ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

 

— Но из Колье-сити никак не попасть в Нью-Орлеан.
— Нельзя? Ну, это меня не касается, — раздраженно бросил Гарри. — Она пожелала, чтобы я отвез ее, и я сделал это.
— Так-так… Это уж чисто по-женски. Никто не поймет эту породу. Как ее зовут?
— Глори Дейн.
Хаммерсток закурил и продолжал:
— Сдается, вы поссорились с ней перед самым отъездом. Жильцы из соседних домиков жаловались моей сестре: вы так орали…
— Возможно, — стараясь говорить спокойно, отвечал Гарри, — мы часто ругались последнее время, потому и расстались. Ничего не поделаешь, так бывает.
— Мы с женой тоже ругаемся, — сочувственно покивал Хаммерсток. — Но мне никак не удается расстаться с ней, — он захохотал. — Ну, хорошо, может мне и в самом деле отдать вам эти проклятые пятьдесят долларов? Расписку-то дадите?
— Если нужно…
Хаммерсток достал записную книжку, нацарапал что-то на листке и подал Гарри. Тот подписал бумажку, и Хаммерсток вручил ему пятьдесят долларов.
— А вы ловкий парень, — осклабился полицейский. — Не успели расстаться с одной подружкой, а уже завели другую.
— Благодарю и будьте здоровы, — сказал Гарри и захлопнул дверь перед носом полицейского.
* * *
Хаммерсток шел по асфальтовой дорожке к своему запыленному “линкольну”, а Гарри и Джейн смотрели на него, стоя возле окна.
— Не понимаю, как это Глори так ошиблась, — сказал Гарри. — Она всегда была очень аккуратной.
Джейн промолчала. Достав из сумочки расческу, она стала причесываться. Лицо ее было бледно.
— Что-то здесь не так… Почему ты испугался полицейского?
— Испугался? — Гарри пытался улыбнуться. — Да нет, что ты. Просто.., это из-за тебя. Он мог рассказать твоему отцу.
— Гарри, в чем дело? Ты уверял полицейского, что отвез Глори в Колье-сити, а мне сказал, что отправил ее поездом в Мехико.
Улыбка медленно сошла с его губ. Джейн слышала его разговор с Хаммерстоком.
— Колье-сити? — переспросил он, чтобы выиграть время. — Но мне же нужно было ему что-то сказать. Я не хотел, чтобы он совал нос в мои дела. Что ему до того, куда поехала Глори?
— Почему ты не захотел сказать, что она поехала в Мехико?
— Ладно, я скажу тебе, но обещай, что это будет между нами. Хорошо.
Джейн кивнула.
— Помнишь, я тебе говорил, что у Глори были неприятности с полицией? Ее разыскивали, но она не говорила мне — почему. Я не верю этому фараону. Скорей всего, эта история с деньгами — просто выдумка. Не знаю. Во всяком случае, я не хотел рисковать. С моей стороны было бы нечестным выдавать Глори, поэтому я сказал первое, что пришло в голову.
— А знаешь, — после недолгого молчания сказала Джейн, — я не верю, что Глори так легко оставила тебя. Она была влюблена, уж я-то в этом разбираюсь. Только у влюбленной женщины бывают такие глаза…
— Пойми же, — горячо заговорил Гарри, — пойми, наконец, именно потому, что она меня любила, мне удалось убедить ее. Она не захотела становиться на моем пути.
— Но ты же уверял, что она требовала денег? Ты даже думал, что тебе придется сильно потратиться, чтобы она оставила тебя.
— Сначала так и было, но потом она передумала. Глори требовала денег, надеясь, что я пожадничаю и предпочту жить с ней, только бы не расставаться с долларами.
— И тебе не жаль ее, Гарри?
— Жаль… Но разве это причина для того, чтобы портить себе жизнь.., и тебе. Ничего, она справится с этим. У нее теперь есть деньги, а брат позаботится о ней.
— Кто он?
— Какая разница?
— Ладно, Гарри, мне нужно идти, — Джейн шагнула к двери, Гарри пытался ее задержать, но замер под ее взглядом. — Я сказала, мне нужно идти. Встретимся завтра.
— Я позвоню тебе в десять. Может быть, ты устроишь мне встречу со своим отцом?
— Подумаю.
Он сделал шаг к девушке, но она выскочила из домика и почти бегом устремилась к “кадиллаку”.
— Что с ней? — спрашивал себя Гарри. Ему казалось, что он объяснил ей все очень убедительно, но, видимо, девушка не поверила.
