ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR AngelBooks
«Свальба на Рождество»: Эксо-Пресс; Москва; 2001
ISBN 5-04-006789-5
Аннотация
Вернувшись в знакомые места после долгого отсутствия, Мэри Фэрфилд узнает, что Хьюго Лейтон, с которым она четыре года назад обменялась клятвами вечной любви, вот-вот совершит непоправимую ошибку, женившись на женщине, чье сердце отдано другому. У Мэри есть всего три недели, чтобы вернуть себе любимого, а заодно устроить судьбу несчастной невесты. Ей приходится идти на самые отчаянные хитрости, но ведь когда любишь — все средства хороши!
Валери Кинг
Свадьба на Рождество
1
Мэри Фэрфилд в сотый раз принималась растирать застывшие пальцы, тревожно вглядываясь в ночной мрак. В любой момент на дороге мог появиться экипаж, которого она и двое ее спутников ожидали с нетерпением. К счастью, в эту декабрьскую ночь 1818 года над Дербиширом нависла глубокая тьма, которая скрывала Мэри и ее сообщников от глаз проезжих, опасавшихся нападения грабителей.
А ведь сегодня ей предстояло выступить именно в роли грабительницы! На Мэри был мужской костюм, состоявший из темно-синего сюртука, бриджей, теплого плаща и высоких сапог. Ее длинные темные локоны скрывались под париком, а верхняя часть лица — под бобровой шапкой и полумаской. Господи, неужели это все происходит наяву? Неужели она наконец здесь, в северной Англии? Но главное — неужели она и в самом деле подстерегает экипаж лорда Рейнворта? А что, если ее схватят? За такое чудовищное преступление, как грабеж на большой дороге, могут ведь и повесить!
Но густые низкие облака, старые деревья и кустарники по сторонам узкой проселочной дороги словно объединились в своих усилиях защитить ее. Короче говоря, это было превосходное укрытие, откуда она могла напасть на богатого и знатного Хьюго Лейтона, шестого виконта Рейнворта, и потребовать от него хоть несколько гиней в помощь беднякам. А если бы он оказал сопротивление, она бы могла потребовать от него еще и поцелуй в придачу!
Когда четыре с половиной года назад она впервые встретилась с ним, он не был еще шестым виконтом. Тогда он был просто Хью, брат ее милых подруг Джудит и Констанции Лейтон, с которыми она училась у мисс Тиверсолл в пансионе для благородных девиц. Ей тогда было шестнадцать лет. По правде говоря, Хью так никогда и не стал для нее лордом Рейнвортом, а навсегда остался ее дорогим Хью, ее любимым и единственным…
И вот теперь она намеревалась его ограбить! Во всяком случае, участвовать в ограблении, потому что сегодняшнее нападение задумала не она, а орудовавший в Дербишире разбойник, известный под именем Белый Принц, который стоял сейчас в нескольких шагах от нее.
Вообще говоря, дороги последнее время стали безопасны для путешественников. Современные экипажи были быстроходнее и легче, почтовые кареты хорошо охранялись. Все это положило конец произволу грабителей, еще тридцать лет назад наводивших ужас на проезжих. Однако с недавних пор все изменилось. После того, как ввели хлебные законы, а местные ткачи разорились с появлением больших текстильных фабрик, население совсем обнищало. Целые семьи остались без всяких средств к существованию. Вот тогда-то и появился Белый Принц, который собирал мзду с проезжающих, тщательно выбирая среди них людей наиболее обеспеченных, и раздавал деньги бедным. Последние два года этот человек был единственной надеждой и спасением для бедняков Дербишира, да и других северных графств. Так что следовало признать, что Белый Принц не был заурядным грабителем. Это был старый добрый друг Мэри Лоренс Самеркот.
Мэри приехала сегодня в Эбботс-Энд с единственной целью — посетить расположенную поблизости усадьбу Хэверседж-Парк, родовое гнездо лорда Рейнворта, где он жил с четырьмя сестрами и братом Китом. Но прежде чем известить Джудит и Констанцию о своем приезде, она решила прогуляться по деревне. Во время этой прогулки к ней пристал хромой нищий. Его одежда, речь, манеры были настолько естественны, что только после десятиминутного разговора Мэри заподозрила что-то неладное. Она уже успела испугаться, что ее собираются похитить, когда он наконец обнаружил себя — это был не кто иной, как Лоренс Самеркот.
