ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Через мгновение улица взорвалась грохотом выстрелов.Вакерос, которых было вдвое меньше, сломались первыми и, пришпоривая лошадей, бросились прочь из города, оборачиваясь на ходу и посылая смертоносный свинец через плечо. Трое из них остались на месте. Они лежали посреди пыльной улицы, раскинув руки. Блейн Хэтч тоже лежал в пыли, безмолвный и неподвижный. Рядом с ним лежал совсем юный парнишка, самый молодой ковбой Анси Маккоя, между его раскрытых глаз зияла черная ранка.После этого происшествия ранчо «Ригал» превратилось в военный лагерь. Ранчо «М» — в другой такой же лагерь. Чет Мэдисон, занявший место приказчика, совещался со стариком Маккоем. Они планировали ночной рейд. Шериф Дент Крейн вызвал себе в помощь нескольких заместителей и предупредил обе враждующие стороны, чтобы те воздержались от агрессивных выпадов. Старик Маккой прямо сказал ему, чтобы он убирался к черту.Дон Себастиан Гомес с ледяной учтивостью отклонил требование убрать вооруженные патрули с дорог, ведущих к его ранчо. Шериф Крейн не тешил себя иллюзиями. Надежды на мирное урегулирование конфликта почти не было.— Междоусобица все равно вспухнет, чуть раньше или чуть позже, — мрачно заявил он своему заместителю Хилтону Хайпокетсу. Тот немедленно согласился с ним и принялся деловито чистить свою винтовку.Поговаривали, что Нельсон Пейдж, который купил большое ранчо «плюс П» (Плюс Пи) к юго-западу от ранчо Маккоя отбил телеграмму губернатору штата с требованием прислать отряд рейнджеров.— Черт возьми, я надеюсь, что его послушают, — заявил шериф Крейн. — Но при нынешнем положении дел на восточной границе и в округе Пэн Хэндл тоже, не говоря уже о беспорядках на нефтяных месторождениях на многое рассчитывать не приходится. Вот увидите ответ придет: «На усмотрение местных властей». Вот такой ответ он получит, попомните мои слова!— Он здесь совсем недавно обосновался, — заметил Хайпокетс.— Да, года два назад приехал с Востока. Но раньше он жил здесь, на Западе, давно, правда. Потом уехал, а пару лет назад вернулся, купил ранчо старика Тернера. Его почти не видно, хотя парень, вроде, ничего, все так говорят.В напряжении прошла неделя, началась следующая. Вдоль изгороди ранчо «Ригал» то здесь, то там гремели выстрелы — вакерос дона Себастиана и ковбои Маккоя обменивались любезностями.Затем Гомес посетил шерифа в его конторе.— Я хочу заявить, что трое из моих людей исчезли четыре дня назад, — заявил он Крейну. — Я не рассчитываю, что их найдут живыми, но хочу, чтобы вы организовали поиски тел, чтобы их могли похоронить как подобает.Когда гидальго ушел, шериф устало выругался. В этот момент в его кабинет вошел Хайпокетс. Он покачивал головой и прищелкивал языком.— Тебе-то чего здесь нужно? — спросил Крейн.Хайпокетс снял шляпу и вытер взмокший лоб.— Мне срочно надо выпить! — заявил он. — Дент, я только что видел жуткую вещь. Три мексиканца притащили к доктору Остину какого-то парня, с виду вроде индейца. Он еле живой — бормочет что-то, ничего не разберешь. Весь покрытый язвами и какими-то ранами, вроде ожогами, как будто его жгли каленым железом. Док взялся было помогать ему, но бедняга отправился на тот свет раньше, чем тот успел что-нибудь сделать. Я был там, помогал доктору — подавал инструменты и все такое. Мы с доком хотели спросить у мексиканцев, что случилось с беднягой, глядь — а их уже и след простыл. Я бросился туда, сюда — все бестолку — нигде нет! — Хайпокетс нервно оглянулся по сторонам и заговорил тише. — Слушай, Дент, — сказал он, судя по виду, с этим парнем проделали то же самое, что и с беднягой Томом Харди. Послушай, что я тебе скажу. Что-то тут не так, в нашем округе творится что-то неладное. Похоже, завелась какая-то нешуточная банда, орудует по всей округе, точно тебе говорю, попомнишь мои слова.— Похоже, вся дрянь с обоих берегов реки стекает к нам сюда, — пробормотал шериф с досадой.— Да, я тут только что встретил одного возле салуна Холидея — шикарный экземпляр, вот такого роста красавец, верхом на великолепном гнедом, я такого в жизни не видел, мечта, а не лошадь!