ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Маркиз вспомнил своего похотливого деда, старого аристократа, с чувственным ртом, в парике. Если бы он не сломал себе шею после неудачного прыжка лошади через чужой забор, то на следующий день его уложила бы пуля из пистолета одного из бывших друзей, которого он имел неосторожность оскорбить. После этого трагического события «бывший друг» деда так презрительно фыркал на его похоронах, что отец маркиза язвительно пробормотал на ухо своему подрастающему сыну, что он, дескать, не знает, считать ли это фырканье выражением печали или сожалением по поводу того, что этот самый «бывший друг» не успел собственноручно пустить ему пулю в лоб.Лорд Оберлон остановился, увидев, что завладевшие его умом мысли привели его на Милсом-стрит, находившуюся в противоположном конце от его Беркли-сквер. Он повернул обратно. «Что за нелепость, — думал он, — я должен сражаться с молодым джентльменом, о существовании которого месяц назад даже не подозревал». Да, это был человек, которого Джейсон Кэвендер меньше всего хотел бы вызвать на дуэль. Окажись на месте Монтейта кто-то другой, например, сэр Файли, он отнесся бы к предстоящему поединку совсем иначе. Хотя унаследованное от отца отвращение к дуэлям и связанным с ними утратам несколько приглушило его ярость, он не мог вспоминать о сэре Уильяме Файли с меньшим презрением. Оберлон поймал себя на мысли, что даже сейчас с радостью скрестил бы с ним шпагу, если бы полностью был уверен в его неприглядной роли в том прошлом деле. «Черт бы побрал их обоих, Файли и Элизабет». Он прекрасно представлял себе, что Файли испытывал к нему лютую злобу, но этот пакостник слишком дорожил своей шкурой, чтобы делать это открыто. Что касается Элизабет, то он также знал, что к концу жизни она ненавидела его не меньше, чем своего совратителя. Усилием воли он заставил себя оборвать эти неприятные воспоминания. Элизабет мертва и давно покоится в могиле, и вместе с ней навечно скрылись в земле и ее ненависть, и ее боль.Маркиз подошел к своему особняку и протянул руку к кольцу. Не дожидаясь стука, Рэббел тотчас открыл дверь.— Ваша светлость? Граф Марч ждет вас в вашем кабинете.— А-а, мой верный секундант приехал подбодрить меня.Лорд Оберлон, не задумываясь, произнес эти слова о дуэли.Неестественно предупредительное поведение слуги было ясным свидетельством его полнейшей осведомленности о вечернем фиаско его господина. Когда дворецкий помогал хозяину снять пальто и перчатки, тот порывался спросить его, каким образом слуги молниеносно и безошибочно узнают самые последние новости и сплетни.Размышляя об этом, он вошел в свой кабинет.— Вы здесь, Жюльен? — сказал он, открывая дверь. — Ну что же, отлично. Как видите, я схлопотал себе пищу для ума на весь вечер. Вы пришли выразить мне свою симпатию? Или сказать, что я круглый дурак?Граф прошелся по комнате и подошел поближе к большому итальянскому мраморному камину. Казалось, что он пребывает в таком же глубоком раздумье, в каком незадолго до их встречи был сам Джейсон Кэвендер.— Послушайте, Сен-Клер, — продолжал маркиз, — это мне есть над чем задуматься, но не вам. Ваша задача предельно проста. Вам нужно только оттащить юнца, после того как я сделаю свое дело.Граф резко дернул плечами и, повернувшись спиной к камину, продолжал мерить шагами кабинет маркиза.— Вы долго не возвращались домой, Джейсон. Действительно, до вашего прихода я ломал голову над вашим положением. Когда вы вошли, я как раз подумал, что было бы неплохо скрутить руки вашему Монтейту, запихнуть его в мешок и отправить с моим капитаном в Вест-Индию. Может быть, после такой заморской прогулки, поработав у меня на плантациях счетоводом или кем-нибудь еще, он научился бы больше ценить жизнь здесь, в Лондоне.— Уверяю вас, что сей молодой человек не выдержал бы условий тех островов уже в течение первого месяца. Или ему не подошли бы убеждения местных жителей, или взбрело бы в голову вызывать на дуэль всех тамошних лидеров. — Ни сам маркиз, ни его друг не засмеялись этой шутке. — Здесь дьявольски холодно, Жюльен, — сказал маркиз после короткого молчания. — Не выпить ли нам хереса?