ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это нехорошая семья. Убийство сына собственным отцом — это страшная трагедия для дома. Я не хочу, чтобы она коснулась тебя. Ты должен оставить меня. Я не могу выйти за тебя замуж. На мне кровь моего брата. Господи! Я ничего не могу поделать с этим. От этого нет спасения. Слепая приверженность чести в отце совсем не удивляет меня. Но убить собственного сына! Этого я никогда не смогу понять. Это же его сын! Нет, Джейсон, ты не можешь иметь такую запятнанную жену.Черные брови маркиза сошлись на переносице, его руки еще крепче сжали ее пальцы.— Бедный Джейсон, — продолжала она тихим протяжным голосом. — Я не могу сделать для тебя ничего хорошего. Я только разбередила твои старые раны и нанесла новые. Как странно! Ты, кого я считала порочным жестоким человеком и называла дьяволом, оказался невинным. Ты такой хороший и добрый. Тебе хочется, чтобы всюду торжествовала справедливость. Но это невозможно. Я знаю, ты можешь возразить мне, что Дэмиана нет в живых. Я знаю, тело его давно покоится в земле. Но его убил мой отец, и не важно, как он преподносит это. Важно, что это произошло. Понимая все это, ты не можешь не уйти, Джейсон. Сейчас ты не можешь желать, чтобы я стала твоей женой.Она почувствовала, как обвившиеся вокруг нее сильные руки на секунду сжали ее как в тисках. Слезы подступили к ее глазам и хлынули ручьем. Обессиленная, она упала ему на грудь. Он не отпускал ее до тех пор, пока громкие рыдания не перешли в редкие судорожные всхлипывания, перемежавшиеся икотой.Он вынул белоснежный носовой платок из кармана жилета и вложил ей в руку. Она обвила его шею руками и уткнулась лицом ему в плечо. Наконец она подняла заплаканное лицо и сквозь всхлипывания заговорила прерывающимся голосом:— Что мне теперь делать? Я не могу оставаться в одном доме с отцом. Будь на моем месте лорд Гарри, он вызвал бы сэра Арчибальда на дуэль.Маркиз вынул носовой платок из ее ослабевших пальцев и аккуратно вытер ей лицо.— Конечно, моя любимая, я понимаю, что тебе тяжело оставаться в этом доме. Я хочу, чтобы ты уехала со мной. Потерпи, Хэтти. Мы сделаем это, как только я получу специальное разрешение. Это займет у меня всего один день.К его величайшему удивлению, она сердито оттолкнула его.— Послушай меня, Джейсон. Черт возьми, я уже все объяснила тебе. Ты должен взять свое предложение обратно. Пойми, я не нуждаюсь в твоей жалости. Слышишь? Я хочу, чтобы сейчас вы оставили меня, ваша светлость. И постарайтесь забыть все. Видит Бог, я не могу поступить иначе. Ах, как бы я хотела, чтобы в этом не было вины отца. Если бы это был Файли!Маркиз стиснул ее руки, пытаясь приблизить ее к себе и заставить смотреть ему в лицо.— Эти разговоры совершенно ни к чему, Хэтти. Ты, наверное, лишилась здравого смысла, если думаешь, что я собираюсь жениться на тебе из жалости. Хэтти, милая, ты можешь понять, что я забочусь о тебе? Что я люблю тебя? Разве я из жалости сажал тебя к себе на колени? Ты думаешь, я притворялся, когда ласкал тебя?— Не надо, Джейсон. Я представляю, сколько у тебя было таких разговоров и скольких женщин ты ласкал. То, что было между нами, не может значить многого для тебя. Ты сам говорил, что не испытывал любви к Элизабет, и тем не менее предложил ей свою руку. Зачем мне твоя жалость? Какой толк от твоей джентльменской чести, если я этого не заслуживаю?Ему хотелось хорошенько встряхнуть ее.— Черт побери, не надо сваливать все в одну кучу! Ты же знаешь, что к тебе я отношусь совсем иначе! Хэтти, — он вновь заговорил ласково, — ты должна понимать, какие чувства я испытываю к тебе. Перестань противоречить мне, это ни к чему не приведет. И нужно терпимее относиться к сэру Арчибальду. Вряд ли он изменится. Мы должны принять его таким, каков он есть. Я понимаю, как велика твоя потеря. Ты не забыла этой трагедии и продолжаешь оплакивать Дэмиана. Но при любых обстоятельствах мы должны быть вместе.Она отчужденно смотрела на него, храня гробовое молчание. Маркиз продолжал уговаривать ее в прежнем мягком тоне:— Тебе не удастся убедить меня, что тебе нет до меня дела, Хэтти. Я слишком хорошо изучил тебя, ты это знаешь.