ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он подумал, что это тот, без лица, но не был уверен. Теперь звезды высыпали на небе узкой и длинной дорожкой, да еще проникал в ущелье слабый лунный свет.Прошло несколько часов, и наконец оживление у входа пещеру стало стихать, пока совсем не сошло на нет. В длинном коридоре замелькали, удаляясь, огоньки, становясь все меньше, потом исчезли совсем. Воцарились темнота и тишина, нарушаемые только журчанием воды да низким гулом, доносящимся из входа в пещеру, неустанным голосом бушующего пламени недр. Но рейнджер по-прежнему тихо лежал в своем укрытии и лишь когда перед рассветом наступил час мертвой тишины, он осторожно выбрался из зарослей. Миновал приземистый сарайчик, где хранилась взрывчатка, прилепившийся на берегу реки, незаметно и тихо спустился по тропе и подошел вплотную ко входу в пещеру. Почти в полной темноте зев ее, казалось, слегка светился и походил на обглоданный череп, у которого нижняя челюсть отвисла в ухмылке. Мгновение спустя эта зловещая пасть смерти поглотила его высокую фигуру. Глава 17 Бесшумно, как привидение, твердо зная чего он хочет, рейнджер крался по тоннелю в полной темноте. Снаружи казалось, что камень слегка светится, отдавая остатки угасшего дневного света, но здесь тьма была кромешная. И лишь когда воздух задрожал от гула подземного пламени и стали накатывать волны тепла, во тьме проступили стены тоннеля. Еще минута — и он, прижавшись к стене, притаился у входа в большую пещеру, всматриваясь в зловещую картину, открывшуюся перед ним.Сейчас высокий зал был безлюдным и пустынным, без каких-либо признаков жизни, и лишь бьющие снизу столбами струи горящего газа колебались из стороны в сторону. Под тиглями огня не было, по-видимому, отверстия в полу пещеры просто прикрыли толстой каменной плитой. Не было и изможденных, измученных людей, мешающих в котлах железными черпаками, или сгибающихся под тяжестью мешков с рудой. Не было и бронзоволицых надсмотрщиков, стоящих с винтовками наизготовку. Но массивный пласт песчаника был все тот же; и те же необычные прожилки желтой или черной руды с подстилающим слоем зеленоватого глинистого сланца.Хэтфилд удовлетворенно кивнул головой.— Да, это они, — размышлял он, — тонкие плоские массивы, «трубки» и «цилиндры». Но эти, похоже, толще, длиннее и богаче, чем о них пишут в книгах. Другого такого месторождения, наверно, нет нигде в мире. А еще говорят об Эльдорадо, которое искали испанские, конкистадоры, о семи городах Циболы, богатых золотом, которые искал Коронадо! Даже если все, что о них говорят — чистая правда, этому они все равно и в подметки не годятся!Он бесшумно развернулся и тихонько пошел коридором, очень осторожно, слегка касаясь стены справа. кончиками пальцев. Ощутив под пальцами шероховатые грубые доски двери, он остановился.— Должно быть, это лаборатория, где я был, — пробормотал он себе под нос. — Ну-ка посмотрим… та, другая дверь должна быть шагах в пятидесяти отсюда…Примерно через полсотни шагов, как он и предполагал, поиски его увенчались успехом — пальцы коснулись второй двери, той самой, которой охранники невольно сторонились, когда вели его этим коридором к месту заточения, в старую хижину. Он тщательно ощупал дверь сверху донизу и обнаружил засов, запирающийся примитивным висячим замком. Он покрутил в руках замок, достал один из своих «Кольтов» и просунул мощный ствол в отверстие скобы. Нажал пару раз и хрупкий металл скобы с треском лопнул. Замок, негромко звякнув, упал на пол.Медленно текли минуты. Рейнджер внимательно вслушивался в тишину, держа «Кольт» наготове. Ни звука, только негромкий гул пламени. Стараясь не шуметь, он отодвинул засов и толкнул дверь. Она открылась, он вошел в темную комнату, где не было слышно ни звука и закрыл за собой дверь.Комната была не совсем темна. — Слабое неровное свечение, казалось, рассеивало время от времени тьму. От стен исходило бледно-голубое сияние, как будто вокруг были развешены, как гирлянды сказочных светлячков, дрожащие, загадочные огоньки. Было что-то фантастическое и прекрасное в этом ожерелье живых огоньков на черном теле тьмы. И Хэтфилд, глядя на все это, затаил дыхание, а душа его ликовала.