Гарри стал судорожно одеваться. Руки его тряслись, и он забежал в ванную, чтобы там перед зеркалом застегнуть верхнюю пуговицу. Вернувшись в комнату, он увидел, что в кресле, сложив на коленях давно немытые руки, сидит жирный, похожий на жабу, человек. — Берг! — пронеслось в его мозгу.
* * *
Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. К Гарри постепенно возвращалось самообладание. Он понял, что если даже Берг и сомневался: Грин он или нет, то теперь уж прикидываться бесполезно.
— Здорово, Гарри, — Берг поднял руку в приветственном жесте. — Ты, пожалуй, уже и не думал увидеть меня? Садись-ка на кровать, нам есть о чем побеседовать, не так ли?
Гарри медленно опустился на указанное место и молча посмотрел на Берга.
— Ты что, в самом деле считал, что надул меня? — спросил Берг, закуривая и щурясь от сигаретного дыма. — Я слежу за тобой еще от Оклахомы. Ты неплохо проводил время. Мне понравилась твоя новая куколка, особенно там, под пальмами, а?
— Что тебе нужно? — выдавил Гарри. Берг оскалил прокуренные зубы.
— Хочу кое-что продать тебе. Одну очень нужную тебе вещичку.
— Что?
— Есть у меня кое-что: например, разводной ключ с пятнами крови и отпечатками твоих пальчиков. Может, купишь?
— Значит, это ты убил Глори? — внезапно севшим голосом спросил Гарри.
— Ага, — усмехнулся тот. — Кто же еще? Она получила свое. Но ведь только мы с тобой знаем, что это дело моих рук. Полиция-то этого не знает, и если найдет труп, сразу же займется тобой. Ну, а когда я подарю им ключ, все сомнения отпадут. Так что, покупаешь?
Гарри задумался. Нужно было выиграть время. Единственный шанс выжить — перехитрить этого разожравшегося убийцу.
— Да, — прошептал он, — я куплю.
— Я так и знал, — удовлетворенно крякнул Берг. — Ключик дешевый: всего пятьдесят тысяч долларов. Только теперь Гарри понял, почему Берг до сих пор не убил его: он хотел вернуть Делани его доллары.
— У меня столько нет! — в отчаянье крикнул Гарри. — Я верну тебе сорок. Это все, что осталось. Берг покачал головой.
— Делани желает получить все сполна. До последнего цента. Если у тебя нет, займи у своей куколки: она купается в деньгах, а кроме того, влюблена по уши.
— Я не могу этого сделать… Она не даст. Берг пожал плечами.
— Как знаешь. Либо пятьдесят тысяч, либо мне придется сделать фараонам подарок. Деньги — завтра утром.
— Завтра! — Гарри опустил голову. — Допустим, я достану деньги. Что дальше?
— Дальше получишь ключ.
— Почему я должен тебе верить?
— А почему бы тебе и не верить? Верь мне так же, как Делани верил тебе.
— Ты не получишь денег, пока не отдашь ключ, — заявил Гарри.
— А ты не получишь ключ, пока не отдашь деньги. Мы встретимся на том же пляже в десять вечера. Ты принесешь деньги, я — ключ.
Гарри все понял. Там, на пустынном пляже, когда он вернет этому маньяку деньги, тот убьет его. И ничто не спасет его, разве что собственная ловкость.
Берг тяжело встал из кресла и вышел, хлопнув дверью. Гарри сидел, не двигаясь, и размышлял о том, что Берг не убьет его, пока не получит денег. Прошло несколько томительных минут, и в голове Гарри родился план. Он должен захватить Берга врасплох.
Был уже девятый час, за окном стемнело. Гарри вышел из домика, сел в “бьюик” и загнал его в гараж. Потом он положил в карман кольт и отправился в ресторан. В зале было многолюдно, и никто не обратил внимания на нового посетителя. Гарри заказал бифштекс с картофелем и салат, и, когда официант собирался отойти, остановил его.
— Послушай, дружище, пока там на кухне выполняют заказ, окажи мне небольшую услугу, — сказал он, выкладывая на стол две долларовые бумажки.
— Слушаю вас, сэр, — поклонился официант, отправляя деньги в карман. — Чем могу служить?
— Мне нужно пять дощечек, размером шесть на двенадцать дюймов и две — три на шесть. Можешь достать?
— Не знаю. Если только у нашего столяра… Но он мог уйти домой.
— Спроси у столяра, — Гарри достал еще один доллар. — Это передай ему. Мне еще понадобится дюжина полудюймовых гвоздей, дрель, лобзик и кусок толстой проволоки.