Час назад я доставил тебе удовольствие, которого ты никогда не испытывала. Я пробудил в тебе желание, от которого ты никогда не откажешься. Признайся, что это так. Иначе бы ты тогда не закричала.Вместо этих увещеваний он предпочел бы без лишних слов взвалить ее на плечо и немедленно увезти к себе. Но он знал свою Хэтти. Если бы он, ради ее же блага, проявил хоть каплю деспотизма, она скорее всего послала его к дьяволу. Однако в любом случае он категорически не желал оставлять ее одну, наедине с ее горем и ощущением предательства.Она отвернулась, подставив ему под нос свою одеревенелую спину. Что творилось в ее голове? Он не имел ни малейшего представления о ее мыслях, и это ужасно пугало его.— Хэтти! — вымолвил он. Она упорно не поворачивалась, поэтому он продолжал обращаться к ее спине: — Не думай, что я из упрямства продолжаю принуждать тебя. Я просто сказал тебе, что я чувствую, и хочу знать, как ты относишься к моим словам. Мне кажется, в данный момент у тебя еще нет четких представлений, как тебе поступить. У меня тоже. Нам нужно некоторое время, чтобы подумать, особенно тебе. Если ты так к этому стремишься, сейчас я оставлю тебя, но хочу, чтобы ты разрешила мне позже пообедать вместе с тобой. Может быть, мы более разумно решим, что нам делать дальше.— Очень хорошо, — тотчас сказала она.У него осталось впечатление, что ее ответ вовсе не означал согласия: просто она предпочла воспользоваться случаем остаться одной.
Рэббел вошел в библиотеку:— Ваша светлость.Глубокие морщины придавали его лицу озабоченный вид.Маркиз оторвался от листа бумаги. По правде говоря, он уже в который раз машинально перечитывал написанное, не понимая содержания.— Да, Рэббел?— Только что к нам пожаловал какой-то странный человек. Он стоит у наружной двери и настоятельно просит вашу светлость. Говорит, что у него к вам дело первостепенной важности, относительно мисс Ролланд.— Что?! — Маркиз вскочил на ноги. — Чего же вы медлите? Ведите меня скорее! Показывайте, где он?Через минуту маркиз стоял рядом с бледным и почти бездыханным Потсоном.— Боже милостивый! Ваша светлость, она убежала. Собрала свои вещички и была такова.— Что?— Ускакала из дома, не сказав никому ни слова. Удрала, ваша светлость. Милли прямо позеленела. Это она велела мне бежать к вам. Что нам делать?Маркиз похолодел: «Черт! Какой же я болван, что оставил ее одну».— Почему Милли решила, что мисс Ролланд убежала, Потсон? Еще не прошло трех часов после того, как я оставил ее.Говоря это, он с тревогой смотрел за окно. Уже темнело. «Скоро наступит вечер».— Милли сказала, ваша светлость, что мисс Хэтти вела себя весьма необычно. Она не произнесла ни слова, смотрела отсутствующим взглядом и ничего не замечала. Милли оставила ее одну только на пять минут, а когда вернулась, ее и след простыл. Никто не видел, как она ушла, ваша светлость. Даже судомойка Агнес, которая всегда все видит и знает, кто чем занимается, и та не заметила.— Понятно, — протянул маркиз, — даже Агнес не видела. Вы хорошо сделали, Потсон, что пришли ко мне.Он быстро и подробно рассказал Потсону о том, что произошло накануне.— Господи! — Потсон даже слегка присвистнул. — Кто бы мог подумать! Собственный отец мастера Дэмиана. Просто невозможно поверить! Слава Богу, что мастер Дэмиан не знал, какой человек его отец, и не предполагал, что с ним может случиться такое.— Я рассказал вам об этом, так как не сомневаюсь в вашей порядочности, Потсон. Даже ее брат, сэр Джон, не должен знать об этом. Так… Надо подумать. Попытаемся представить, куда бы она могла направиться.— Мисс Хэтти с детства обожала своего брата, — сказал Потсон и на секунду умолк. — Вы понимаете, что я имею в виду, сэр.Однако, судя по всему, маркиз не уразумел его намека.— Она могла поехать в Суссекс, ваша светлость, — продолжил Потсон. — Там находится загородный дом сэра Арчибальда. Белшир-Манор — кажется, так называется то место. Это недалеко от Эйтсфилда. Там похоронен мастер Дэмиан.