ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

 


Шасси коснулись грунта, самолет подпрыгнул, и мягко покатил по песку. Дождавшись остановки, Гарри выключил двигатель. Гарри поднялся из пилотского кресла, схватил лежащий на полу пистолет и вышел в салон. Френке, скорчившись, сидел в кресле. Кто-то оторвал от его плаща рукав и перевязал рану. Выглядел Френке скверно, и лицо его блестело от пота, но он не выпускал пистолет.
Пассажиры сидели неподвижно. Когда Гарри вышел из кабины, все взгляды устремились на него.
— Слушайте, — сказал он, — я обещаю вам жизнь и безопасность в том случае, если вы будете вести себя разумно. Делайте, что прикажут, и никто из вас не пострадает. Сейчас мы находимся в пустыне. Ближайший город — за много миль отсюда, так что сами понимаете, бежать некуда. Я прошу вас покинуть самолет, отойдите на несколько сот ярдов и сядьте на песок. Когда мы уйдем, радист даст сигнал бедствия, и вас спасут. Повторяю, никаких причин для беспокойства нет: пока вы будете выполнять мои приказания, никто не тронет вас пальцем.
Гарри взглянул на бортинженера.
— Открыть дверь, и вон из самолета. Быстро! Тот незамедлительно исполнил приказ и соскочил на песок. Радист и второй пилот осторожно передали ему Макклира, который уже пришел в себя, но был очень слаб.
— Давайте, давайте! — кричал Гарри пассажирам. — Освобождайте самолет!
Перепуганные пассажиры, толкаясь, спешили к выходу.
К самолету, размахивая пистолетом, подбежал Сэм Микс.
— Вот здорово! А я-то думал, эта летающая этажерка развалится на куски! — крикнул он, но увидев лицо Гарри, осекся:
— Что у вас случилось?
— Много чего, — огрызнулся Гарри. — Например, там затаился вооруженный профессионал. Он уже подстрелил Френкса и вряд ли на этом успокоится. Ему хорошо заплатили, и он постарается, чтобы ни один камушек не достался нам даром.
У Микса отвалилась челюсть, в глазах заметался страх, и Гарри понял, что был прав: от этого сопляка толку не будет.
* * *
Френке с трудом потащился к выходу, мешком свалился на песок и взглянул на Гарри и Микса.
— Этот парень быстрый, как молния, — прохрипел он, держась за плечо. — Я только успел зайти туда, даже ничего не рассмотрел, а он уже выстрелил. Такого типа голыми руками не возьмешь.
— Я прикончу его, — прошипел Льюс, появляясь в двери. — Он не помешает мне заработать на этих камушках.
Гарри посмотрел на Микса.
— Оставайся здесь и не спускай глаз с пассажиров: что-то мне эта компания не слишком нравится. Ключ зажигания у тебя?
— Да-а, — протянул Микс, пятясь. — Я прослежу за ними…
Гарри вернулся в самолет.
— Нужно спешить, — сказал он Льюсу. — Радист должен время от времени подавать сигналы, если этого не будет, нас начнут разыскивать.
Льюс и Гарри подошли к бару и стали по обеим сторонам двери. Льюс рванул дверь, и она распахнулась. Тогда он выстрелил, не глядя, бросился на пол и осторожно заглянул в проход. Там никого не было. Террористы поняли: охранник заперся в багажном отделении и выкурить его оттуда будет нелегко.
— Оставайся здесь, — велел Гарри Льюсу, — а я пойду к грузовому люку, отвлеку внимание охранника, а ты тем временем откроешь дверь.
Гарри соскочил на песок, бросился к багажному люку и потянул его на себя. Просунув голову внутрь, он огляделся: багажное отделение было пусто.
В тот же миг в самолете раздался выстрел, и Гарри едва не уронил пистолет. Только теперь он понял: охранник оказался хитрей. Он прятался либо в баре, либо в туалетной комнате. Неужели он убил Льюса? Гарри резко обернулся и увидел Микса: бледный, с вытаращенными глазами, он трясущейся рукой пытался взвести курок револьвера. В салоне сверкнуло желтое пламя, раздался еще один выстрел, и Микс упал на песок: пуля попала ему точно между глаз.
В дверном проеме мелькнула тень: Гарри успел разглядеть форменную фуражку охранника и выстрелил. В ту же секунду прогрохотал ответный выстрел, и пуля просвистела над головой Гарри. Он упал на четвереньки и попытался найти укрытие под самолетом, но охранник высунулся теперь уже из люка и прицелился.