Официант смотрел на Гарри, как на сумасшедшего.
— Попробую, — сказал он и исчез.
Минут через двадцать официант принес бифштекс и сказал Гарри, что приготовил в столярке все, что тот просил.
— Я живу в мотеле, домик 376, — сказал Гарри. — Принеси все это ко мне, и захвати еще бутылку виски. Материал и инструменты чем-нибудь прикройте, ну, хоть салфеткой.
Гарри не пришлось долго ждать. Минут через двадцать после того, как он вернулся домой, официант принес все необходимое, и Гарри принялся за работу. Из дощечек он смастерил ящичек с открытым верхом и сделал две отметки — одну на торце, другую на дне. С помощью дрели и лобзика он проделал в отмеченных местах два отверстия. Потом он взял пистолет, закрепил его на дне ящичка таким образом, чтобы дуло совпало с отверстием в торце и просунул указательный палец в нижнее отверстие, проверяя, можно ли нажать спусковой крючок. Это отверстие оказалось несколько узким, и Гарри расширил его. Он плотно прикрутил пистолет проволокой и попробовал нажать на спуск, потом достал коробку с патронами, вынул несколько и надрезал головки пуль. Зарядив пистолет, он дослал одну из пуль в ствол и окончательно закрепил оружие в ящике. Удовлетворенный своей работой, Гарри спрятал ящик в комод и собрал инструменты. Теперь все зависело только от его ловкости.
Глава 7
Поставив “бьюик” на стоянку, Гарри направился по дорожке к главному входу отеля “Эксельсиор”, где его должна была ждать Джейн. Он уже побывал в банке и договорился, что ему выплатят тридцать тысяч в бонах, а остальные десять получил наличными, и теперь они лежали в кожаном портфеле, который он сжимал в руке. В банке он заметил Берга, который хитро усмехнулся, заметив, что клерк оформляет Гарри какие-то документы. К отелю медленно подъехал “кадиллак” с открытым верхом, где сидела Джейн. Она была очень бледна.
— Поедем куда-нибудь, где можно поговорить, — тихо предложила она.
Гарри сел рядом, и они поехали по Двадцать седьмой авеню. Гарри посмотрел в боковое зеркальце: за ними неотступно следовал автомобиль Берга.
— Ты говорила с отцом? — спросил Гарри.
— Нет, — ответила Джейн, глядя прямо перед собой. — Он сегодня занят.
Гарри нервно заерзал на сиденье.
— У тебя такой вид, словно ты не спала всю ночь.
— А тебе удалось заснуть? — Она остановила “кадиллак” перед клубом. — Мы сможем поговорить здесь, на террасе.
На широкой террасе стояли столики под цветными тентами. Людей было немного. Отыскав укромный уголок, Гарри заказал двойную порцию виски.
— Джейн, ты действительно поговоришь с отцом? — спросил он. — Мне не хочется терять время…
Джейн хмуро рассматривала свои красивые длинные ногти, покрытые розовым лаком.
— Я не стану с ним говорить. Во всяком случае, сейчас.
— Почему? Ты передумала?
— Мой отец во всем полагается на здравый смысл, — тихо, но твердо сказала девушка. — Он никогда не спрашивает, почему я делаю то или другое, и он не отказал бы мне, если бы я попросила его поддержать этот бизнес. Он думает, что я тоже полагаюсь на здравый смысл. Но ты, на что полагаешься ты, Гарри?
— Джейн, ты не любишь меня?
— Я поняла, что ничего не знаю о тебе. Конечно, это безрассудство — влюбиться в совершенно незнакомого человека. Но что я могла с собой поделать? Ты мне казался необыкновенным. А вчера мне открылись две страшные вещи: во-первых, ты боишься полиции, во-вторых, ты — лгун. Я не могу быть партнершей человека, которому не доверяю.
Дрожащей рукой Гарри поднес стакан ко рту.
— Не ожидал… — сказал он, сделав большой глоток.
— Что ты сделал с Глори?
— Сделал? Не болтай, пожалуйста, — задыхаясь проговорил он. — Я же тебе сказал… Посадил ее на поезд в Мехико.
— Дай мне адрес ее брата. Я хочу знать, приехала ли она туда. В котором часу отошел поезд?
Гарри понял, что врать дальше бессмысленно. Джейн проверит все, что он скажет сейчас. Надо же быть таким болваном, чтобы не взглянуть на расписание поездов!
— Где-то утром… — он старался скрыть замешательство. — Ради бога, Джейн!
— Ты уверен, что утром?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

загрузка...