— Спасибо, Потсон. Я думаю, мы не будем беспокоить сэра Арчибальда. Может быть, он и не хватится ее или подумает, что она отправилась вместе со мной в Торстон-Холл. Пожалуй, я пошлю ему весточку от моей сестры. Да, конечно, это стоит сделать. — Он покачал головой и похлопал Потсона по плечу. — Не беспокойтесь. Я сейчас же отправлюсь на ее поиски. Скоро она будет дома. Глава 34 Маркиз выбрался из грязи, присел на край канавы и, подняв голову к небу, разразился потоком брани, благо никто не мог слышать его в этой глуши. Рядом крутилось колесо опрокинувшейся коляски. Испуганные лошади били копытами и встре-воженно ржали. Он вскочил на ноги, как мог успокоил лошадей и пошарил глазами, отыскивая проклятый камень. Полускрытый выступ, из-за которого лопнула ось, притаился как раз перед въездом на заставу, совсем недалеко от Хэтфилда. Лишившись средства передвижения, маркиз невольно сравнивал себя, правда, без особого веселья в душе, с барахтающимся в кювете героем-неудачником из второразрядной пьески.Но это было только начало. Гнедую верховую лошадь, которую ему удалось с большим трудом нанять в Хэтфилде, угораздило сломать подкову всего в нескольких милях от того места, где валялся его сломанный экипаж. Пройдя пешком вместе с лошадью еще миль пять до деревни Дэвондейл, ему ничего не оставалось, как укротить свой гнев. Для этого ему понадобилось выпить три кружки эля в ближайшей таверне. Тогда он осмыслил итоги трехдневного путешествия не без юмора.К тому времени когда маркиз поднимался по ступенькам старой трухлявой лестницы на постоялом дворе «Серый гусь», его лицо было покрыто бурыми пятнами. Он рухнул, как сноп, на короткую шаткую кровать с сомнительной чистоты простынями. Нужно было заставить себя избавиться от мыслей, питавших его дурное настроение. Самые невероятные представления о Хэтти и мелкие дорожные неполадки довели его до колик в животе. Часы с кукушкой прокуковали час ночи, и вскоре после их неприятного пронзительного звука он сумел подавить навязчивые образы и, наконец, угомонился в своей продавленной постели.Наутро, проглотив несъедобный завтрак, состоявший из водянистой овсяной каши и каменного хлеба, он торопливо вышел из гостиницы. Он мрачно поглядел на свою понурую кобылу, окинул глазами серое небо и понял, что еще до конца дня успеет продрогнуть до костей. «Черт побери, не хватает только простудиться после всех этих передряг. Тогда Генриетте придется ждать лет пять, пока я притащусь к ней». Он улыбнулся при мысли о том, что он заставит ее делать, когда доберется до нее. И улыбнулся еще шире, представив, что он сам будет делать с ней. Он добьется, что она придет к согласию с самой собой и с ним.Незадолго до полудня следующего дня маркиз остановил свою загнанную лошадь вблизи главной дороги, недалеко от Брайердона, перед ржавыми железными воротами с выгравированной надписью «Белшир-Манор». Он был совершенно уверен, что Хэтти раньше него доберется до своих родных мест, потому что чего-чего, а расторопности и смекалки ей не занимать. Он уже предвкушал их предстоящую встречу. Удивится ли она его появлению? Что она скажет? Он не мог дождаться минуты, когда увидит ее. Однако его беспокоили прежние мысли: как, должно быть, глубока ее боль, если он не мог охладить ее пыл и предотвратить это бегство. Ах, эта проклятая боль! Он не знал, что с ней делать, но понимал, что должен что-то предпринять. Он все еще не мог поверить, что отец искал смерти для собственного сына. И все из-за политики, из-за убежденности сэра Арчибальда в том, что Дэмиан предал не только семью, но и Англию. От этих мыслей голова шла кругом. Он не мог себе представить, как Хэтти жила рядом с таким человеком.Маркиз провел лошадь через скрипучие ворота и оказался перед розовым трехэтажным кирпичным зданием, возведенным, судя по фасаду, во времена Стюартов. Дом располагался посреди небольшого парка. Земля в усадьбе сохранила лишь слабые следы былого ухода. Создавалось впечатление, что жизнь здесь приостановилась из-за долгого отсутствия хозяина и работящей прислуги. Натянув поводья лошади возле осевших плит лестницы, маркиз оглянулся по сторонам, надеясь увидеть мальчика, помощника конюха.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...