Граф кивнул головой. Когда оба они со стаканами в руках уселись возле потрескивающих углей, снова воцарилась тишина.— Как бы мне ни было неприятно говорить об этом, Джейсон, я должен выяснить у вас вопрос об оружии. Поскольку инициатором дуэли является Монтейт, я буду считаться с вашим предпочтением.— Вы серьезно спрашиваете меня об этом, Жюльен? Разумеется, только не пистолеты. Это слишком варварское оружие. Вы это прекрасно знаете. Несмотря на все то, что наговорил и натворил этот щенок, у меня нет ни малейшего желания убивать его. Не думаю, что у него может быть большой опыт владения шпагой. Поэтому я надеюсь, мне удастся сделать быстрый и точный бросок и ранить его в руку. Это охладит его кровавые инстинкты. По крайней мере на месяц.— Именно это я и рассчитывал услышать от вас, Джейсон. Кроме этого, я хотел сказать вам, что Монтейт — превосходный стрелок. Так говорит Гарри. Правду говоря, я бы опасался за исход поединка, если бы вы выбрали пистолеты.— Ну и шуточки, Жюльен. Вы всерьез полагаете, что меня может шлепнуть этот желторотый юнец? Нет, можете не отвечать. Интересно, однако, откуда у бедняги Гарри такие сведения? И вообще, судя по его разинутому рту, похоже, в тот злополучный вечер он даже не подозревал о намерениях Монтейта.— Я сочувствую Гарри. Он оказался между двух огней. Я знаю, что он с уважением относится к вам, в то же время долг чести потребовал от него согласия выступить секундантом на стороне друга. У меня язык не повернется обсуждать с ним эти технические вопросы. Господи, ну что я буду говорить ему? Нет, лучше я отдам его на попечение Кейт. Она умеет обращаться с ним.Граф встал и поставил пустой стакан на полку буфета.— Теперь я пойду, Джейсон. Уже первый час. Вам пора отдыхать. Завтра утром вы должны быть в отличной форме. Я буду у вас до семи утра. В экипаже.— В экипаже? Жюльен, вы пугаете меня. Я надеюсь выехать обратно из парка на своем жеребце.Граф усмехнулся, но промолчал. Он решил не выдавать Кейт: не говорить маркизу, что это она настаивала на экипаже. Направляясь вместе с ним к выходу, он спросил:— Как вы теперь поступите с Мелисандой, Джейсон?Лорд Оберлон пожал плечами:— Дом, в котором она живет, оплачен. Срок аренды истекает через три месяца. До истечения этого срока она может оставаться там. Я не сомневаюсь, что за это время с ее красивым лицом и фигурой ей будет нетрудно найти себе другого любвеобильного джентльмена. Вам известно, — продолжал он с наигранной веселостью в голосе, — что Монтейт подарил ей амазонку для верховой езды? Вам известно, что он раздобыл для нее кобылу по кличке Кокетка? Вы знаете, что он сравнивал ее с Прекрасной Еленой из Трои и Афродитой? Я уверен, Мелисанда никогда не слышала этих имен. Если вдуматься, его изобретательность носит устрашающий характер. Уверяю вас, его решимость убить меня — больше, чем просто угрозы. Но как бы мне хотелось знать, что все-таки прячется за этим?— Костюм для верховой езды, — повторил граф, не удержавшись от смеха.Однако он тут же снова стал серьезным. Ситуация была достаточно мрачна, чтобы располагать к шуткам. Стоило только вспомнить, как выглядел Монтейт во время своих громогласных заявлений о намерении во что бы то ни стало добиться своей цели. От всего этого у графа голова шла кругом. На пороге он остановился и взял друга за руку. В присутствии бдительного Рэббела он не стал много говорить.— Вы поступаете правильно, Джейсон, — тихо сказал он. — До завтра. Глава 24 Утро выдалось хмурое и промозглое. Скинувшие листву дубы и вязы, как безмолвные часовые, стояли на твердой промерзшей земле. В этот ранний час на северной окраине пустоши Хаунслоу-Хит не было ни души: ни бродяг, ни случайных прохожих, ни зевак. Не было видно даже обычно промышлявших здесь подозрительных личностей. Должно быть, в такую непогоду они забились подальше в свои логова. Унылое шуршание голых ветвей прерывалось только доносившимися издалека глухим стуком конских копыт, скрипом колес да чириканьем неугомонных воробьев.