— Ну вот, на этот раз я не промахнулся, — прошептал он еле слышно. — На этот раз — прямо в точку, без дураков. Вот оно, все, как я и думал!Он осторожно чиркнул спичкой; Огонек осветил нишу, вырубленную в толще скалы. В ней на полках стояли небольшие стеклянные сосуды, тускло мерцавшие при свете спички; но как только пламя спички погасло, волшебные огненные мушки опять ожили.Хэтфилд, направившись к двери, покачал головой. В эту минуту он подумал о Человеке Без Лица.«Как бродяга, который нашел банкноту в тысячу долларов. В руках у него богатство, а воспользоваться им не может. Если попытается ею расплатиться, его спросят — где взял, и тогда настоящий хозяин придет и заберет. Также и этот: держит такое богатство в руках! Но если попытается им воспользоваться, его спросят, откуда оно у него — а объяснить он не может. Пока не может. Вот он и хитрит, изворачивается, замышляет что-то. И его надо остановить. И я это сделаю!Глаза его стали холодными, как дыхание водопада зимой, и обычно добродушная усмешка уступила место непреклонной решимости. Он сжал губы и шагнул через порог, закрыв за собой дверь. И вновь мысленно обратился к Человеку Без Лица: «У тебя был шанс. У тебя была возможность спастись, пока все это еще не погубило тебя. И ты мог бы спасти остальных, тех, кто с тобой, если бы не был подлецом. Но ты этого не сделал. Да, у тебя была возможность. Но ты ее упустил».Он приладил сорванный замок на место. Со стороны, если специально не присматриваться, все выглядело по-прежнему.«Если обнаружат — будут осложнения, — беззвучно усмехнулся он, — но выяснить, кто и как его поломал, это тоже непростая задача».Когда он вернулся в свое укрытие в зарослях, небо над головой начало светлеть. Полдела сделано. Вторую половину, более трудную, еще предстояло сделать.«Надо узнать, как они попадают в этот каньон, — пробормотал он. — По веревке они не лазят, это точно. Конечно, должен существовать ход, и, думаю, такой, что по нему может пройти лошадь. Но чтоб на него наткнуться случайно, может понадобится целый год, а на везение надеяться нельзя».Укрывшись поглубже в зарослях, он свернулся калачиком и уснул, а через несколько часов его разбудил шум, доносившийся из входа в пещеру.Это охранники загоняли едва волочивших ноги рабочих в мрачную дыру. На скулах у Хэтфилда заходили желваки, когда он вгляделся в эти лица, потерявшие всякую надежду, изуродованные шрамами и следами побоев, в эти мутные и потухшие глаза. И ему почудилась костлявая рука смерти, протянутая к этим сгорбленным спинам, смерти, которая одна могла принести им избавление от мучений. И он заерзал, стараясь поудобнее пристроить ноющую левую руку.Последний охранник скрылся в тоннеле. Хэтфилд доел остатки хлеба и мяса, запил водой из речки и решил продолжить наблюдение. Но вдруг раздался какой-то новый резкий звук. Рейнджер бросился к речке раздвинул ветви и стал высматривать источник шума. «Ага, так вот как они сюда добираются! — пробормотал он. — Как же я раньше-то не догадался!»Этот внезапный шум издавали весла, поскрипывающие в уключинах. Наискосок через речку плыла неуклюжая тяжелая лодка. В ней сидели пятеро: двое гребли, а еще двое стерегли пятого, по-видимому, пленника. Когда лодка пристала к берегу рядом с сараем для взрывчатки, и пленника выволокли на берег, Хэтфилд даже присвистнул от удивления.Лицо у пленника было разбито в кровь, он пошатывался, но голову держал высоко.Это был Сид Маккой. Глава 18 Хэтфилд напряженно следил за тем, как охранники выгрузили пленника на берег. Двое повели его, подталкивая в спину револьверами, к длинному бараку, где ночевали рабочие. Остальные двое, привязав лодку, направились ко входу в пещеру и исчезли в ней. Вскоре один из тех, кто отводил пленника в барак, вернулся и прошел в пещеру вслед за ними. Другой, очевидно, остался сторожить.В течение бесконечно тянувшихся минут Джим Хэтфилд лежал неподвижно. Он лихорадочно перебирал в мыслях варианты, пытаясь перестроить свои планы и приспособить их к неожиданному повороту событий.