Ну и удивил же он ее!
Последовала долгая увлекательная беседа. Нет, он не уехал в Америку, как думали многие. Да, ему доставляло огромное удовольствие его занятие. Велика ли его шайка? Не слишком, но он пользуется широкой поддержкой и у горожан, и у жителей местных деревень. Попытайся только стражи порядка его схватить, многие встанут на его защиту.
Вот тогда-то Лоренс и предложил ей присоединиться к нему. Мэри сразу поверила в благородство его намерений; кроме того, она всегда была любительницей приключений. Когда же она узнала, что в качестве очередной жертвы намечен лорд Рейнворт, то просто не смогла устоять.
Лоренс объяснил ей свой выбор.
— Я знаю, он немало потрудился, чтобы вернуть благосостояние своей семье — его отец был расточитель и к тому же игрок. Я знаю, что нигде, в Дербишире фермерам не живется так хорошо, как на его землях, благодаря его личным стараниям. Но зато он не приложил никаких усилий, чтобы повлиять на других землевладельцев, разоряющих арендаторов. Я хочу, чтобы Рейнворт знал, что он не оправдал свой титул, хотя в собственных владениях он может служить примером образцового хозяина.
Мэри не поняла, что Лоренс имел в виду под «оправданием титула», но, что бы там ни было, она решилась — она переоденется мужчиной и отправится с Лоренсом за добычей. Ей хотелось взглянуть на Хью со стороны, увидеть, каким он стал, проверить собственные чувства…
И вот она здесь, в зимнюю полночь, замирая от страха, ждет появления Хью.
Мэри снова и снова вглядывалась во мрак. Холод пронизывал ее до костей.
Дорога в Хэверседж-Парк лежала между сугробов. Толстые стволы дубов и буков теснились вдоль нее, как танцоры в переполненной бальной зале. Когда же наконец мелькнут между стволами огни экипажа Хью?
Мэри иногда казалось, что, если она приглядится попристальнее и пожелает сильнее, любимый человек появится перед ней как по волшебству. Но как ни старалась, она пронзить взглядом ночную тьму, как ни желала приблизить момент свидания, мрак не рассеивался и чуда не совершалось.
Величественные кроны вековых деревьев у нее над головой дрогнули под порывом холодного декабрьского ветра, издав звук, напоминающий смех. Они смеялись над ней, незваной гостьей, явившейся взглянуть на своего возлюбленного!
В самом деле, какая глупость…
Ну и что же! Пусть это безрассудство — девушке преследовать мужчину. Пусть смеются деревья, пусть поглотит ее ночная тьма — она снова увидит Хью, а остальное не имеет значения! Мэри готова была забыть свою гордость, чтобы узнать, почему он так внезапно прекратил переписку с ней пять месяцев назад. И почему он посоветовал ей поискать себе мужа.
Очень ей нужен в мужья кто-то другой, кроме него!
Ей нужен Хью, и только он, ради этого она проделала длинный путь из своего дома неподалеку от Брайтона на юге Англии в этот холодный суровый северный край.
Нервное возбуждение охватило ее. Обрадуется ли ей Хью или отвергнет ее? Но что бы ни случилось, она была счастлива оказаться наконец поблизости от Хэверседж-Парка.
Что-то блеснуло вдали. Фонарь приближающейся кареты мелькал, то исчезая, то снова вспыхивая, как свеча на ветру.
— Лоренс! — прошептала она. — Карета! Это, наверное, Рейнворт.
Лоренс подошел к ней.
— Твоя маска держится надежно? — спросил он, нахмурившись. — Проверь как следует. Если кто-нибудь узнает тебя — а с Рейнвортом, может быть, едет целая компания, нам всем не поздоровится.
Мэри дотронулась до своей полумаски и убедилась, что ленты завязаны прочно. Она хорошо видела сквозь прорези в маске и надеялась только, что в тусклом свете фонарей Хью не разглядит изумрудную зелень ее глаз. Если это случится, он сразу же ее узнает. Необычный цвет глаз Мэри с детства привлекал всеобщее внимание.
