Гарри, дорогой мой, ты даже не представляешь, как это опасно. Конечно, я тебя понимаю, пятьдесят тысяч и полтора миллиона — разница громадная, но ты не должен этого делать! Никому и никогда еще не удавалось обмануть Бена. Никому и никогда! Я знаю, я жила с ним почти полтора года, за это время находились люди похитрей тебя, но и они не могли обвести Бена вокруг пальца. У тебя тоже ничего из этого не выйдет. Верь мне! Я говорю так, потому что очень люблю тебя и не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь страшное. Ты нужен мне живой, понимаешь, живой, а не мертвый. Неужели ты мне не веришь?
— Успокойся, Глори. Ты не хочешь понять одну вещь: Бен ищет Грина, но этот человек больше не существует. Он похоронен в песчаных дюнах, и его никто не найдет. Это тот самый, может быть, единственный случай, когда Делани останется в дураках. Он бессилен здесь что-нибудь сделать. И он, и полиция будут искать меня до посинения, но не найдут. Ты можешь это уразуметь? Так что забудь все эти страхи, девочка. Нам ничего не угрожает: в Нью-Йорке нас ждут пятьдесят тысяч, а здесь, на кровати, лежат три миллиона, полтора из которых будут нашими. Что тебе еще?
Глори закрыла лицо руками и зарыдала.
* * *
Услышав телефонный звонок, Бен Делани резко встал и схватил трубку. Он уже слышал по радио о нападении на самолет. Сообщение об убийстве охранника встревожило его.
— Если ниточки потянутся сюда, — думал Делани, — у меня могут быть неприятности. Охранник убит, Льюс и Микс погибли, если в связи с этим делом всплывет мое имя, шефу полиции О'Харридану придется этим заняться.
Это не устраивало Бена.
— Слушаю, кто говорит?
— Берг, — неторопливо сказали в ответ. — Он не явился.
Бен почувствовал, как его захлестывает темная волна ярости.
— Продолжай! — рявкнул он.
— Я жду его вот уже три часа. Мы договорились встретиться в половину десятого, а сейчас уже около двенадцати. Он удрал от нас.
— А вдруг он попал в ловушку? — предположил Делани, усаживаясь на край стола. — Радио сообщило, что он с каким-то раненным укатил на машине.
— Раненного полиция нашла недалеко от шоссе. Это Френке. А Грина они упустили. Этот красавчик оставил Френкса истекать кровью. Когда копы наткнулись на него, он был мертв уже по крайней мере полтора часа. Так что никаких ловушек. Он улизнул, прихватив алмазы.
Делани вспомнил о пятидесяти тысячах, которые он почти собственными руками вручил Грину. Подумал об уплывших из рук миллионах и о яхте, — вот уж она-то действительно уплыла!
— Если этот молокосос думает, что ему удастся улизнуть от дядюшки Бена, он сильно ошибается, — голос Делани дрожал от ярости. — Иди по его следу! Слышишь? Ищи его! Ты знаешь номер машины?
— 1МХ 999007. Но какая от этого польза?
— Заткнись! — пальцы Делани, сжимающие трубку, побелели. — Слушай, ты должен найти этого умника. Мне нет дела, сколько времени ты на это потратишь и сколько это будет стоить. Достань его хоть из-под земли. И еще… Я не желаю тебя видеть до тех пор, пока ты его не найдешь. Понял?
— Я найду, — сказал Берг. — Не знаю, когда, но найду.
— Может, эта шлюха Глори Дейн знает, где он. Проследи за ней, — приказал Бен и швырнул трубку.
Некоторое время он сидел неподвижно, уставившись неподвижным взглядом в пресс-папье, потом снова поднял трубку и приказал:
— Штаб-квартиру капитана полиции! Услышав голос О'Харридана, Делани весело заговорил:
— Это ты, Пат? Слушай, из кое-каких тайных источников мне стала известна информация, которая может тебе пригодиться. Так вот, фамилия того парня, что ограбил самолет — Грин… Гарри Грин. Что? Нет, больше я ничего не знаю. А, да, еще: он сфотографировался в ателье где-то на Эссекс-стрит. Вообще-то мне кажется, что хромота и шрам на щеке — это просто маскарад. Его машина “понтиак”, номер 1МХ 999007.
Бен прислушался, и губы его скривила хищная усмешка:
— Конечно, Пат, всегда рад помочь. Очень надеюсь, что ты его поймаешь… Ну да, приличные джентльмены такими делами не занимаются. — Он расхохотался. — Сообщишь, когда застукаешь его, ладно? Ну, будь здоров!
Глава 4
Гарри заснул, а Глори еще долго лежала возле него с открытыми глазами. Она понимала: спорить с Гарри бессмысленно, он может просто уйти, но и бездействовать тоже было нельзя. Глори вспоминала Делани, и ее начинало тошнить от ужаса. Пытаться обмануть этого человека опасней, чем взять в руки ядовитую змею. Единственным разумным выходом для нее было бы сейчас — оставить упрямца, но пойти на это Глори не могла. Она понимала, что Гарри — это последнее, что есть в ее жизни. Последняя любовь. Если расстаться с ним, то доживать оставшиеся годы придется одной. Нет уж, пусть лучше смерть, чем прозябание в одиночестве!
— В конце концов, — пыталась переубедить себя Глори, — все может оказаться не таким уж страшным. Ведь Бен, действительно, ищет Гарри Грина… А что, если он увидит их вдвоем и заподозрит Гриффи?