— Бродяга-ковбой, что ли? — спросил шериф. Хайпокетс покачал головой.— Да нет, на ковбоя не похож — хотя одет, как ковбой. Игрок, по-моему, черная шляпа, сюртук, белая сорочка, черный платок на шее. Хотя для игрока, пожалуй, слишком загорелый, но руки холеные, пальцы длинные, тонкие. Глаза обычные. Серые, блестящие и узкие такие. Я выхожу из салуна, а он как раз с коня слез, уставился на меня — взгляд, как будто видит тебя насквозь, видит, какая у тебя печенка — белая или красная, видит все твои потроха. Хотя он взглянул так, вскользь, между прочим, но если б этот фрукт уставился на меня в упор, я бы, пожалуй, унес ноги как можно скорей, только бы меня и видели!Шериф Крейн хорошо знал Хайпокетса, известно ему было, с какой легкостью тот прибегал по любому поводу и без оного к услугам своего «Кольта», поэтому подобное заявление в его устах произвело на шерифа глубокое впечатление. Глава 6 В салуне «Первый шанс» жизнь кипела вовсю. В городе собрались несколько групп ковбоев и ганфайтеров, отогнавших огромные стада на север, и теперь свободных. Шахты к югу от Рио-Гранде закрылись на праздник, и шахтеры толпами прибывали в город. Нависшая угроза междоусобицы только подогревала интерес: владельцы ранчо и ковбои не намерены были упустить ничего интересного, танцевальные и игорные залы работали на всю катушку, не говоря уж о прочих, более интересных заведениях. Салун Холидея по кличке «Боров» был самым большим и шикарным в Вегасе. Здесь собиралась самая солидная публика. Боров имел репутацию человека, который все делает по высшему классу. У него были Хорошенькие девочки, в основном сеньориты с миндалевидными глазами, и они прекрасно танцевали. Холидей продавал лучшее виски в округе и брал за него дорого. Он и сам напоминал одну из своих винных бочек, но большинство сходилось на том, что Боров — честный малый. У него были удивительно длинные волосатые руки, достающие чуть ли не до колен; ноги — кривые и толстые, широченные плечи. Шея тоже толстая и жилистая, как ствол ели. Глазки маленькие и игривые. Они прятались в складках жирного лица, испещренного морщинками от постоянной ухмылки; челюсть у него была тяжелая, нос маленький и вздернутый. Роскошная грива жестких, стального цвета с проседью волос была зачесана назад, оставляя открытым громадный куполообразный лоб. Он производил впечатление человека медлительного и неуклюжего, но мог без труда с места перепрыгнуть через высокую стойку, да еще и успевал хлопнуть в ладоши прежде чем приземлиться на другой стороне. Но эта полнота и кажущаяся медлительность до такой степени заводили в заблуждение, что некоторые агрессивные парни даже отваживались затевать с ним драки, это с Боровом-то!— К утру эта публика будет стоять на ушах, — заметил старший бармен Холидея, вытирая пот с лица кухонным полотенцем. Еще такая рань, а я уже разливаю виски так, что стойка дымится!Боров рассеянно кивнул, он был поглощен тем, что происходило за столом для покера в дальнем конце зала. Там обычно играли по-крупному. За всеми столами шла игра, весело вертелась рулетка, с сухим треском катились по деревянным столам кости, уже начал настраиваться оркестр.За тем столом, который привлек внимание Холидея, сидели пятеро. Троих он знал, это были скотоводы, владельцы небольших ранчо. Четвертый был элегантный человек с маленькими черными горящими глазами на матовом лице, тонкими красными губами и крючковатым носом. Он был высок, строен, гибок. Тонкие, изящные руки ни на секунду не оставались в покое. Холидей, казалось, с одобрением скользнул по нему взглядом и сосредоточился на пятом, глядя на него задумчиво, оценивающе.— А этот откуда взялся? — пробормотал он себе под нос. — Похоже, тертый калач, и с картами обращается мастерски. — Холидей изучающе разглядывал его наряд — длинный черный сюртук сидит великолепно, дорогие плисовые бриджи заправлены в начищенные до блеска сапоги. Картину дополняли бордовый жилет, ослепительно белая сорочка и, завязанный бантом тонкий черный шнурок вместо галстука. На голове была широкополая черная шляпа, низко надвинутая на глаза. От Холидея не ускользнуло, что тонкую талию незнакомца опоясывали сразу два пояса-патронташа.