Сэр Гарри Брэндон украдкой взглянул на друга и при виде его сурового сосредоточенного лица беспокойно заерзал в седле. Обычно блестящие глаза лорда Гарри померкли и сузились, губы вытянулись в тонкую бескровную нитку. Лорд Гарри не сказал ему ни слова, только попросил выделить из его небольшой конюшни лошадь под седло — для Потсона. Брэндон также молча, кивком, подтвердил свою готовность выполнить его просьбу, хотя она вызвала у него тревогу. В разъездах до конюшни и обратно можно было потерять драгоценное время, и тогда они рисковали не поспеть на место к семи часам. Но лорд Гарри, казалось, не обращал внимания на его беспокойство. Сэр Гарри даже засомневался в том, что его друг имеет представление о кодексе чести джентльмена. Согласно правилам, дуэль отменялась, если один из противников являлся позже назначенного времени.Однако сэр Гарри был вынужден признать свои опасения напрасными. Лорд Гарри, безусловно, отдавал себе отчет в своих поступках. За несколько минут до назначенного времени их небольшая кавалькада выехала из леса и оказалась на большой открытой площадке. Менее чем в двадцати шагах от них стоял городской экипаж графа Марча.Когда они спешились и привязали лошадей, Хэтти повернулась к сэру Гарри и сказала:— Я знаю, чего вы боялись. Вы думали, что я мог заставить вас опоздать. Напрасно, Гарри. Я точно рассчитал время. Но я не мог отказать себе в небольшом удовольствии — совершить выход на сцену после сбора почтенных гостей. По-моему, я сделал это вполне прилично. Разве не так?Сэру Гарри не хватило находчивости для быстрого ответа, чтобы по достоинству оценить это замечательное свидетельство хладнокровия, поэтому он только коротко кивнул:— Вполне.Хэтти со спокойным видом наблюдала, как сэр Гарри суетился возле лошади, прилаживая уздечку.— Вам, наверное, необходимо переговорить с графом Марчем? Вы понимаете, что я имею в виду? Выбор оружия.— Да-а, — сказал Гарри, переходя на шотландский диалект, унаследованный им от матери.После того как сэр Гарри удалился на приличествующее расстояние, с которого нельзя было слышать человеческого голоса, Хэтти повернулась к Потсону. Все это время он молча, с мрачным видом топтался поодаль, непрерывно сминая полы пальто.— Не покидайте меня, Потсон. И дайте мне слово ни во что не вмешиваться. Обещайте не вмешиваться, что бы ни случилось.Потсон по-прежнему хранил гробовое молчание. Хэтти начала трясти его за руку:— Черт побери, Потсон, не молчите. Обещайте.— Но мастер Дэмиан никогда не одобрил бы этого, мисс Хэтти. Боже, он никогда…— Перестаньте. Сейчас неподходящее время, чтобы распускать слюни. Вы обещаете мне, что останетесь со мной до конца и будете держать язык за зубами?— Да, мисс Хэтти, — сказал он, наконец, глядя ей прямо в разгневанные синие глаза. — Клянусь, но мне ненавистна мысль о том, что может случиться.— Ненависть как нельзя лучше подходит для этой проклятой ситуации. Значит, договорились? Теперь я ухожу. Оставайтесь здесь.Она решительно повернулась на каблуках, издавших громкий скрип от соприкосновения с замерзшей землей, и большими шагами, не оборачиваясь, направилась к кружку из трех джентльменов.Два часа назад Хэтти уже просчитала в уме предстоящий поединок. Она понимала, что успешный исход дуэли зависит от хладнокровия, и поэтому не пожалела времени на оттачивание мастерства. Она мысленно вскидывала свой, дуэльный пистолет, наводила его на воображаемую мишень, охотилась за ней, поворачивала туловище из стороны в сторону и ласково поглаживала курок. Снова и снова, минута за минутой она отрабатывала каждое движение. Все это продолжалось до тех пор, пока сосредоточенность не достигла высшего предела, пока мозг не воспринимал ничего, кроме единственной заветной цели.Теперь у нее не оставалось ни капли страха, ни капли сомнений. Она не должна промахнуться.Так думала она, приближаясь к недругу. Походка ее была размашиста и небрежна, руки в теплых перчатках — тверды и сухи.Она мельком взглянула на графа и, прищурившись, пристально посмотрела на маркиза.— Доброе утро, ваша светлость, милорд Марч.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...