И тут она поняла, что оставить Гарри ей придется в любом случае. Ради его безопасности она должна пожертвовать собой, ведь только через нее, Глори Дейн, Делани может выследить Гарри. К тому же, если Делани поинтересуется прошлым Гарри, узнает, что он бывший пилот, то.., да, тут и ребенок догадается что к чему. И тут еще одна, более страшная мысль появилась у Глори: а вдруг Гарри и сам поймет, что близость с ней может его погубить.., что он тогда сделает? Бросит ее? Возненавидит?
И вдруг, в ночной тишине, Глори различила какие-то подозрительные звуки. Она поднялась и прислушалась: на улице четко раздавались чьи-то шаги. Сердце ее замерло. Завернувшись в простыню, она на цыпочках подошла к окну и осторожно заглянула в него. То, что она увидела, заставило ее броситься к Гарри и растолкать его.
— Что случилось? — раздраженно пробормотал он спросонок.
— Полиция, — задыхаясь, прошептала Глори.
Гарри замер, в его глазах промелькнул животный ужас. Он сунул руку под подушку, где лежал револьвер.
— Живым я им не дамся!
— Но ведь они не знают тебя. Спрячь оружие! Гарри заколебался. Он подошел к окну и украдкой посмотрел в щель между занавесками: возле “понтиака” кружили полицейские — человек десять, не меньше!
— Это все из-за автомобиля, черт бы его побрал! — шепотом выругался Гарри. — Но как они догадались? Как?
— Кто-нибудь видел как ты приехал?
— Не думаю… Сам я никого не видел.
— Ты сказал в конторе, что приехал на машине?
— Нет.
— Тогда она — не твоя. Если будут спрашивать, скажешь, что приехал на автобусе. Последний рейс приблизительно в то время, когда ты здесь появился. Мой автомобиль стоит в первом ряду — “меркурий”. Скажешь, что я приехала на машине, а ты — следом за мной, на автобусе. Мы прибыли из Карсон-сити и направляемся в Лос-Анжелес.
Гарри кивнул, к нему постепенно возвращалось спокойствие.
— Где ящик? — прошептала Глори.
Как он мог забыть о ящике! Да он забыл обо всем на свете: о том, что сжимает в руке оружие, о том, что пистолет Френкса лежит сейчас в гостиной на камине… Хорош бы он был, если бы сейчас сюда вошли фараоны. Гарри стремглав бросился в гостиную, схватил пистолет и, вместе со своим, сунул в камин. Вернувшись, он окинул взглядом спальню, решая, куда спрятать ящичек с алмазами.
В дверь постучали. Глори выхватила ящичек у него из рук.
— Я спрячу. Иди, открой.
Гарри заколебался, но все же пошел, зажег свет и откинул задвижку. На пороге стояли двое полицейских, их пистолеты были направлены ему в грудь.
— Кто вы такой?! — рявкнул один из них.
— Тэд Гаррисон. А в чем дело?
— Что случилось, милый? — Глори, позевывая вышла из спальни и, увидев полицейских, очень естественно вскрикнула.
При виде женщины лица полицейских несколько смягчились.
— Не нужно волноваться, — сказал один. — Скажите, это ваш “понтиак”?
— “Понтиак”? — удивленно переспросил Гарри. — Нет, у нас “меркурий”.
— Разрешите войти. Мы разыскиваем человека, который вполне мог спрятаться здесь.
— Пожалуйста, но здесь никого нет, кроме нас, — делая шаг в сторону, ответил Гарри.
Один из полицейских прошел в спальню.
— Никого нет, — заявил он, возвратившись. — Скорей всего, он уже смотался, а машину просто бросил.
Он посмотрел на Гарри и перевел глаза на женщину:
— Вы слышали о нападении на самолет?
— Да. По радио.
— Так вот, этот “понтиак” принадлежит преступнику. Может, вы видели как он приехал?
— Нет, — задумчиво ответила Глори, — но мне кажется, что слышала, может, час назад…
— Вероятно, раньше, — двигатель уже остыл.
— Не знаю, я не смотрела на часы. Вы думаете, он где-то здесь? — спросила она испуганно и взяла мужа за рукав пижамы.
— С какой стати ему здесь оставаться? Он должен все время двигаться. Скорей всего, у него здесь была запасная машина. Больше вы не слышали шума двигателя?
— Не знаю… Вроде бы что-то слышала сквозь сон, но точно сказать не могу.
— Ну что ж, извините, что разбудили вас. Полицейские вышли. Глори заперла за ними и в изнеможении прислонилась к стене.
— Ну, крошка, ты молодец! — восхищенно сказал Гарри. — Я чуть лужу не напустил со страху, а ты вела себя превосходно. — Он подошел к окну. Возле “понтиака” действовали детективы в штатском. Они фотографировали автомобиль и снимали отпечатки пальцев. Гарри совсем не подумал, что нужно уничтожить отпечатки: если они вздумают дактилоскопировать всех, кто остановился в мотеле — ему конец.
— Глори! — воскликнул он с отчаяньем. — Они могут найти мои отпечатки. Это конец… Мы должны бежать!
— Нет! — Глори шагнула к нему. — Не смей! Как только они увидят, что ты исчез, сразу все поймут. Вряд ли они будут всех дактилоскопировать.
— А если будут?
— Что ж, тогда мы пропали.
— Если бы я знал! Если бы я мог знать! Я бы никогда не ввязался в это дело.
— Не теряй мужества, — стараясь сдерживать нервную дрожь, проговорила Глори. — Ты ввязался в это дело, и теперь уже ничего не исправишь.
— Да замолчи ты! — огрызнулся Гарри. — Легко разглагольствовать, когда электрический стул светит другому. Надо же, придумала какой-то дурацкий маскарад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

загрузка...