— Настоящий игрок, по всем показателям, — пробубнил он себе под нос, — а руки-то точно, как у игрока. Ух ты! Да-а, высокий парень, ничего не скажешь! А плечи-то! Ты только посмотри! И глаза тоже необычные — цветом вроде как водопад морозным утром. Я так думаю, эти глаза ничего не упустят. Ну, ему придется смотреть в оба, с Майком Брокасом, тем, кого кличут «Ниггер», за карточным столом не очень-то расслабишься!Взгляд Холидея снова скользнул по человеку с матовым лицом, и его маленькие глазки замерцали мрачно и угрожающе.— Да, этого ублюдка я бы давным-давно выкинул отсюда к чертовой матери, если б только не Анси Маккой — души в нем не чает, — проворчал он. — Стоит появиться этому шакалу со змеиными глазками — неприятностей только и жди!Некоторое время он молча наблюдал, как играет «Ниггер». Наконец бросил это занятие и проворчал с отвращением:— Мухлюет как черт, мошенник, провалиться мне на этом месте, но схватить его за руку никому пока не удалось. Но вот если я когда-нибудь его поймаю…Майк Брокас, по кличке «Ниггер», работал у Анси Маккоя, разумеется, когда не был занят картами. Когда он управлялся с лошадью, с веревкой, с тавром, ножом или «Кольтом» — тут равных ему не было; он пользовался славой лучшего следопыта к западу от реки Пекос. Его репутация игрока в покер тоже была достаточно хороша, но слегка размыта по краям, хотя никому пока еще не удалось прямо обвинить его в каком-нибудь мошенничестве. Может быть, это объяснялось тем, что его тонкие ловкие руки, которые мастерски управлялись с картами, столь же ловко владели тяжелым «Кольтом», который болтался у него на ремне — слева спереди, так как Брокас был непревзойденным мастером редкого стиля стрельбы — «перекрестного» (слева правой рукой выхватывал «Кольт»).— Во всем штате Техас не найдется никого, кто смог бы потягаться с ним в этом деле, — любил повторять старик Анси.Те, кому довелось видеть Ниггера Майка в деле, обычно не старались опровергать этого утверждения.Майк был не слишком дружен с другими ковбоями Маккоя. Он предпочитал одиночество и, как правило, держался особняком. Кличка его объяснялась цветом кожи, а не происхождением. Майк был апач с примесью дурной белой крови. Он унаследовал все пороки обеих рас, а вот добродетелей — никаких. Старику Анси с его дьявольским характером доставляло удовольствие держать при себе чумазого черта, а другие ковбои ранчо «-М» из клановой солидарности терпели его возле себя но лишь терпели…Пока Боров Холидей наблюдал, как в углу зала протекает игра в покер, по направлению к Вегасу с двух противоположных сторон скакали два всадника. Один из них — девушка, другой — мужчина. Мужчина натянул поводья возле платной конюшни и, поручив своего огромного черного коня заботам конюха, задал ему пару вопросов и направился вверх по Наггет-стрит, в сторону салуна «Первый шанс», озираясь по сторонам с видом человека, оказавшегося в незнакомом месте, где все ему ново и интересно. Девушка, которая въехала в город чуть позже, привязала к коновязи своего коренастого пегого и, время от времени кивая попадавшимся навстречу знакомым, зашагала вниз по той же улице, заглядывая в витрины магазинов, останавливаясь перед теми из них, которые особенно привлекали ее женское внимание, время от времени заходя внутрь и делая покупки. И везде ей приветливо улыбались и кивали, и делали это с глубоким почтением. Она была еще довольно далеко от салуна «Первый шанс», когда разразился скандал.Человек, шагающий в сторону салуна с противоположной стороны, был к нему гораздо ближе.За столом в углу играли тихо, как всегда играют по-крупному. Слышен был только мягкий шелест карт, позвякивание монет и односложные замечания, которыми время от времени обменивались игроки. Ставки делались молча, взятки сгребались тоже без слов.Два игрока, здешние скотоводы, выигрывали, один проигрывал. Высокий незнакомец в черном сюртуке оставался при своих.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...