ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Лучше ложись. Они прячутся за камнями, а нас прикрывают только листья и ветки.В проеме пещеры вспыхивали огоньки выстрелов; пули стегали по листве, откалывали щепки от стволов, щелками по камням и с визгом рикошетировали. Хэтфилд и Маккой отстреливались, но находились они сбоку, и стрелять приходилось наискосок. Это мешало бить прицельно.— Через минуту-другую они пристреляются, и накроют нас, как пить дать, — пробормотал Одинокий Волк, вставляя патроны в пустой барабан.— Хоть бы пристрелить одного-другого, прежде чем меня достанут, — проникновенно взмолился Сид Маккой.Хэтфилд палил из револьверов, а глаза его рыскали по сторонам в поисках выхода. Вдруг губы его плотно сжались.— Ложись! — велел он Маккою. — Если я не ошибаюсь, сейчас здесь будет ад.Наведя револьверы на приземистый сарай со взрывчаткой, Хэтфилд стал стрелять из обоих «Кольтов». Хлопки выстрелов зазвучали частой дробью. В стене сарая виднелись трещины, и в эти трещины он посылал одну пулю за другой. И вдруг треск его выстрелов утонул в громе страшного взрыва. Оглушенный и ошеломленный, брошенный на землю мощной ударной волной, рейнджер увидел, как пороховой склад вздымается кверху гигантским грибом желтого пламени и клубов дыма! Какое-то мгновение он лежал, не в состоянии шелохнуться, потом ему удалось приподняться на локте и широко раскрытыми глазами увидеть вызванные им ужасные разрушения.На месте порохового склада на берегу возникла огромная воронка, и в этот пролом бешено устремилась река.Ревущий, пенящийся поток хлынул прямо к пещеру. Сквозь его рев еле пробивались отчаянные вопли обреченных охранников. Несколько человек пытались выбраться из тоннеля, но их смыло стремительно мчащейся водой. И лишь один, высокий и широкоплечий, сумел прорваться против бурного течения, отшвырнув при этом находившегося рядом и уцепившегося в его руку человека. Хэтфилд сразу же узнал эту могучую фигуру и вскочил на ноги, заряжая револьверы.Но руки его были как ватные и дрожали. Он зло чертыхнулся при виде того, как безлицый целый и невредимый исчез в кустах. Рейнджер повернулся к Сиду Маккою, чтобы помочь ему встать.Молодой человек находился в полубессознательном состоянии, у него шла кровь, но серьезных повреждений, очевидно, не было. Хэтфилд попытался заговорить с ним, но тут со стороны входа в пещеру раздался страшный грохот. На какое-то мгновение рейнджер оторопел, но потом понял, в чем дело. Схватив Маккоя за плечо, он потащил его к реке. Вся вода теперь уходила в пролом, и ниже него от реки остались лишь мелкие лужи и мокрый ил.— На другую сторону! Быстро! — рявкнул он.Спотыкаясь и скользя, увязая и барахтаясь в тине, они со всех ног кинулись через лужи и грязь к противоположному высокому берегу. А сзади нарастал глухой рев, грохотали взрывы. Вода из реки докатилась до огненной преисподни. Добежав до скалистой стены каньона, Хэтфилд и Маккой оглянулись на другой берег.Вдруг вода забурлила, вспенилась и хлынула назад, как будто вытолкнутая из недр горы какой-то страшной нарастающей силой. Вскоре на какое-то, время напор ослаб, забурлила пена в водовороте, забушевали волны, накатываясь на берега и поднимая тучи брызг. Затем вода вновь хлынула с ревом в отверстие, как будто затягиваемая внутрь такой же стремительной силой. На какое-то мгновение стало тише — жуткое леденящее мгновение неопределенного равновесия противоборствующих стихий. И вдруг тело скалы вспучилось, как будто под воздействием страшного удара кулаком изнутри, из самого чрева земли. Какую-то долю секунды казалось, что скала выстояла под этим ударом, что она упорно сопротивляется страшному напряжению — но тут она лопнула и раскололась на отдельные куски. Уродливые глыбы медленно подались вперед. Из открывшегося отверстия вырвался черный дым с лилово-синими языками пламени, за ним из жерла ударил белоснежный столб пара, мгновенно разбухший в огромную лавину, несущую черные каменные глыбы и многоглавые огненные зарева.