— Это конец, — подумал Гарри, — сейчас он пристрелит меня. — Он закрыл глаза, и постарался вжаться в песок.
Прозвучал выстрел, Гарри напрягся, ожидая боли и смерти, но ничего не изменилось, и он, осторожно открыв глаза, увидел, как охранник выронил пистолет и тяжело упал на землю. Несколько мгновений Гарри смотрел на неподвижное тело, а потом вскочил на ноги. Из люка появилась голова Френкса и прохрипела:
— Я говорил, что сделаю это… Сопляк пробежал мимо меня, даже не заметив. Ну, теперь за камушками, да побыстрей! Я долго не продержусь…
Овладев собой, Гарри скомандовал:
— Ты должен присмотреть за пассажирами. Давай я помогу тебе вылезти.
Френке здоровой рукой схватил Гарри за плечо и с трудом вылез из люка. Гарри посадил его на песок, прислонив к шасси, но силы изменили Френксу, его голова упала на грудь, пальцы, сжимающие пистолет, разжались.
— Держись! Нужно следить за пассажирами. Френке что-то пробормотал, но сжал пистолет, который Гарри сунул ему в руку. Гарри вскарабкался в самолет и побежал к бару. В проходе лежал Льюс. Даже не присматриваясь, Гарри понял, что его сообщник мертв. Он открыл дверь багажного отделения, схватил ящик с алмазами и направился к выходу. Потом он соскочил на песок и, подбежав к телу Микса, стал лихорадочно искать в его карманах ключ зажигания. Найдя его, Гарри подбежал к машине и, запустив двигатель, подъехал к самолету. Френке лежал на песке без сознания, Гарри, схватив его подмышки, затащил в машину и уложил на заднем сиденье. Сам он сел за руль, и автомобиль помчался к автостраде, которая вела к аэропорту Скай-Ренч.
Гарри выжимал из автомобиля все, что можно.
— Охранник погиб, — думал он, до боли сжимая руль, — значит я причастен к убийству, а это грозит электрическим стулом. Если бы я мог это предвидеть, не стал бы рисковать. И, главное, все за какие-то паршивые пятьдесят тысяч.
Когда Гарри задумывал ограбление, мысль об убийстве не приходила ему в голову. И вот теперь получалось, что Делани, не рискуя ничем, заработает почти три миллиона.
— Если бы у меня был покупатель, — размышлял Гарри, продолжая бешеную гонку по пустыне, — я не стал бы отдавать камни этому мерзавцу. Но кому, кому их предложить? Вспомнились слова Берга: нет алмазов — нет денег. И вдруг в памяти всплыла короткая заметка в газете и имя Такамори… Нет алмазов — нет аудиенции у императора. Нет почестей!
Конечно же, Такамори! Как это ему раньше не пришло в голову! Японец полтора года добивался разрешения на импорт алмазов. Он жаждал аудиенции у императора. Деньги для такого человека — пыль, а слава… Можно запросить с него миллиона полтора. Если Такамори не дурак, он не упустит такого случая. В случае пропажи алмазов, его, как импортера, уже никто не станет принимать всерьез.
На заднем сиденье застонал Френке, и этот звук вернул Гарри к реальности: впереди ждала встреча с Бергом. Гарри резко затормозил: нужно было все обдумать. Не опасно ли ехать дальше на машине? Вряд ли кто-то из пассажиров смог ее рассмотреть — она стояла довольно далеко от самолета. Значит, у полиции не будет описания автомобиля. Может, следует рискнуть, ведь пешком далеко не уйдешь. А Френке? Что делать с ним?
Гарри обернулся, посмотрел на раненного, и тот, почувствовав взгляд, пробормотал:
— Почему ты остановился?
— Шину проколол, — ответил Гарри.
Френке прерывисто вздохнул. В левой руке он все еще сжимал пистолет, и Гарри, перегнувшись через сиденье, попытался вырвать у него оружие. Грохнул выстрел. Пламя на секунду ослепило Гарри, но он все же выхватил пистолет из пальцев Френкса. Тот выругался и замахнулся кулаком, но Гарри отбил его руку и изо всех сил ударил по голове. Френке обмяк. Гарри вышел из машины, распахнул дверцу и вытащил Френкса на песок. Потом он сбросил свое теплое пальто, сорвал с левого ботинка высокий каблук — причину своей хромоты, содрал усы и фальшивый рубец, и Гарри Грин прекратил свое существование. Появился Гарри Гриффи — бледный, с горящими, полубезумными глазами. Завернув в пальто атрибуты своего маскарада, Гарри выкопал у подножия дюны довольно большую яму и, положив туда сверток, засыпал его песком и утрамбовал так, чтобы не осталось следов.