— Я не имею права оставить его здесь, — бормотал он, имея в виду Сида Маккоя. — Черт их знает, что они собираются с ним сделать. Парень он отчаянный и, наверняка, выкинет какой-нибудь номер, который доведет этих мерзавцев до белого каления. А им для этого много не надо. Нет, рисковать нельзя ни в коем случае».Проклиная эту внезапную и неприятную случайность, спутавшую его тщательно продуманные планы, рейнджер осторожно крался берегом реки к длинному бараку.Теперь надо перескочить через опасные открытые отрезки местности, и Хэтфилд преодолевал их не дыша. Возле барака, впрочем, заросли были погуще и подступали к самому зданию. Хэтфилд подполз к краю кустарника и, выглянув, увидел охранника, лениво опершегося на угол, с сигаретой в руке. Стоял он к рейнджеру, спиной, и сама поза его говорила, что он не ожидает никакой угрозы.Подобно колечку дыма Хэтфилд преодолел расстояние до часового и уже готов был схватить его за горло, как вдруг наступил на сухую ветку и та громко хрустнула у него под ногой. Охранник повернулся к Хэтфилду, его челюсть отвисла от удивления и он на какое-то мгновение остолбенел. И именно в этот момент к нему подкралась смерть. Слишком поздно он потянулся к оружию, слишком поздно он решил закричать…Пальцы рейнджера как стальные клещи стиснули его горло. Другой рукой Хэтфилд перехватил запястье правой руки противника, не дав ему дотянуться до револьвера. Схватка длилась несколько мгновений — часовой взлетел в воздух и тело его глухо шмякнулось на каменный грунт. Он коротко захрипел, сжался как узелок с тряпьем и затих. Хэтфилд быстро обшарил его карманы, нашел большой ключ и вставил в замок. Дверь барака распахнулась и он увидел Сида, сидящего на грязной койке, обхватив голову руками. Сид поднял голову и удивленно вытаращился на Хэтфилда. Рейнджера передернуло от жуткого смрада, запаха тления и смерти, стоявшего здесь.— Не задавай вопросов! — выпалил он, когда Сид попытался заговорить. — Выбирайся отсюда, да поживее!Маккоя не пришлось долго уговаривать. Он рванулся к двери и выскочил вслед за Хэтфилдом. Тут же наклонился над бесчувственным охранником, содрал с него ремень с кобурой и застегнул у себя на бедрах.— Ну, приятель, — бросил он, — не знаю, откуда ты взялся, но я с тобой!— Это как раз то, что нужно, — одобрил Одинокий Волк. — Подробности — позже. Двигай за мной! И как ты попал к ним в лапы?— Ехал на свидание с Карин Уолтере, — немногословно ответил Маккой. — Мы с ней встречаемся после того вечера в «Первом шансе». Мне «Ниггер» Майк привез сообщение с просьбой встретиться на ранчо «Ригал», у края каньона Дьявола. Вот мы с ним и ехали прошлой ночью, когда на нас набросилась банда. Меня они сцапали и приволокли сюда. А Майк удрал…— Еще бы, — загадочно заметил Хэтфилд. — Ты видел, как тебя сюда привезли?— Похоже, что через тоннель. Мне глаза завязали а сняли повязку только в лодке. Спускались мы, наверно, по ступенькам, или чем-то вроде того, судя по тому, как цокали лошади, и по наклону тела в седле. А вот расстояние, которое мы проплыли в лодке, думаю, могу высчитать.— Хорошо бы, чтобы ты все правильно высчитал, — угрюмо заметил Хэтфилд. — А сейчас поосторожней. Если проскочим этот последний открытый участок, то у нас появится шанс.Однако проскочить им не удалось. Как раз на середине их застиг окрик со стороны пещеры, а потом раздался выстрел.Пуля просвистела между ними, когда они нырнули в заросли. Хэтфилд шепотом чертыхнулся: Они все еще находились по другую сторону от входа в пещеру, им надо было проскочить мимо, но попытка сделать это была равносильна самоубийству. Рейнджер молниеносно выхватил оба «Кольта» и, непрерывно стреляя, послал град визжащего свинца в сторону пещеры. Выскочившие было оттуда едва различимые фигуры бросились назад с проклятьями и воем. Кто-то стонал от боли.— Ты в одного попал, приятель, — бурно обрадовался Сид Маккой. — Дай-ка я уложу следующего!— На нашу с тобой долю хватит, и даже с избытком, — сказал ему Хэтфилд.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...