С грохотом, как будто враз ударила тысяча громов, рухнула передняя часть скалы, тысячи тонн каменных обломков обрушились вниз, замуровав вход в пещеру, при этом возникшая насыпь преградила путь воде и вернула реку в прежнее русло. Огненное чудовище внутри горы победоносно удалилось с прощальным раскатистым рыком. Из-под каменных обломков поднимались тоненькие струйки пара и таяли в вышине. Воздух стал прозрачным, в темном ущелье установилась тишина, и только речка всхлипывала и рыдала. Сид Маккой глубоко вздохнул и вытер кровь с лица.— Ну, приятель, — сказал он убежденно, — когда надо устроить преисподнюю, ты просто король!— Пошли, — сказал ему Хэтфилд с усмешкой, — дьявол все еще не пойман, хоть преисподнюю мы вроде прикрыли. Посмотри-ка, сколько камней набросало в речку. Сдается мне, мы сможем по ним перебраться — промокнем не больше, чем уже промокли. А выпачкаться сильнее все равно невозможно!Они перебрались на другой берег, хоть и не так легко, как предполагал Хэтфилд, — кое-где пришлось выдержать напор стремительного и бурного течения. Оказавшись на другом берегу, Одинокий Волк вскоре отыскал следы Человека Без Лица.— Он так спешит, что ему некогда следы скрывать, — заметил Маккой. — За ним идти — все равно что по колее за телегой.Они пробирались через заросли не один час; но чем дальше они шли, тем меньше и светлее становился каньон. У последней горы они замедлили шаг и дальше пробирались очень осторожно. Вдруг Маккой воскликнул:— Вон там, видишь — расщепленная молнией сосна, а за ней — расщелина в скале.— Угу, угу, — кивнул рейнджер. — А под выступом справа лошади в стойлах — у них здесь, видно, постоянная конюшня.— А вон мой Пинто-Пегаш! — добавил Маккой. — И седло с уздечкой висят рядом!Через пять минут они оба уже сидели на лошадях и осторожно ехали по темному тоннелю, полого поднимающемуся в теле скалы. Огня не зажигали, боясь засады. Потом были широкие ступени, вырубленные в камне, и по ним лошади шли медленно, время от времени спотыкаясь. Затем еще один отрезок плавного подъема и наконец в конце тоннеля забрезжил свет. Недалеко от узкого выхода они слезли с лошадей и дальше пробирались пешком.Коридор выходил на каменную площадку среди обступивших каньон невысоких выветренных холмов. Вокруг было множество трещин, провалов, зияющих щелей.— Можно проехать в двух шагах от этой дырки и не заметишь, что там ход, — проворчал Хэтфилд. — Надо хорошенько запомнить место, иначе потом черта лысого найдешь!— Я запомнил, — сказал ему Маккой. — У меня на такие вещи нюх. А как ты считаешь, кто-нибудь из тех спасся?— Уверен, что нет, — ответил Хэтфилд, и глаза его помрачнели, когда он подумал о судьбе бедных работяг, погребенных внутри горы.— Все равно, им лучше быть мертвыми, — сказал он себе. — Они в сущности и были трупами. А так, как они погибли, это, на мой вкус, быстрая и легкая смерть.И он умостил ноющую левую руку поудобнее. Глава 19 Они неслись вскачь вдоль края каньона, пока не добрались до зарослей, где Хэтфилд оставил Голди. Он соскочил с пегаша, снял с него седло и уздечку и отпустил на все четыре стороны, дружески хлопнув ладонью по костлявому крупу.— Иди, — сказал он. — Мы там внизу отвязали твоих приятелей, можете немного порезвиться на воле.А потом повернулся к Сиду Маккою.— Подожди, здесь в кустах мой гнедой. Я пересяду и рванем. Есть у меня еще одно неотложное дельце…Маккой посмотрел на него пристально, но вопросов задавать не стал.Недалеко от края Каньона Дьявола они пересекли ограду ранчо «Ригал» и выехали на дорогу. Маккой взглянул на запад:— Смотри, со стороны Вегаса кто-то едет сюда. Несется, как угорелый, — заметил Маккой и добавил. — Да это Хайпокетс Хилтон!Подъехав ближе, помощник шерифа вскрикнул от радости:— Хэтфилд! Вот ты-то сейчас мне больше всего и нужен! И Сид Маккой! А ты, черт возьми, ты откуда тут взялся?— Что случилось, Хилтон? — быстро спросил рейнджер.— «Ниггер» Майк Брокас прискакал на ранчо Маккоя, — быстро сказал Хайпокетс, — с воплями, что дон Себастиан со своими людьми захватил Сида и собирается разделаться с ним! Старик Анси и его ребята тут же остервенели и поскакали разбираться на гасиенду «Ригал». Сейчас они уже там, и один черт знает, чем это кончится! Я послал дона Остина и Борова искать шерифа — тот поехал на ранчо, «Три креста», которое сегодня должны продавать, вот он и решил присмотреть… как только они его найдут — сразу прискачут сюда.