Вернувшись в машину, Гарри Гриффи спрятал ящичек с алмазами в отделение для перчаток и запустил двигатель.
* * *
Словно сумасшедший, Гарри гнал машину по пустыне. Миль через десять дорога вдруг разделилась на две: правая — к аэропорту Скай-Ренч и левая — к мотелю “Лоун Пайн”. Гарри свернул налево, и машина помчалась вверх, по извивающейся между дюн дороге. Однако, через несколько минут ему пришлось остановиться.
Гарри выглянул в боковое окно и оцепенел: дорога была перекрыта аварийным шлагбаумом, возле которого толпились полицейские. Гарри вышел из машины и направился к стоящему впереди грузовику.
— Что тут происходит? — спросил он водителя.
— А черт их знает, — пожал тот плечами. — Я стою уже десять минут. Похоже, фараонам захотелось поиграть в свои полицейские игры.
К ним приблизился полицейский с электрическим фонариком в руке.
— И чего это тебе, приятель, дома не сидится? — поинтересовался водитель.
— Помолчи! — огрызнулся представитель власти. Чувствовалось, что ему не до шуток. — Через минуту поедешь.
Передние машины тронулись, Гарри вернулся к своему автомобилю, но не садился за руль. Правой рукой он судорожно сжимал в кармане рукоятку кольта. Он старался казаться спокойным, но каждый его нерв дрожал от страха.
Полицейский легко вскочил на колесо грузовика, посветил фонариком в кузов и спрыгнул на землю.
— Можешь ехать, — сказал он водителю. Затем он подошел к Гарри и посветил ему в лицо. Гарри почувствовал нестерпимое желание бежать, лишь усилием воли ему удалось остаться на месте. Полицейский перевел луч фонарика с Гарри на машину. Убедившись, что там больше никого нет, он спросил:
— Вам не встречался большой шестиместный автомобиль с двумя мужчинами?
— Машин на дороге много, — стараясь не выдать волнения, ответил Гарри, — но, чтобы с двумя мужчинами… Что-то не припомню.
— Никто их не видел! — раздраженно бросил полицейский. — Куда же все смотрели? Может, по дорогам ездят одни слепые? Ладно, проезжайте.
Гарри медленно миновал шлагбаум и сразу прибавил скорость. Если бы не Глори, он уже лежал бы у дороги, прошитый полицейскими пулями. Нежность к подруге охватила Гарри. Ничего, он не останется в долгу! Он сделает ее счастливой.
Гарри вспомнил о Берге и усмехнулся. Пусть дожидается его, пока не надоест! Гарри Грин похоронен в песке, и найти его могилу невозможно.
Через двадцать минут Гриффи увидел большой щит со стрелкой, указывающей путь к мотелю “Лоун Пайн”. Прошло еще пять минут, и перед Гарри появились ворота, за которыми полукругом располагались маленькие домики. На одном из них светилась надпись: “Контора”.
Гарри поставил машину возле старого “форда” и, толкнув дверь, вошел в тесную контору. За столом сидел пожилой толстяк без пиджака. Воротничок рубашки врезался в его мощную шею.
— Вам нужен домик? Вообще-то уже поздно…
— Моя фамилия — Гаррисон. Здесь должна быть моя жена.
— Гаррисон? — толстяк заглянул в книгу. — Так и есть. Миссис Гаррисон. Двадцатый домик — крайний слева.
— Благодарю, — Гарри уже собирался идти, когда толстяк вдруг спросил:
— Слышали про ограбление? Передавали по радио. Подумать только! Ради денег эти негодяи способны на что угодно.
— О чем вы? Я ничего такого не слышал.
— Полиция разыскивает полного человека со шрамом на щеке. С ним еще один бандит — раненный. Скорей всего, они едут в нашем направлении.
— Сюда? — побледнел Гарри.
— Да. У них автомобиль, но они не поехали к аэропорту Скай-Ренч. Ту дорогу патрулируют полицейские машины, но их там не видели. Значит, они должны ехать сюда.
Гарри вышел, быстро подойдя к машине, вынул ящичек с алмазами и пистолет Френкса, и постучал в крайний слева домик.
— Кто там? — услышал он встревоженный голос Глори.
— Это я. Гарри.
Дверь распахнулась, и Глори бросилась ему на грудь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

загрузка...