И все-таки ей не верилось, что он может не узнать ее — хотя бы по очертанию губ, по улыбке, по всему облику, наконец. Ведь полумаска скрывала только верхнюю часть ее лица.
По мере приближения огней сердце у нее билось все сильнее. Неужели она вновь, после стольких лет, увидит Хью? Это казалось ей невозможным. Колени у нее задрожали, она вдруг заметила, что последние несколько минут почти не дышала. Не хватало еще упасть в обморок как раз тогда, когда ей было необходимо владеть собой в совершенстве!
На частых поворотах дороги огни фонарей начинали кружиться как в бешеном танце. Карета приближалась. Мэри уже слышала стук копыт и крики кучера, подбадривавшего лошадей.
Хьюго Лейтон, шестой виконт Рейнворт, смотрел в окно кареты, за которым мелькали очертания деревьев. Это его успокаивало. Хью уже давно заметил, что, когда глаза его были чем-то заняты, на душе становилось спокойно и он мог решать самые сложные вопросы. А ему предстояло решить несколько таких вопросов в связи с его усадьбой в Дербишире. Во-первых, он предполагал возобновить на своей земле разработки плавикового шпата. По его сведениям, залежи этого минерала имелись только в одном месте в мире — в Дербишире.
Но откуда взять средства на открытие шахты?
А на плату рабочим?
Хью еще до конца не отдавал себе отчета, на какой риск и на какие расходы ему предстояло пойти. А главное — он не был уверен, что грядущие доходы эти расходы покроют. Очень уж много следовало принимать во внимание…
Как все-таки странно сложилась его жизнь, что он начал рассуждать как коммерсант, а не как аристократ!
В правой руке Хью держал трость с бронзовым набалдашником, которой твердо уперся в пол, чтобы сохранять равновесие на грязных, ухабистых дорогах. Проселочные дороги вокруг Хэверседж-Парка и между окрестными деревнями еще не были вымощены щебнем, как это делалось на юге. После такой тряски он рисковал вернуться домой в синяках, но с помощью трости ему удавалось свести эту опасность до минимума.
Частенько из-за своей трости Хью чувствовал себя стариком, но старался не придавать значения этому мимолетному чувству. В конце концов, к любому делу следует подходить с практической стороны. Он был теперь деловым человеком, и разъезды имели такое же важное значение для восстановления семейного состояния, как и его неусыпное внимание к ведению усадебного хозяйства.
Хью не только хотел вновь открыть шахту, но и собирался продать на сруб. часть леса, чтобы увеличить пахотные угодья. Продажа леса должна была пополнить его средства немедленно, о более длительных перспективах он предпочитал пока не задумываться. Как бы то ни было, многие фермеры по всей стране сейчас выбивались из сил, чтобы извлечь какой-то доход, но его арендаторам это удавалось лучше, чем другим. За последние три года он изучил новейшие сельскохозяйственные методы и смог улучшить положение дел не только на собственной ферме, но и у своих арендаторов.
Хью было известно, что большинство фермеров в Дербишире едва сводят концы с концами, но он прекрасно понимал, что не может помочь всем. Главное, у его арендаторов дела шли неплохо. Он улыбнулся при мысли, что стал теперь не менее сведущ в разных сортах удобрений, чем в кодексе джентльменского поведения в гостиной. Весной Хью собирался в Норфолк, чтобы познакомиться там с достижениями известного на всю страну фермера, добившегося в своем хозяйстве удивительных успехов. Подобные уроки должны были помочь ему восстановить семейное состояние.
«Да, предстоит еще длинный путь», — подумал Хью со вздохом. Ему было двадцать семь лет, но он чувствовал себя так, словно ему было все сорок. Юность осталась далеко позади. Хью сознавал, что никогда ему уже не испытать той свободы и беззаботности, с какой он, бывало, мчался на коне по отцовским землям, с легкостью преодолевая любое препятствие, будь то живая изгородь или каменная ограда. Теперь, поднимаясь каждое утро чуть свет, он после поспешного завтрака принимался за дела. И так пройдут годы! День изо дня он будет изучать конторские книги, толковать с управляющим, принимать решения о строительстве, о ремонте, о земле… Следовало смириться с тем, что таково его будущее, и ничего больше от жизни не ждать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...