Все это Хайпокетс объяснял на скаку, потому что тройка всадников уже мчалась по дороге. И у него, и у Сида Маккоя были отменные лошади, но крупный гнедой рейнджера все больше и больше вырывался вперед. Он опережал их уже на несколько сот ярдов, когда показались железные ворота усадьбы дона Себастиана. Но еще задолго до этого они услышали зловещий треск, будто сухие сучья в костре… Треск этот все нарастал. Так что, когда Хэтфилд направил распаленного гнедого в открытые ворота, вокруг вовсю гремели выстрелы.Прячась за деревьями, парни Маккоя палили напропалую. Из окон хозяйского дома, где вместе со своими людьми забаррикадировался дон Себастиан, были видны вспышки ответных выстрелов. Могучий гнедой молнией вылетел прямо в центр сражения. Хэтфилд быстро спрыгнул на землю, шагнул вперед и застыл. Суровый, непоколебимый, с двумя револьверами на поясе. А на левой стороне его груди блестела серебряная звезда в круге. Хэтфилд поднял вверх руку, и его голос перекрыл грохот выстрелов:— Именем штата Техас! Прекратить огонь! Всем выйти! Хватит уже этого безумия!Тут он повернулся к большому дому:— И к вам это тоже относится, парни, — гремел его голос. — Все сюда выходите! Мне надо кое-что сказать всем вам.На секунду стало так тихо, что зазвенело в ушах.— Боже правый! — удивленно воскликнул Чет Мэдисон. — Рейнджер!»— Именно он! — подтвердил, не жалея глотки, Хайпокетс Хилтон, резко осаживая лошадь. — Рейнджер, и если хотите знать — сам Одинокий Волк! Слыхали про такого?Да, это имя знали все. Не было человека, который не слышал бы о знаменитом лейтенанте, правой руке угрюмого старого капитана Билла Макдоуэлла.И снова воцарилась напряженная тишина. Ее нарушил резкий крик Анси Маккоя:— Сид! Откуда, черт побери, ты взялся? И что, в конце концов, здесь происходит?Тут хлопнула парадная дверь хозяйского дома, и на крыльцо выбежала девушка с развевающимися на ветру рыжими волосами.Сид Маккой соскочил с седла, бросился к ней и крепко обнял. Старик Анси чуть не задохнулся от изумления, и глаза его полезли на лоб. И тут он встретился взглядом с доном Себастианом Гомесом, который как раз спускался по ступеням в окружении своих людей. Джим Хэтфилд посмотрел на одного, на другого — и глаза его лукаво засветились, а губы растянулись в улыбке.— Ну что, вы оба по-прежнему намерены продолжать в том же духе, — говорил он растягивая слова, — и оставить детишек без прадедушек?Старик Анси взглянул мельком на своего рослого внука и рыжеволосую девушку, затем вновь уставился на Себастиана Гомеса. И тут дон Себастиан улыбнулся, сверкнув белоснежными зубами. В ответ старик Анси распялил в ухмылке беззубый рот.— Ну, — скрипуче засмеялся он, — я всегда мечтал стать прадедушкой. Надеюсь, Гомес, ты тоже не против?Педро Зорилья задумчиво скреб подбородок.— Ты помнишь, как я сказал тебе однажды, что мне легче броситься в объятия пумы, чем снести пощечину от этого человека. Можешь считать, что со мной это сегодня случилось. Но я по-прежнему предпочел бы объятия пумы!Катрин посмотрела Педро в глаза.— А ты помнишь, что я тогда сказала? Мое мнение тоже не изменилось.И она, улыбнувшись, заглянула в лицо Сиду.А Хэтфилд тем временем все высматривал кого-то. И вдруг зазвенел его голос — властно и строго:— Брокас, стой! Стой, я тебе говорю!Майк Брокас украдкой перебегавший от дерева к дереву, чтобы добраться до привязанных лошадей, с проклятьями развернулся на месте. «Кольт» в его руке бахнул, выбросив сноп пламени, и пуля обожгла щеку Хэтфилда.Но прежде чем он успел опустить курок во второй раз, его достал выстрел рейнджера. Майк рухнул на землю как мешок: револьвер выпал у него из пальцев. Хэтфилд подошел к нему, взглянул на кровоточащую рану, сорвал с него рубаху, разодрал ее на длинные ленты и начал перебинтовывать метиса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...